детские тесты на тревожность в картинках

ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ Тревога

Повышенная тревожность


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Почему повышена тревожность? В каждом конкретном случае ответ будет разным. Тревога – состояние, в котором можно выделить несколько реакций:

Возникает тревога после воздействия различных стрессов, причем у каждого пациента есть свой основной сигнал. Это может быть негативный опыт прошлого, конфликт с определенным человеком, травмирующая ситуация или хронический болевой синдром при болезнях внутренних органов.

Тревога возникает и у здорового человека в опасной ситуации, и такая реакция считается нормальной, потому что после разрешения трудностей уходит и тревога. Расстройство считается психическим только в том случае, если пациент живет с постоянным, неизменным и неугасимым чувством тревоги.

Особенности повышенной тревожности

Частота признаков повышенной тревожности отличается в разных возрастных группах:

  • у детей и подростков – до 2%;
  • у взрослых – до 12%;

Тревожные расстройства – это целая группа болезней, наиболее значимые из которых:

Повышенный уровень тревожности также развивается при стойкой длительной недостаточности витамина В12, снижении уровня глюкозы в крови, а также в качестве парадоксальной реакции на прием отдельных групп лекарств, особенно атропина и других холинолитиков.

В разговорной речи понятия тревоги и страха идентичны, но это неверно. Страх – эмоция, возникающая в ответ на конкретную опасную ситуацию. Тревога – более диффузное чувство, не всегда имеет определенную причину, касается воображаемых событий (человек переживает о том, что существует только в его фантазии).

Причины повышенной тревожности

Возникает расстройство при совпадении наследственных генетических факторов и неблагоприятных внешних воздействий. Тип личности, паттерны реагирования на различные ситуации обусловлены наследственностью.

Факторы риска синдрома повышенной тревожности:

Сочетание нескольких факторов риска повышает риск формирования тревожности.

Повышенная тревожность у ребенка или подростка имеет несколько другие причины формирования:

Симптомы повышенной тревожности

Критерием расстройства считается наличие симптомов в течение 6 месяцев после окончания травмирующей ситуации или события. Признаки такие:

Повышенная тревожность и страх у взрослых характерны для пациентов с затяжными болезнями – онкологическими, сердечно-сосудистыми, эндокринными, дегенеративными. Пациенты осознают реальную угрозу здоровью, с опасением ожидают результата промежуточного обследования, понимают ограничение жизненных перспектив.

Диагностика повышенной тревожности

Выявлением заболевания занимаются психиатры и психотерапевты. Объективных признаков этого расстройства не существует. Во время беседы врач замечает повышенную тревожность по таким проявлениям:

Для подтверждения используют опросники – тесты на повышенную тревожность:

Пациент за определенное время отвечает на вопросы, результат оценивается в баллах. По количеству баллов судят об интенсивности тревоги.

С большим успехом применяются также проективные тесты:

В том случае, если пациент не может указать на ситуацию, которая стала триггером (пусковым моментом), назначается комплексное обследование с участием интернистов, чтобы не пропустить болезнь внутренних органов.

Лечение повышенной тревожности

Терапия проводится в трех направлениях:

Повышенная тревожность: что делать и как избавиться? Первым делом требуется модифицировать образ жизни, то есть удовлетворить основные физиологические потребности:

Рекомендации при повышенной тревожности от врачей прошлых лет – путешествия, смена надоевшей обстановки – не утратили актуальности до сих пор.

Для снижения внутреннего напряжения применяются антидепрессанты и транквилизаторы-анксиолитики, назначения в каждом случае индивидуальные. Средняя длительность лечения составляет от 6 месяцев до года.

Набор психотерапевтических методик широк, на практике часто используются когнитивно-поведенческая и семейная терапия. У детей прекрасные результаты дают игровая и арт-терапия – рисование, лепка, ролевые спектакли с участием значимых взрослых.

Своевременное обращение к врачу дает возможность справиться с расстройством в короткие сроки.

опыт работы 15 лет

отзывы оставить отзыв

Услуги

Психологи утверждают, что многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся во взрослой жизни, имеют глубокие корни, лежащие в нашем детстве. Обиды родителей, буллинг или неприятие себя могут глубоко засесть в голове и мешать жить.

Однако исправить это можно, проработав детские образы и травмы. Какие именно – предлагаем узнать с помощью теста от 24 Канала.

Перед вами несколько изображений Внимательно посмотрите на каждое из них и выберите то, которое вам больше всего отзывается. Окунитесь в себя и проанализируйте, почему вы выбрали именно его, что вы чувствуете, глядя на него.

Обратите внимание! Наш психологический тест не является профессиональным выводом или «волшебной пилюлькой» от всех проблем. Он носит исключительно развлекательный характер. Если вы чувствуете, что вам нужна помощь в области психологии или психотерапии – рекомендуем обратиться к специалисту.

