ананьева тревога

АНАНЬЕВА ТРЕВОГА Тревога

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Маркус.

Война на востоке Украины

Валерий с собратьями, 12 августа 2014, АТО

2017, на Пути Святого Иакова

На презентации своей книги «Следы на дороге» в библиотеке Mimico Centennial Library в Торонто, Канада

2015 Валерий начал писать книгу. Раньше не было возможности полноценно заниматься этим. Было несколько попыток продолжить работу, но проблемы со здоровьем мешали. И только после пешего путешествия Валерий смог закончить книгу о Вооружённом конфликте в Донбассе «Следы на дороге». Процесс написания был для автора тяжелым. В начале февраля 2018 рукопись была завершена и началась подготовка к печати.

Вторжение России в Украину

15 сентября 2023

Готовое сочинение к варианту №29 сборника «36 типовых вариантов» под редакцией И. П. Цыбулько, Р. А. Дощинского.

3а дверью тревожно залаяла собака. Инженер Ананьев, его помощник студент фон Штенберг и я вышли из барака посмотреть, на кого она лает.

В чём опасность пессимистического отношения к жизни для развития цивилизации? Именно этот вопрос находится в центре внимания А. П. Чехова в предложенном тексте.

Так, студент из приведённого фрагмента скептически относится к результатам тяжёлого труда. Он размышляет о бренности всего сущего, о том, что от новых изобретений, зданий, железной дороги и самих строителей однажды не останется ни следа. Автор подчёркивает, что подобный способ мышления не приносит никаких плодов и лишь отравляет жизнь человека.

Также собеседник студента, инженер Ананьев, приводит абсурдный пример, доказывающий несостоятельность пессимистических взглядов. Если кто-либо начнёт читать Шекспира или Дарвина, то не сможет понять ни строчки, потому что посчитает это «вздором». Такой читатель будет думать о своей смерти, зная, что великие мыслители тоже умерли. В этом и заключается опасность пессимизма.

Приведённые примеры взаимосвязаны и показывают, насколько большим заблуждением является пессимистическое отношение к жизни. Подобные мысли останавливают развитие человека.

Итогом размышлений писателя становится следующая позиция: при пессимистическом способе мышления «невозможны никакой прогресс, ни науки, ни искусства, ни само мышление».

Нельзя не согласиться с точкой зрения автора. Действительно, пессимизм может завести человека в тупик. Именно так относился к жизни Печорин из романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Он не знал, для какой цели родился и в чём заключался смысл его существования. Вот почему Печорин всегда и везде оказывался лишним.

Таким образом, мысли о бессмысленности всего сущего мешают нам двигаться вперёд, ставить перед собой новые цели, заниматься науками и духовным развитием.

«За сохранность работ сейчас нет тревоги»


АНАНЬЕВА ТРЕВОГА

Фото Владимира Гердо / ТАСС

Промсвязьбанк, добившийся ареста активов братьев Ананьевых, в том числе коллекции музея ИРРИ, не оставляет попыток вернуть с Кипра главные арт-хиты собрания Алексея Ананьева

Два дня назад The Artnewspaper Russia со ссылкой на Наталию Чечель, заместителя директора департамента музеев Минкультуры РФ, написала, что Министерство культуры рассчитывает, что Промсвязьбанк в случае получения коллекции ИРРИ в счет погашения многомиллиардных долгов прежних владельцев сохранит институцию. Forbes Life обратился за комментариями в Промсвязьбанк, чтобы выяснить, какие у него планы на коллекцию, здание и музейную институцию.

В ответ банк сообщил, что ему «стало известно, что ответчиками предпринимаются действия по отчуждению картин в пользу Кипрской компании Diolelta. Так как коллекция картин советского реализма имеет высокую художественную и историческую ценность именно для нашей страны, банк заинтересован в сохранении коллекции на территории Российской Федерации и недопустимости ее утраты как в имущественном, так и в искусствоведческом смысле». Очевидно, что Промсвязьбанк пытается вернуть в страну хиты коллекции ИРРИ — работы Георгия Нисского, Александра Дейнеки, Исаака Бродского, Александра Герасимова. 19 июня этого года приставы, арестовавшие собрание ИРРИ, не обнаружили этих картин в хранилище музея. Как сообщал «Интерфакс», «Музей передал картины кипрской компании Diolelta Investments Limited, связанной с супругой Алексея Ананьева, следует из показаний сотрудников ИРРИ». Пока, как сообщил Forbes Life источник, шансы на возвращение работ в Россию невелики — у картин, купленных на аукционах за границей, по сути отсутствует ввозная экспертиза.