Психологический тест по картинке / Фото 24 Канал

Расшифровка результатов

Ниже мы приведем расшифровку основных эмоций, которые вы могли испытать при просмотре этих изображений.

Одиночество

Если вы чувствуете одиночество, то, скорее всего, в детстве родители не уделяли вам достаточного внимания. Такие люди часто думают:

Душевные раны, вызванные нехваткой внимания, можно вылечить. Для этого требуется глубинная терапия, которая заменит страх одиночества положительными эмоциями и внутренним диалогом.

Отверженность

Это серьезная психологическая травма, возникающая вследствие ощущения одиночества и того, что человек является изгоем. Чувство ненужности становится основой, на которой человек строит свою личность, и отравляет все его мысли и поступки. Люди, страдающие от отверженности, чувствуют себя недостойными любви, привязанности и даже внимания.

Они уходят в себя, скрывая подлинную личность за маской, боясь, что окружающие их разоблачат. Те, кто в детстве чувствовали себя изгоями, часто становятся взрослыми-невидимками, стараются как можно реже привлекать к себе внимание. В повседневной жизни им приходится постоянно бороться со своим страхом социальной изоляции и избегать ситуаций, вызывающих у них тревогу.

Униженность

Эту психологическую травму влечет за собой постоянное унижение в детстве. Она проявляется в страхе, что человек не нравится окружающим, и что они критикуют и обсуждают его между собой. Этот страх может быть заложен родителями, которые то и дело говорят ребенку, что он плохой, неуклюжий, ничего не знает и не может.

Униженность может привести к формированию личности, полностью зависимой от мнения окружающих. Такой человек постоянно стремится заслужить их одобрение, может быть неуверенным в себе, бояться рисковать, а также склонным к депрессии и тревоге.

Предательство

Такая психологическая травма возникает из-за невыполнения обещаний или нарушения доверия в детстве. Она проявляется в недоверии к другим людям, зависти и склонности к чрезмерному контролю. Чтобы преодолеть последствия измены, важно научиться доверять людям, принимать их такими, какие они есть, и не пытаться контролировать их.

Рост интереса к изучению феномена совладания с трудными жизненными ситуациями во многом связан с пониманием совладания как психологической реальности процесса «встречи» человека эпохи перемен с изменяющейся действительностью (Белинская, 2009). Данное определение как нельзя лучше иллюстрирует актуальность психологии совладания в контексте возрастающего внимания психологов к проблеме неопределенности (Зинченко, 2007; Корнилова, 2010; Белинская, 2014; Асмолов, 2015; Леонтьев, 2015 и др.). Это дает основания для изучения особенностей совладания в условиях неопределенности как нового и перспективного направления (Львова, Митина, Шлягина, 2015б).

Понимание совладания как сознательного поведения, реализуемого с помощью осознанных действий, согласно личностным особенностям и ситуации (Крюкова, 2010), на наш взгляд, ограничивает возможности исследователя при описании феноменологии этого процесса, поскольку из анализа исключается активность субъекта совладания, которая может также осуществляться на неосознаваемом уровне. Исходя из представлений А. Г. Асмолова об уровнях установок как механизмов, предоставляющих возможность сохранить устойчивость поведения человека в изменяющемся мире (Асмолов, 1979, 2015), и работ других авторов, обсуждающих уровневое строение совладания (Никольская, 2008; Леонтьев, 2013), мы полагаем, что данный феномен необходимо рассматривать как сложное установочное образование с уровневой структурой. Его изучение должно выполняться одновременно на каждом уровне с применением соответствующих методических приемов.

Первый уровень — осознаваемый уровень совладания, на котором исследуются представления человека о своем поведении в трудной жизненной ситуации.

В качестве методических средств преимущественно применяются опросные методики. Выбор данного уровня анализа, возможно, и определил понимание феномена совладания как осознанного и отличающегося по этому параметру от защитного поведения. Однако психологи хорошо знают, что результаты, полученные на этом уровне анализа, рефлексируются испытуемым, сознательно им контролируются и могут быть подвержены влиянию социальной желательности, при этом в большинстве исследований также отмечается ретроспективное измерение стратегий совладания (Рассказова, Гордеева, 2011). Анализ совладания на осознаваемом уровне является условием необходимым, но недостаточным. Прогностическая сила полученных на этом уровне результатов невысока. Известно, что человек, декларирующий свое стремление найти компромиссное решение трудной жизненной ситуации, а иногда и искренне убежденный в этом, в реальности может спасовать или развязать конфликт. О чем свидетельствует, например, Стэнфордский тюремный эксперимент Ф. Зимбардо (Зимбардо, 2014).

Второй уровень анализа — интерсубъективный, когда речь идет о трудной жизненной ситуации, возникшей при взаимодействии людей в ходе их совместной деятельности. На этом уровне изучаются операциональные установки совладания, регулирующие взаимоотношения участников трудной жизненной ситуации. Это производится в процессе различных тренингов с использованием всех видов наблюдения.