Хотя до решения суда бессмысленно строить прогнозы, представитель Минкульта предположила, что призыв сохранить ИРРИ как институцию Промсвязьбанк воспринял положительно. « В момент ареста коллекции нам удалось объяснить представителям банка, что работам в музейном хранилище будет хорошо, там специальный климат-контроль, созданы все условия. И они согласились с нами. Так что за сохранность работ сейчас нет тревоги. Картинам в ИРРИ сейчас хорошо».

В современном мире, когда происходит постоянное развитие, масштабные и быстрые изменения социально-экономических и политических процессов, вопросы тревожности и общения становятся более актуальными, чем когда-либо. Труднее всего приходится подросткам с их не до конца сформировавшимися мировоззрением и системой ценностей. Актуальность данного исследования состоит в том, что проблема общения является одной из основных проблем подросткового периода.

Автор статьи предполагает, что уровень общительности подростка может напрямую зависеть от уровня его тревожности. Целью исследования является определение психологических особенностей общения подростков с разным уровнем тревожности.

Одной из основных проблем переходного возраста является проблема общения в целом и общения со сверстниками в частности. Взаимоотношения с друзьями, товарищами, одноклассниками находятся в центре внимания подростка.

Социальная изоляция или недостаток качественного общения, напротив, могут привести к различным психологическим проблемам подростков, таким как депрессия, апатия. Таким образом, общение в психологическом плане является неотъемлемой частью подросткового опыта, оказывая существенное влияние на их эмоциональное и социальное развитие.

Проблема тревожности также является одной из самых актуальных проблем современной психологии. Изучением тревожности занимались такие психологи как А. М. Прихожан, Р. Мэй, Ч. Д. Спилбергер, Б. Филипс, Е. В. Новикова. Тревожность занимает особое место среди негативных переживаний человека, она может привести к снижению работоспособности и трудностям в общении.

В настоящее время в психологии принято различать ситуативную и личностную тревожность. Ситуативная тревожность проявляется в конкретной ситуации, которая объективно вызывает беспокойство.

Тревожность как личностная характеристика может рассматриваться как черта, проявляющаяся в постоянной склонности к переживаниям тревоги в самых различных жизненных ситуациях, в том числе и таких, которые объективно к этому не располагают. Такая тревожность характеризуется состоянием безотчетного страха, неопределенным ощущением угрозы, готовностью воспринять любое событие как неблагоприятное и опасное. Подросток, подверженный такому состоянию, постоянно находится в настороженном и подавленном настроении, имеет затруднения в контакте с окружающим миром, воспринимая его как пугающий и враждебный. Закрепляясь в процессе становления характера, тревожность приводит к формированию заниженной самооценки и мрачного пессимизма.

Тревожность развивается как результат воздействия внутренних и внешних факторов. Преобладание тех или иных причин определяется возрастом. На развитие тревожности влияют различные факторы, такие как: эмоциональный опыт, личностные и биологические особенности, семейное воспитание, влияние школы. Кроме того, отмечается, что группу риска повышенной тревожности составляют дети и подростки, проживающие в неблагоприятных бытовых условиях, имеющие родителей с депрессивными и невротическими расстройствами, алкоголизмом, наркоманией. Также провоцирующим фактором может являться состояние здоровья подростка.

Проведённые специальные психологические исследования подтверждают, что число подростков, страдающих тревожностью, повышенным беспокойством, неуверенностью и эмоциональной неустойчивостью в наше время увеличилось.

Для проверки гипотезы о взаимосвязи тревожности и общения автор провел исследование, в котором приняли участие 64 человека 15-16 лет, обучающихся в одной школе. Для исследования были использованы методики «Исследование тревожности» (опросник Спилбергера) и «Тест оценки уровня общительности» В. Ф. Ряховского.