Третий — глубинный уровень анализа совладающего поведения. Это уровень изучения смысловых установок1, лежащих в основе совладающего поведения, тот уровень неосознаваемого совладания, который многие исследователи относят к категории психологической защиты. Если мы рассматриваем стратегии совладания как медиатор, с помощью которого глубинные психологические конструкты обеспечивают саморегуляцию поведения в стрессовой ситуации (Рассказова, Гордеева, 2011), то, по нашему мнению, очевидна необходимость и актуальность данного уровня анализа совладания.

Количество работ, где вместе с опросными методами используются и проективные, такие как, например, методики «Плачущий человечек» (Гущина, 2005), «Человек под дождем» (Хазова, Вершинина, 2010), «Образ мира» (Меньшикова, 2013), незначительно. В настоящее время для диагностики совладания также начали использовать нарративные методы, субъективные отчеты, метод наблюдения, изучение документов и продуктов деятельности совладающего субъекта (Крюкова, 2010; Рассказова, Гордеева, 2011). Однако на сегодняшний день недооцениваются возможности использования проективных методов, способных верифицировать данные, полученные с помощью опросных методик.

В настоящем исследовании мы предлагаем обратиться к диагностике именно неосознаваемых компонентов совладания и рассмотреть возможности теста рисуночной фрустрации С. Розенцвейга в контексте исследования особенностей совладания. Традиционно тест рисуночной фрустрации С. Розенцвейга относят к классу проективных методов, которые позволяет избежать искажения результатов, возможных при применении опросных методик, и предоставляют возможность исследовать неосознаваемые особенности поведения. Применяя данный тест, можно получить не только качественные, но и количественные данные, что представляет интерес при проверке статистических гипотез в научных исследованиях (Виноградова, Рыжов, 2011, 2012).

В основу теста рисуночной фрустрации легла теория фрустрации С. Розенцвейга. В ее рамках были разработаны представления об уровнях психологической защиты индивида, типах фрустрации и фрустраторов, формах проявления фрустрации и типах реакции на нее. Отдельно стоит отметить понятие фрустрационной толерантности, или устойчивости к фрустрирующим ситуациям. Последняя может быть представлена в разных формах в зависимости от уровня психобиологической адаптации (Левитов, 1967). Н.Д. Левитов подчеркивает необходимость рассмотрения фрустрации «в контексте более широкой проблемы выносливости по отношению к жизненным трудностям и реакции на эти трудности» (Левитов, 1967, с. 118). Ф.Е. Василюк отмечает, что фрустрация возникает в условиях трудности жизненного мира при внутренней необходимости реализации мотива. Он выделяет ее в качестве одного из видов критических ситуаций в предлагаемой им типологии (Василюк, 1984).

Признание наличия объективной трудности и определение фрустрации как «состояния человека, выражающегося в характерных особенностях переживаний и поведения, и вызываемого объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи» (Левитов, 1967, с. 120) подтверждают, что фрустрация может выступать как трудная жизненная ситуация. При этом трудности могут быть индикаторами неопределенности, которая может проявиться в множественности путей преодоления препятствий, в непредсказуемости и в невозможности управлять препятствиями.

Настоящее исследование было выполнено с целью эмпирической проверки возможностей использования теста рисуночной фрустрации С. Розенцвейга для исследования особенностей совладания. Предпринята попытка определить наличие и характер связи между направлением и типом вербальных реакций в фрустрирующих ситуациях и личностными характеристиками субъекта (толерантность / интолерантность к неопределенности, личностная тревожность, общая осмысленность жизни, уровень субъективного контроля), которые могут принимать участие в выборе различных стратегий совладания (Львова, Митина, Шлягина, 2015а, б).

В данном исследовании проверялась эмпирическая гипотеза о наличии связи между указанными личностными характеристиками и направлениями и типами реакций по тесту С. Розенцвейга.

Процедура и методы исследования

В исследовании приняли участие 199 педагогов средних образовательных школ из четырех регионов Российской Федерации (Курск, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Москва), средний возраст — 40,6 лет, стандартное отклонение — 10,5 лет, мужчины — 3%, женщины — 97%.2

Участникам исследования были предъявлены проективный тест рисуночной фрустрации С. Розенцвейга (Тарабрина, 1994) и опросные методы: опросник толерантности к неопределенности С. Баднера3 (Солдатова, 2003), тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д. А. Леонтьева (Леонтьев, 2006), шкала самооценки уровня тревожности Ч. Спилбергера, Ю. Ханина (Костина, 2002), методика «Уровень субъективного контроля» (УСК) (Бажин, Голынкина, Эткинд, 1993). Для каждого участника исследования был подготовлен индивидуальный комплект, в котором в указанном порядке были представлены инструкции и тексты (стимульный материал) методик. Методики выполнялись в группах по 10–15 человек.