Проведенное исследование ситуативной и личностной тревожности у подростков позволило выявить группу с высокими показателями, как по личностной, так и по ситуативной тревожности (таблица 1). В частности, у 42% юношей и 14% девушек высокие показатели по обеим шкалам тревожности. По результатам исследования можно сделать вывод, что высокий уровень личностной тревожности в данной выборке больше проявляется у девушек, а ситуативная тревожность – у юношей.

Результаты исследования тревожности подростков по методике Ч. Спилбергера (в %)

Исследование уровня общительности по методике В. Ф. Ряховского среди подростков показало, что у большего числа испытуемых (57%) оказался нормальный уровень коммуникабельности (таблица 2). 7% испытуемых юношей попали в категорию «рубаха-парень» (общительность бьет ключом, всегда в курсе всех дел, любит принимать участие во всех дискуссиях, больше на несерьезные темы). 36% по результатам теста оказались в категории «весьма общителен», из них 29% юношей и 43% девушек.

Ни один человек из выборки не показал результатов явной некоммуникабельности и коммуникабельности болезненного характера.

Результаты исследования уровня общительности среди подростков (в %)

В заключение можно сказать, что проведенное исследование позволяет сделать вывод, что подростки с повышенным уровнем тревожности и хорошо развитыми навыками общения могут не пользоваться всеобщим признанием в группе, но и не оказываются в изоляции.

Социальная психология и общество
2023. Том 14. № 2. С. 116–133
doi:10.17759/sps.2023140208

ISSN: 2221-1527 / 2311-7052 (online)

Аннотация

Цель. Изучение типов жизненной перспективы людей предпенсионного возраста и ряда личностных факторов, связанных с ней. Контекст и актуальность. Актуальность работы обусловлена важностью изучения феномена жизненной перспективы в контексте значимого события – выхода на пенсию. Сложность его переживания состоит в том, что оно воспринимается как неизбежное, тревожащее и в связи с этим требует ментального освоения, конструирования прогнозов и планов. Изучение типов жизненных перспектив в их связях с ключевыми социально-психологическими особенностями предпенсионеров, финансовой тревожности как предиктора эмоционального компонента жизненной перспективы позволяет выявить сложный комплекс переживаний предстоящего выхода на пенсию, связанных с беспокойством, тревогой и неуверенностью в будущем. Дизайн исследования. Для выявления типов респондентов по их жизненным перспективам с использованием факторного и кластерного анализа выборка была разделена на 5 групп. Далее выявленные группы сравнивались при помощи Н-критерия Краскела-Уоллиса и анализировались путем сравнения средних с нормативными показателями по уровням жизнестойкости и толерантности к неопределенности. В завершение с использованием регрессионного анализа исследовался характер взаимосвязи выявленных типов жизненных перспектив и финансовой тревожности. Участники. Выборку составили 300 человек (42,3% – мужчины, 57,7% – женщины) возрастной группы 45–55 лет, проживающих на территории Центрального федерального округа Российской Федерации. Метод. Опросник, направленный на изучение перспектив будущего выхода на пенсию (авторы – Т. П. Емельянова и Е. Н. Викентьева); скрининговая версия теста жизнестойкости С. Мадди в адаптации Е. Н. Осина; методика «Толерантность к неопределенности» Е. П. Белинской; «Шкала финансовой тревожности личности» P. Лихи в адаптации Т. В. Дробышевой и В. А. Садова. Результаты. Выявлены пять эмпирических типов респондентов согласно их жизненным перспективам после выхода на пенсию, которые можно условно разделить на три группы: позитивно настроенные (16,3% выборки) – их представления о будущем на пенсии отличаются верой в свои силы, оптимизмом, готовностью преодолеть сложности; негативно настроенные (41,1% выборки) – перспектива пенсии сопряжена с ощущением ненужности, отчаяния, неверием в помощь извне, в планах сокращение расходов, экономия; нейтрально настроенные (42,6% выборки) – надеются на поддержку со стороны государства и родственников (26,6% из них), эмоциональный фон нейтральный, у части респондентов этой группы (16%) отмечается нежелание думать о будущем. Анализ показателей жизнестойкости и толерантности к неопределенности выявил их связи с характеристиками жизненных перспектив. Обнаружено, что пониженный уровень жизнестойкости в совокупности с интолерантностью к неопределенности создают основу для восприятия перспективы жизни на пенсии как безнадежной, не зависящей от собственных усилий у многих предпенсионеров. Для них характерна и высокая финансовая тревожность. Основные выводы. Выделение эмпирических типов респондентов предпенсионного возраста показало, что лишь небольшая часть из них строят оптимистичные перспективы в отношении жизни на пенсии, некоторые не хотят заглядывать в будущее, около четверти надеются на поддержку государства и родственников. Неверие в собственные возможности благополучной жизни после выхода на пенсию значительной части предпенсионеров, негативный или амбивалентный эмоциональный фон, отсутствие конструктивных планов создают почву для снижения уровня психологического здоровья в настоящем и будущем. Финансовая тревожность выступает предиктором по отношению к типам жизненных перспектив, как личностная характеристика она имеет тенденцию усиливать или ослаблять переживания людей в отношении их будущего на пенсии.

Общая информация

Ключевые слова: жизненная перспектива, предпенсионеры, представления о будущем, жизнестойкость, толерантность к неопределенности, эйджизм

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

Финансирование. Статья выполнена в рамках государственного задания № 2021-0010 «Социально-психологические факторы поведения личности и группы в условиях глобальных изменений», ЕГИСУ № 1021051201850-6.

Принята в печать: 17.05.2023

Для цитаты:
Емельянова Т. П., Викентьева Е. Н. Переживание будущего: жизненные перспективы людей предпенсионного возраста // Социальная психология и общество. 2023. Том 14. № 2. С. 116–133. D OI: 10.17759/sps.2023140208

Полный текст

Цель исследования состоит в изучении типов жизненной перспективы людей предпенсионного возраста и ряда личностных факторов, связанных с ней.

Методы

Схема проведения исследования. Респонденты анонимно заполняли опросник, направленный на изучение перспектив будущего выхода на пенсию, и методики, направленные на выявление уровней жизнестойкости, толерантности к неопределенности и финансовой тревожности.

Выборка исследования. В исследовании принимали участие респонденты (n = 300), проживающие в городах Центрального федерального округа России: более 1 миллиона жителей – 12,7%, от 500 тысяч до 1 миллиона – 5,3%, от 250 до 500 тысяч – 9%, от 100 до 250 тысяч – 13%, менее 100 тысяч – 50%. Пол: 42,3% – мужчины, 57,7% – женщины. Возраст: все респонденты относились к возрастной группе 45–55 лет. Образовательный статус: 51,7% имели высшее образование, 11% – два и более высших образования, 16,7% – среднее специальное, 13% – среднее. Семейный статус: женаты (замужем) – 55,3%, не женаты (не замужем) – 28%, состоят в гражданском браке – 13%, вдовец (вдова) – 3,7%. Имеют внуков – 20%. Субъективный материальный статус: 9,7% – денег хватает на еду и одежду, 42,7% могут позволить себе товары длительного пользования, 37% могут позволить себе практически все, кроме покупки квартиры.

Таким образом, выборка преимущественно состоит из респондентов, проживающих в небольших городах Центрального федерального округа России. В целом выборка достаточно гомогенна по образовательному и семейному статусу, а также по субъективной оценке своего экономического благополучия (воспринимаемого вполне позитивно).

Результаты

Полученные данные подвергались статистической обработке с использованием пакетов прикладных программ «SPSS 23.0». Полученные данные были подвергнуты проверке на нормальность распределения с помощью Z-теста Колмогорова-Смирнова. Полученный результат показал, что данные по анализируемой выборке подчиняются закону нормального распределения.