С помощью теста рисуночной фрустрации С. Розенцвейга были оценены тип и направление реакции каждого испытуемого, после чего подсчитано общее количество реакций каждого типа и направления, выделены преобладающие тип и направление реакции. Оценка типа и направлений реакций выполнялась при участии группы из трех экспертов, профессиональных психологов, имеющих значительный опыт работы с данной методикой.

По опроснику толерантности к неопределенности С. Баднера оценивались показатели толерантности / интолерантности к неопределенности (далее ТН/ИТН соответственно). По шкале самооценки уровня тревожности Ч. Спилбергера, Ю. Ханина оценивался уровень личностной тревожности (далее ЛТ). По тесту смысложизненных ориентаций (СЖО) Д. А. Леонтьева оценивался общий показатель осмысленности жизни (далее ОЖ). По методике «Уровень субъективного контроля» (УСК) оценивался показатель общей интернальности (далее ИО).

Для анализа эмпирических данных была выполнена проверка одномоментной надежности шкал опросников с вычислением коэффициента α Кронбаха, построены таблицы сопряженности и выполнена оценка различий отношения логарифмов правдоподобия биноминальных оценок, которые рассчитывались с помощью процедуры «Обобщенные линейные модели» (распределение — биноминальное, функция связи — пробит-связь) (далее «ОЛМ»).

Результаты и их обсуждение

1. Проверка надежности шкал опросников.

Внутренняя согласованность пунктов шкал опросника толерантности к неопределенности С. Баднера оказалась удовлетворительной для последующего анализа данных: для шкалы ТН величина α Кронбаха составила 0,51, для шкалы ИТН — 0,62. Хотя эти шкалы отрицательно связаны друг с другом (r = –0,318, p = 0,01), они не являются абсолютно антонимичными.

Проверка одномоментной надежности для шкал ЛТ, ОЖ, УСК показала достаточную внутреннюю согласованность, величина α Кронбаха составила 0,873, 0,870 и 0,808, соответственно.

Затем по результатам каждого опросника испытуемые были разделены на две подвыборки: в первую группу вошли испытуемые с низким уровнем выраженности данной характеристики, во вторую группу — испытуемые с высоким ее уровнем.

2. Связь реакций с фиксацией на самозащите и толерантностью к неопределенности.

В таблице 1 показаны изменения частоты использования реакций с фиксацией на самозащите в группах учителей с низким и высоким уровнем ТН. Полученные данные указывают на уменьшение частоты использования реакций, направленных на самозащиту, с ростом уровня ТН.


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Для статистической оценки различия частот в группах испытуемых с высоким и низким уровнем ТН использовалась процедура «ОЛМ». Различие частот реакций с фиксацией на самозащите в этих группах оказалось статистически значимым (В = 0,384, р = 0,05, 95% ДИ: 0,008 – 0,759)5.

Это означает, что частота появления реакций с фиксацией на самозащите у учителей с низким уровнем ТН в 1,47 раз выше, чем у учителей с высоким уровнем ТН. Полученный результат может свидетельствовать о том, что при более высоком уровне терпимости по отношению к новым, незнакомым обстоятельствам, к сложности и неизвестности фрустрирующие ситуации перестают восприниматься как угрожающие, растет уровень фрустрационной толерантности, человек становится способен противостоять возникающим трудностям, не утрачивая способности к адекватной оценке происходящего. Однако значительный рост ТН может указывать и на отсутствие критичности к происходящему, что может способствовать потере способности к его адекватной оценке, вследствие чего объективно существующие трудности таковыми восприниматься не будут. И, как следствие, будет иметь место снижение использования самозащитных реакций.

Можно предположить, что учителя, нетерпимые к новому и неизвестному, будут склонны во фрустрирующих ситуациях воспринимать трудности, препятствующие достижению цели, как угрозы их благополучию и поэтому будут активно защищать себя и свое «Я» различными способами. В данном контексте целесообразно упоминание о фрустрационной толерантности, обозначающей способность человека к объективной оценке ситуации и возможность предвидеть варианты выхода из нее (Тарабрина, 1994). Таким образом, можно говорить о том, что ТН и фрустрационная толерантность пусть не синонимичные, но близкие по своему феноменологическому содержанию понятия.

Ранее было показано, что ТН опосредствует влияние общей интернальности на выбор стратегии совладания типа «планомерное решение проблем» (Львова, Митина, Шлягина, 2015б). Уверенность в себе и самостоятельность (т.е. высокий уровень интернальности) в сочетании с выраженной ТН могут способствовать возникновению недооценки степени сложности трудной жизненной ситуации и, как следствие, отсутствия осознания необходимости планировать свои действия по ее преодолению. Таким образом, с высокой долей вероятности можно предположить, что учителя, обладающие низким уровнем ТН, в трудной жизненной ситуации будут склонны воспринимать ее как угрожающую, и вместо последовательных и обдуманных действий по ее преодолению будут совершать импульсивные поступки. И, наоборот, по мере роста уровня ТН учителя будут терпимее воспринимать сложившиеся обстоятельства и обращаться к использованию стратегии совладания типа «планомерное решение проблем». Вместе с тем, как было показано ранее, учителя с выраженной ТН в сочетании с высоким уровнем общей интернальности будут склонны недооценивать трудную жизненную ситуацию и, возможно, совершать рискованные и малооправданные поступки.

3. Связь реакций с фиксацией на препятствии и личностной тревожности.

В таблице 2 показаны изменения частоты использования реакций с фиксацией на препятствии в группах испытуемых с низким и высоким уровнем ЛТ.


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Полученные данные показывают снижение частоты использования реакций с фиксацией на препятствии при росте уровня ЛТ.

Для статистической оценки различия частот в группах с низкой и высокой выраженностью ЛТ использовалась процедура «ОЛМ». Различие частот реакций с фиксацией на самозащите в этих группах оказалось статистически значимым (В = 0,540, р = 0,017, 95% ДИ: 0,097 – 0,984). Это означает, что частота появления реакций с фиксацией на препятствии у учителей с низким уровнем ЛТ значимо в 1,72 раз выше, чем у учителей с высоким уровнем ЛТ.

Стоит отметить редкое использование реакций с фиксацией на препятствии как в группе с низким, так и в группе с высоким уровнем ЛТ. Тем не менее, с ростом уровня ЛТ значительно снижается использование реакций с фиксацией на препятствии. Такие результаты указывают на то, что:

Участникам нашего исследования, в целом, не свойственно обращать внимание и подчеркивать роль препятствия, которое стало причиной фрустрации. Однако, если это произошло, то с ростом уровня ЛТ наблюдается значимое снижение ча стоты использования реакций с фиксацией на препятствии. Вероятно, это связано с тем, что рост уровня ЛТ будет скорее способствовать фиксации на своем собственном внутреннем состоянии, нежели на внешних обстоятельствах.

4. Связь между интрапунитивными по направлению реакциями и личностной тревожностью.

В таблице 3 показаны изменения в частоте использования интрапунитивных реакций в группах испытуемых с низким и высоким уровнем ЛТ. С ростом уровня ЛТ увеличивается частота использования интрапунитивных реакций.


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Для статистической оценки различия частот в группах с низкой и высокой выраженностью ЛТ использовалась процедура «ОЛМ». Различие частот интрапунитивных реакций в этих группах оказалось статистически значимым — В = –0,546, р = 0,011, 95% ДИ: (–0,967) — (–0,126).

Это означает, что, что частота появления интрапунитивных реакций у учителей с низким уровнем ЛТ в 0,579 раз ниже, чем у учителей с высоким уровнем ЛТ. Учителя с высоким и с низким уровнем ЛТ редко используют в фрустрирующих ситуациях интрапунитивные реакции. Однако с ростом уровня ЛТ их использование значимо увеличивается. Не тревожные учителя не склонны рассматривать фрустрирующую ситуацию как нечто благоприятное для себя или брать на себя ответственность за произошедшее. Тогда как среди тревожных учителей частота использования интрапунитивных реакций значимо возрастает.

Возможным объяснением этого может служить предположение о том, что тревожные учителя, предпочитающие положительно переоценивать произошедшее или выражающие готовность быть ответственными за случившееся, снижают таким образом уровень ЛТ.

Данные о связи между уровнем ЛТ и частотой использованияреакций с фиксацией на препятствии и интрапунитивных по направлению реакций перекликаются с ранее полученными данными о возможности детерминации ЛТ таких стратегий совладания как «планомерное решение проблем», «избегание» и «настойчивое решение проблем» (Львова, Митина, Шлягина, 2015а). Было показано, что рост уровня ЛТ негативно влияет на использование стратегии совладания типа «планомерное решение проблем» и оказывает положительное влияние на использование стратегий совладания типов «избегание» и «настойчивое решение проблем». В ситуации сочетания влияния роста уровня ЛТ и ИТН использование учителями стратегии совладания типа «планомерное решение проблем» возрастает. Таким образом, можно высказать предположение о существовании опосредствованной связи между реакциями с фиксацией на препятствии и интрапунитивными реакциями, и стратегиями совладания «избегание», «настойчивое решение проблем» и «планомерное решение проблем».

Кроме того, выбор стратегий совладания типов «избегание» и «настойчивое решение проблем» может быть связан со снижением использования реакций с фиксацией на препятствии. Фокусируясь больше на своем внутреннем состоянии, нежели на внешних обстоятельствах, тревожные учителя будут склонны либо к уходу от поиска путей преодоления трудной жизненной ситуации, либо к совершению импульсивных действий. Это может проявляться в отсутствии стройного, продуманного и последовательного планирования своих действий.

Но, если тревожные учителя в трудной жизненной ситуации испытывают ответственность за произошедшее и при этом обладают высоким уровнем ИТН, которая феноменологически будет проявляться в осторожности, то они все же будут готовы к выбору стратегии совладания, предполагающей наличие плана и совершения продуманных действий для преодоления этой ситуации.