Для решения задачи 1 была осуществлена кластеризация случаев по ответам на вопросы анкеты, направленной на изучение восприятия респондентами их будущего на пенсии и жизненных перспектив. Объем выборки и количество вопросов анкеты позволили использовать метод кластерного анализа центров. Прежде всего был применен факторный анализ методом главных компонент, методом вращения Варимакс с нормализацией Кайзера, целью которого явилось снижение размерности исследуемых переменных. В результате расчета было отобрано семь факторов (имеющих значения, превосходящие единицу), которые были обозначены следующим образом.

Фактор 1. « Страх и безысходность». Чувства безысходности, страха, апатия, беспокойство в отношении будущего. Убежденность в ненужности пенсионеров. Финансовый план – сдача своей недвижимости в аренду (объясняет 19,8% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Испытываю страх и беспокойство в отношении будущего»; «У нас пенсионеры – изгои общества».

Фактор 2. « Тревожная позиция». Глубокие сомнения в возможности трудоустройства на пенсии. Финансовый план – сокращение расходов (объясняет 12,5% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «С моим опытом работы я никому буду не нужен», «На пенсии буду жить более экономно».

Фактор 3. « Оптимистичная позиция». Убежденность в наличии возможностей, оптимистичный взгляд на будущее, забота о физическом самочувствии. Финансовый план – подработка, работа на дому (объясняет 9% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Веду активный образ жизни, стараюсь поддерживать физическую форму»; «Выйдя на пенсию, буду работать на дому».

Фактор 4. « Проактивная позиция». Убежденность в необходимости работать на пенсии, отрицание ухода в семью и хобби, заинтересованность в своем профессиональном и социальном статусе на пенсии. Финансовый план – работать (объясняет 6% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Выйдя на пенсию, планирую продолжить работать, поскольку не хочу чувствовать себя человеком второго сорта»; «Трудоспособному человеку стыдно не работать, даже находясь на пенсии».

Фактор 5. « Рациональная позиция». Осуществление превентивных действий – создание финансовой «подушки», поддержание здоровья, планирование более комфортного и здорового места жительства на пенсии (объясняет 5% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Сейчас стараюсь создавать финансовую “подушку” для комфортной жизни на пенсии»; «Выйдя на пенсию, я планирую переехать жить за город».

Фактор 6. « Ожидание помощи». Расчет на помощь государства и родственников (объясняет 4,5% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Надеюсь на помощь государства»; «Ожидаю, что на пенсии мне финансово помогут дети и внуки».

Фактор 7. « Уход». Отказ от мыслей о будущем, ориентация на сегодняшний день (объясняет 4% суммарной дисперсии). Примеры шкал, вошедших в фактор: «Откладываю мысли о будущем, живу сегодняшним днем».

Полученные факторы были подвергнуты кластеризации методом К-средних. При дальнейшей обработке на основании предварительно проведенного иерархического кластерного анализа было задано 5 кластеров (как оптимальное количество). Полученные группы представляют собой эмпирические типы респондентов по их восприятию будущего и жизненным перспективам (табл. 1).

Распределение респондентов по кластерам

Примечание. Кластеры расположены по модальности эмоциональной составляющей жизненной перспективы после выхода на пенсию.

Различий между группами по полу, возрасту, семейному положению, наличию внуков, образованию, оценке субъективного материального благополучия не обнаружено (H-критерий Краскела-Уоллиса при р < 0,05). Выявлены различия по месту проживания: в Группе 2 (пессимистично настроенной и не ожидающей помощи) преимущественно оказались люди, проживающие в небольших городах, население которых составляет менее 100 тысяч человек.

Таким образом, выделились эмпирические типы респондентов по особенностям жизненной перспективы после выхода на пенсию. Анализ полученных эмпирических типов показывает, что 41,1% выборки – респонденты, жизненная перспектива которых не содержит конструктивных планов и негативна в эмоциональном отношении. 26,6% – респонденты, строящие жизненную перспективу, основанную на ожидании помощи извне (семья, государство), 16% респондентов отказываются от мыслей о будущем, ориентируются на сегодняшний день и только 16,3% респондентов активно строят свою жизненную перспективу, они испытывают оптимистичные чувства в отношении будущего, поддерживают физическую форму и рассчитывают на пенсии заняться разного рода подработкой. Важно отметить, что групп, которые оптимистично воспринимали бы свои профессиональные перспективы на пенсии (Фактор 4), выявлено не было. Также не было обнаружено групп респондентов, осуществляющих целенаправленные превентивные действия по своей подготовке к выходу на пенсию (Фактор 5).