5. Связь реакций с фиксацией на препятствии и общего уровня осмысленности жизни.

В таблице 4 показаны изменения частоты использования реакций с фиксацией на препятствии в группах испытуемых с низким и высоким уровнем ОЖ. С ростом уровня ОЖ наблюдается значимое снижение частоты использования реакций с фиксацией на препятствии во фрустрирующих ситуациях.


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Для статистической оценки различия частот в группах испытуемых с низкой и высокой выраженностью ОЖ использовалась процедура «ОЛМ». Различие частот реакций с фиксацией на самозащите в этих группах оказалось статистически значимым — В = (–0,743), р = 0,001, 95% ДИ: (–1,20) — (–0,286).

Это означает, что частота появления реакций с фиксацией на препятствии у учителей с низким уровнем ОЖ в 0,476 раз выше, чем у учителей с высоким уровнем ОЖ. Учителя с низким уровнем ОЖ склонны подчеркивать препятствие, вызвавшее фрустрирующую ситуацию, или, напротив, не придавать ему значения. Тогда как учителя с высоким уровнем ОЖ реже обращают внимание на препятствие. Возможно, ощущение своей жизни как полной и осмысленной, уверенность в себе и целеустремленность способствуют тому, что учитель, оказавшись в фрустрирующей ситуации, либо не будет обращать на нее внимание, либо будет ее рассматривать как источник новых возможностей. В последнем случае можно допустить, что учителя, использующие реакции с фиксацией на препятствии и обладающие высоким уровнем ОЖ, будут отличаться развитой фрустрационной толерантностью. Это в сочетании с высоким уровнем ОЖ позволяет им дистанцироваться от произошедшего «здесь и сейчас», видеть перспективу и возможные пути выхода из сложившейся ситуации.

Такое понимание связи между уровнем ОЖ и использованием реакций с фиксацией на препятствии дополняет полученные ранее детерминационные связи между ОЖ и выбором стратегий совладания типов «поиск социальной поддержки» и «отвлечение» (Львова, Митина, Шлягина, 2015а, б). В зависимости от уровня тревожности, у людей, оценивающих свою жизнь как полную и осмысленную, будет различаться частота обращения за помощью или советом к другим людям. Однако они не будут склонны даже к временному уходу от преодоления трудной жизненной ситуации. Во многом это может быть связанно с тем, что высокий уровень ОЖ выступает мощным ресурсом, позволяющим человеку верить в себя и в свои силы.

Согласованность данных об участии личностных характеристик ТН/ИТН, ЛТ, ОЖ в процессе выбора стратегий совладания и их связи с разными по типу и направлению вербальными реакциями (то тесту С. Розенцвейга) дает основания предполагать существование единства содержания осознаваемого и неосознаваемого уровней совладания.

Дифференцированная оценка направления и типа реакции во фрустрирующей ситуации позволяет качественно и количественно оценить особенности совладания с ней, расширяя возможности дифференциально-психологической диагностики особенностей совладания и область применения теста рисуночной фрустрации С. Розенцвейга.

Выводы

1. Подтвердилась гипотеза о наличии связи между типами и направлениями реакций в тесте С. Розенцвейга и личностными характеристиками:

2. Полученные результаты подтверждают возможность применения теста рисуночной фрустрации С. Розенцвейга при исследовании особенностей совладания в ситуации неопределенности. Благодаря особенностям инструкции и информационному дефициту стимульного материала процедура выполнения теста С. Розенцвейга моделирует ситуацию неопределенности, которая может спровоцировать возникновение тревожных переживаний и актуализировать использование сложившихся стратегий совладания, входящих в устоявшуюся систему саморегуляции.

3. Показано, что понятие фрустрационной толерантности, предложенное С. Розенцвейгом, содержательно пересекается с понятием толерантности к неопределенности.

Сноски

1 Смысловая установка — это «выражение личностного смысла в виде готовности к определенным образом направленной деятельности» (Асмолов, 2002 , С. 89).

2 Профессиональная принадлежность и демографические характеристики участников исследования ограничивают возможности генерализации данных за пределами настоящего исследования. Тем не менее, полученные результаты могут быть востребованы как при практической работе с педагогами, так и при планировании других исследований, посвященных особенностям совладания.

3 Использовалась авторская модификация данного теста, включающая только две шкалы (Львова, 2008). Похожая структура опросника С. Баднера была получена в работе Корниловой и Чумаковой (Корнилова, Чумакова, 2014).

4 Количество участников исследования, чьи результаты учтены в таблицах сопряженности здесь и далее, может не совпадать с общим количеством участников исследования, в силу отсутствия данных по отдельным методикам.

5 Коэффициент В — оценка логарифма отношения правдоподобия, а ДИ — величина 95%-го доверительного интервала.

Нескучная философия. Детские вопросы про жизнь

Почему мы делаем глупости? Кто решает, что хорошо, а что плохо? Обязательно ли людям работать? Что значит быть свободным? Дети часто задают философские вопросы родителям, бабушкам и дедушкам или своим учителям. И взрослые не всегда знают, как на них ответить.

Эта книга не содержит окончательных ответов, но она предназначена для того, чтобы научиться думать и рассуждать самостоятельно, формировать собственное мнение, быть открытыми для разговоров на сложные темы, такие как смерть, жизнь, дружба, деньги, страх, красота, справедливость, смех, старость, ревность, хорошее или плохое. Как понять, что из этого правда, а что нет?

Эти тексты родились в результате бесед со школьниками на семинарах, а также консультаций со специалистом по философии Оскаром Бренифье.

Для детей среднего школьного возраста.

Нескучная философия. Детские вопросы про жизнь

Г. Буле, Анн-Софи Щилар, Оскар Бренифье, 2023

Наличие в магазинах


ДЕТСКИЕ ТЕСТЫ НА ТРЕВОЖНОСТЬ В КАРТИНКАХ

Детская тревожность. О НЛАЙН-ТЕСТ

Детская тревожность является признаком проблемного эмоционального развития ребенка и сигнализирует о том, что какие-то его важные психологические потребности не удовлетворены.

Психологи называют тревожностью переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, с предчувствием грозящей опасности или неудачи. Различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свойство, характеризующее поведение ребенка во многих ситуациях.

Тревожность проявляется в состояниях напряжения, озабоченности, беспокойства, нервозности и переживается в виде чувств неопределенности, беспомощности, незащищенности, одиночества, грозящей неудачи и пр. Переживание тревоги забирает значительную часть энергии и нервно-психических сил ребенка на проживание непродуктивных состояний, которые он мог бы реализовать в свободной и творческой активности, способствующей его здоровому развитию.

Предлагаемый тест поможет вам определить наличие и оценить уровень тревожности вашего ребенка, а также понять, нуждается ли ребенок в психологической помощи, и каковы ваши родительские задачи.

Ответить на вопросы теста предлагается родителям, чьим детям от 4-5 до 13-14 лет.

Инструкция. Вам предлагается ответить на 18 вопросов. Внимательно прочтите их и варианты ответов. На каждый вопрос выберите один вариант ответа, наиболее соответствующий особенностям поведения или состояния вашего ребенка.

Доказано, что завышенная тревожность является негативной характеристикой и неблагоприятно сказывается на жизнедеятельности человека. И если учесть, что тревожность как устойчивая характеристика диагностируется уже в трехлетнем возрасте, то, несомненно, изучение проблемы детской тревожности стоит в ряду особо актуальных. Вместе с тем указанная проблема не ограничивается рамками дошкольного возраста. Приобретая особое значение в период нахождения ребенка в школе, она не теряет своей актуальности и в работе со взрослыми людьми. В связи с этим практический психолог ставится перед необходимостью отбора нужных ему методик для диагностики отдельных свойств и состояний личности из бесчисленного множества предлагаемых в настоящее время источников.

При этом необходимо не только правильно подобрать методики, но и провести исследование в соответствии с правилами, что позволит избежать ошибок в процедуре диагностирования ив составлении заключения об уровне развития испытуемого. Поэтому необходимо соблюдать несколько простых правил:

1. Использовать несколько (не мене двух) методик.

2. Строго следовать инструкции. Понятно и доступно излагать ее испытуемому.

3. Необходимо строго придерживаться возрастной границы использования методики.

4. Выбирать только тот стимульный материал, который содержится в самой методике.

5. Личная заинтересованность и желание пройти тестирование у испытуемого.

Чаще всего во время исследования тревожные дети очень медлительны, молчаливы, и, несмотря на то, что они понимают инструкцию и задание, ответить на вопрос им порой бывает очень трудно. Такие дети боятся отвечать, боятся сказать что-то неправильно и при этом даже не пытаются дать ответ. В конце концов, они либо говорят, что не знают ответа, либо молчат.

Ниже представлены диагностические методики для изучения тревоги и тревожности у школьников, а также некоторые из личностных методик, в которых тревожность и тревога выступают как один из диагностируемых компонентов.