Для решения задачи 2 – описания выявленных эмпирических типов респондентов по параметрам «Жизнестойкость» и «Толерантность к неопределенности» – был осуществлен сравнительный анализ выявленных групп респондентов (эмпирических типов) с использованием H-критерия Краскела-Уоллиса (р < 0,01) по параметрам «Толерантность к неопределенности» и «Жизнестойкость», а также применена дескриптивная статистика (табл. 2).

Результаты дескриптивной статистики

и сравнение между группами респондентов

Примечание. М – среднее; σ – среднее значение стандартного отклонения; р – уровень значимости.

В Группе 4 (респонденты, рассчитывающие на помощь государства и семьи) показатели по жизнестойкости, аналогично Группе 3, находятся на среднем уровне – ср. зн. = 20,3; ст. откл. = 6,4. Значения «Базовых убеждений», образующих жизнестойкость, также входят в средний по выборке диапазон. Также в данной группе были выявлены наиболее низкие по выборке значения по когнитивному компоненту толерантности к неопределенности (ср. зн. = 33,2; ст. откл. = 3,9) и наиболее высокие значения по аффективному компоненту толерантности к неопределенности (ср. зн. = 38; ст. откл. = 6,6).

Респонденты, вошедшие в Группу 5 (с оптимистичным взглядом на будущее, но не предполагающие профессионально работать), демонстрируют наиболее высокие показатели как по уровню жизнестойкости (ср. зн. = 21,9; ст. откл. = 7,5), так и по ее компонентам. Наибольшее отличие показал компонент «Вовлеченность» (ср. зн. = 8,1; ст. откл. = 3), что согласуется с проактивной позицией в отношении жизненных перспектив у данной группы респондентов. В данной группе выявлены наиболее высокие по выборке значения по поведенческому компоненту толерантности к неопределенности (ср. зн. = 33,6; ст. откл. = 4,3).

Для решения задачи 3 с целью проверки предположения о том, что финансовая тревожность является предиктором характера жизненных перспектив в исследуемой выборке, был осуществлен линейный регрессионный анализ методом «Ввод». Построению модели предшествовала проверка данных на гомоскедастичность. Визуальный анализ диаграммы рассеяния показывает скорее однородную вариативность значений наблюдений. Показатели модели: R = 0,32; R2 = 0,1; F = 34,2; SE = 1,38; p ≤ 0,001. Были установлены значимые связи между шкалой «Финансовая тревожность» и эмпирическими типами респондентов по характеру их жизненных перспектив (β = –0,321; t = –5,851; p = 0,000).

Обсуждение результатов

Выход на пенсию воспринимается как неизбежность, неопределенность будущего развития событий и предчувствие «выхода из зоны комфорта» (изменения привычного образа жизни в худшую сторону), которую люди по-разному воспринимают, в том числе в эмоциональном плане, и, соответственно, по-разному конструируют представления о ней. В выборку вошли люди, проживающие в небольших городах Центрального федерального округа России, то есть россияне, не имеющие на пенсии той социальной поддержки, которую получают жители столицы.

Важно отметить, что эмпирически выделенные группы респондентов по социально-демографическим характеристикам не различались. В результате статистической обработки данных были получены факторы, каждый из которых включал элементы, относящиеся ко всем трем компонентам жизненной перспективы. Когнитивный компонент содержит представления о ролях «Я» в грядущей ситуации, о своих возможных активностях, степени собственной значимости и финансовой независимости, социальном статусе, близком окружении и его важности для себя и т.п. Эмоционально-оценочный компонент включает аффективные аспекты представлений в структуре жизненной перспективы – переживания в отношении будущего на пенсии. Предповеденческий компонент содержит намерения вести себя определенным образом – это планирование, разработка стратегий, готовность действовать или нежелание заглядывать в будущее, сопряженное с апатией.