1. Методика «Рисунок человека». В рисунке человека на тревожность указывают в первую очередь особенности самого процесса рисования. Тревожный ребенок часто обращается за поддержкой и одобрением, спрашивает, все ли он правильно делает, и т.п. нажим на карандаш у тревожного ребенка, как правило, очень силен (если тревожность не сочетается с крайне сниженным эмоциональным настроением ребенка). О крайней степени тревожности свидетельствуют «тревожные линии», когда ребенок рисует контуры не сплошной линией, а косыми штрихами. Тревожный требенок имеет тенденцию исправлять рисунок, при этом исправления не приводят к улучшению. Для рисунка тревожного ребенка характерна штриховка, которая, как правило, очень размашиста и выходит за контур. Если штрихуются руки человека, то можно предположить, что в первую очередь социальные контакты вызывают у ребенка наибольшее эмоциональное напряжение и являются источником его тревожности. О тревожности свидетельствует и подчеркнутая прорисовка глаз, их преувеличенный размер, особенно, если глаза зачернены, что также говорит о наличии страхов у ребенка. Характерная особенность рисунка тревожного ребенка – чрезмерное внимание к деталям. На них он как бы застревает, не решается закончить рисунок либо оттягивает момент рисования наиболее нагрузочных для него деталей (например, рук). Многие тревожные дети пересчитывают на рисунке пальцы рук, рисуют большое количество пуговиц. Только в том случае, если наблюдается большинство из перечисленных особенностей в процессе рисования, можно говорить, что ребенок склонен тревожиться, что у него высокий уровень тревожности. Если проявляются лишь некоторые особенности, то скорее всего это реакция на обследование или эпизодическое проявление тревожности, связанное с неуверенностью в рисовании.

2. Методика «Выбери нужное лицо». Проективный тест Р. Тэммла, В. Амена, М. Дорки. Данная методика позволяет определить тревожность по отношению к ряду типичных для ребенка жизненных ситуаций взаимодействия с другими людьми. Указанная методика предназначена для диагностики детей от 4 до 7-8 лет.

3. Анкета по выявлению тревожного ребенка. Анкета предназначена для определения уровня тревожности у детей дошкольного и младшего школьного возраста путем опроса окружающих взрослых: родителей, воспитателей, учителей.

4. Проективная методика диагностики школьной тревожности (А. М. Прихожан). С ее помощью выявляется уровень школьной тревожности, анализируются школьные ситуации, вызывающие у ребенка страх, напряжение, дискомфорт. Для учащихся с 7до 11 лет.

5. Тест школьной тревожности Филлипса. Методика направлена на изучение уровня и характера тревожности, связанной со школой, у детей младшего и среднего школьного возраста.

6. Диагностика тревожных состояний у детей (CMAS). Методика для диагностики тревожности у детей 8-12 лет. Причем с детьми 8-9 лет следует проводить индивидуально, а с детьми 10-12 лет допускается групповая форма работы.

7. Шкала учебной тревожности. Рекомендуется для обследования подростков и старших школьников. Методика включает оценивание ситуаций трех типов:

— ситуации, связанные со школой, общением с учителем (школьная).

— ситуации, актуализирующие представления о себе (самооценочная).

— ситуации общения (межличностная).

8. Шкалы ситуативной и личностной тревожности. Авторы Ч. Д. Спилбергер, Ю. Л. Ханин. Методика предназначена для диагностики тревоги у старших школьников.

9. Личностная шкала проявления тревоги. Автор теста Д. Тейлор, адаптирован Т. А. Немчиновым (для взрослых).

10. Диагностика профессиональной и родительской тревожности. Методика представлена в двух формах. Форма А предназначена для диагностики уровня тревожности у педагогов, форма Б – для диагностики уровня тревожности у родителей. Каждая форма содержит две субшкалы. Общей для обеих форм является субшкала «Общего эмоционального неблагополучия».

Личностные методики, где тревожность выступает как диагностируемый компонент.

1. Графическая методика «Кактус». (для детей старше 3-х лет).

2. Тест «Рука»Проективная методика исследования личности для детей до 11 лет.

3. Детский апперцептивный тест (ДАТ). 3-10 лет

4. Тест «Рисунок семьи»

5. Тест «Дом. Дерево. Человек»

6. Тест Айзенка «Самооценка психических состояний»

Выберите рисунок и узнайте, какая детская травма мешает вам строить свою жизнь

Тут вы узнаете только правду и ничего кроме правды! Так утверждать мы можем, опираясь на многолетний опыт пользователей соцсетей, поскольку этот тест личности уже не первый год «гуляет» по интернету. Проверьте его и вы: просто выберите один из четырех рисунков и узнайте, как ваше прошлое влияет на настоящее.

Детские травмы могут быть вызваны различными факторами: физическое насилие, развод родителей, буллинг в школе, смерть близкого человека или другими. Эти события способны оставить глубокий след в нашей психике и повлиять на наше поведение и отношения с другими людьми, а также существенно изменить наше настоящее и доставить нам немало проблем. К примеру, детские травмы могут привести к эмоциональным проблемам, таким как, депрессия и постоянное чувство тревоги, а также к поведенческим проблемам — агрессии или зависимости.

Поэтому очень важно вовремя распознать это травмирующее событие, которое повлияло на вас, и начать с ним работать, чтобы в будущем наслаждаться полноценной жизнью — без страха и боли.

Этот тест способен четко определить, какая детская травма влияет на вашу жизнь. Ваше подсознание подскажет, какой из приведенных ниже рисунков необходимо выбрать — прислушайтесь к нему!

Внимательно рассмотрите все символы, а как только сделаете свой выбор, пролистайте вниз, чтобы ознакомиться с расшифровкой теста.

Оцените статью
Избавиться от тревоги