Анализ представлений о предстоящей жизни на пенсии позволил выделить пять эмпирических типов, которые можно условно разделить на три группы: позитивно настроенные (таковых обнаружилось только 16,3%), негативно настроенные (41,1% выборки), нейтрально настроенные (42,6% выборки).

Позитивно настроенные – это оптимистично ориентированные люди, образовавшие 5-ый тип респондентов (16,3% выборки). Когнитивный компонент их жизненной перспективы содержит убежденность в том, что всегда есть возможности применить свои силы и знания, они верят в себя. Жизненная перспектива воспринимается ими с оптимизмом – эмоциональный фон благоприятен. Компонент поведенческой готовности отличается конструктивностью. В преддверии будущих возрастных изменений они стараются поддерживать физическую форму и вести активный образ жизни.

Негативно настроенных предпенсионеров в нашей выборке (в сумме два типа) значительно больше. Респонденты 1-го типа (26,4% выборки) с пессимизмом оценивают свои возможности профессиональной деятельности в пенсионном возрасте, шансов найти менее квалифицированную работу они также не видят. Их образ «Я» редуцируется вместе с прогнозируемой безысходностью положения пенсионера (это изгои общества), испытывается ощущение ненужности, отчаяния. Они планируют сократить расходы и жить экономно – такова их поведенческая установка. К категории негативно настроенных относится также 2-ой тип респондентов (14,7% выборки). По содержанию когнитивного компонента жизненной перспективы они схожи с 1-ым типом. У них нет чувств отчаяния и безысходности, как у респондентов 1-го типа, но присутствует тревожное ожидание в сочетании с отсутствием надежды на помощь и поддержку извне. Поведенческая готовность заключается в неминуемом сокращении расходов и экономии, возможной сдаче в аренду недвижимости.

Не демонстрирующие ярко выраженных аффективных переживаний респонденты самого многочисленного, 4-го типа (26,6% выборки), напротив, в перспективе пенсионной жизни надеются на поддержку извне, видят себя в роли зависимых от помощи государства и родственников людей, не способных к самообеспечению, по сути, готовящихся принять опеку семьи и государства. При этом они покорно и равнодушно принимают эту перспективу.

Необходимо заметить, что у части выборки (3-ий тип) отмечается защитная реакция «ухода» от оценки перспективы жизни на пенсии, что также не свидетельствует о психологическом благополучии. Избегая мыслей о будущем, этот тип предпенсионеров, вероятнее всего, воздерживается от негативных прогнозов или не желает их демонстрировать вовне. Так, содержание жизненной перспективы респондентов 3-ей группы (16% выборки) остается неясным. Они отказываются прогнозировать будущее на пенсии, живут сегодняшним днем, не желают зависеть от внешних обстоятельств и принимать какую-либо помощь. Возможно, этот тип респондентов просто откладывает решение неприятных проблем.

Необходимо отметить, что такого устойчивого типа респондентов, которые выстраивают рациональные стратегии: ведут проактивную политику подготовки к новому этапу жизни, создают финансовую «подушку безопасности» или предполагают продолжать профессионально работать на пенсии и уверены в своих жизненных перспективах в новом качестве пенсионера, обнаружено не было.

Пониженный уровень жизнестойкости в совокупности с интолерантностью к неопределенности создают основу для восприятия перспективы жизни на пенсии как безнадежной, не зависящей от собственных усилий, неблагополучной, что находит свое подтверждение в полученных результатах. Негативно настроенные респонденты демонстрируют недоверие к социуму (убежденность в том, что на пенсии они будут никому не нужны, в том числе как профессионалы) и, соответственно, такие эмоции, как тревога, беспокойство и страх. Поведенческая готовность воплощается в «пассивных» стратегиях – сдача недвижимости в аренду, сокращение расходов, экономия. Примечательно, что описанные тенденции, отражающие психологическое неблагополучие, судя по результатам исследования, имели существенно большую выраженность, чем противоположные (оптимистический настрой).

Заключение

Всего: 303
В прошлом месяце: 57
В текущем месяце: 4

Скачиваний

Всего: 114
В прошлом месяце: 24
В текущем месяце: 1

Оцените статью
Избавиться от тревоги