диагноз студенческая тревожность и высокий уровень тревожности выявлены у студентов первого и второго курсов 19 вузов страны

ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ Тревога

Исследование показало, что в 19 вузах, которые участвуют в пилотном проекте федерального ресурсного Центра психологической помощи высшей школе, студенты первого и второго курсов испытывают тревожность. Центр был создан на базе Российской академии образования Министерством науки и высшего образования в прошлом году. Об этом рассказала президент РАО Ольга Васильева на Академической научной конференции «Воспитание – величайший вопрос человеческого духа», которая проходит в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов. Форум организован в честь 200-летия выдающегося русского педагога К. Д. Ушинского.

«Напряженное настроение студентов очевидно. У нас проведено большое исследование: наши академики-психологи отделения психологии и физиологии занимаются изучением настроения студенчества, которое показывает, что на сегодняшний день в 19 вузах, которые участвуют в пилотном проекте, студенты первого и второго курсов испытывают высокую тревожность», ― сказала Ольга Васильева.

Ольга Васильева добавила, что приоритетной работой всей системы образования остается воспитание, и подчеркнула, что это не комплекс мероприятий, а большая наука. По мнению президента РАО, только объединив усилия ученых и практиков можно добиться хороших результатов.

Новость подготовлена при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук

Тест Диагностика соревновательной тревоги (Competitive State Anxiety Inventory-2, CSAI-2) позволяет очень точно и тонко измерить привычное спортсмену предсоревновательное и соревновательное тревожное состояние. Основные нюансы того, как выглядят индивидуальный «мандраж», «лихорадка», «оцепенение», легко измеряются и сопоставляются между собой. На основе результатов этого теста можно выстраивать стратегии тренинга и терапевтической помощи, подбирать наиболее подходящие техники и приемы саморегуляции, готовиться и прогнозировать определенные препятствия на пути к безупречному выступлению.

Адаптация: К. А. Бочавер, Л. М. Довжик, А. О. Савинкина (2020)

Психологическая диагностика в спорте

М.: Спорт, 2023

В работе представлены рекомендации по использованию современных международных тестов и опросников, переведенных и валидизированных авторами для использования в России. Приводятся их основные психометрические характеристики, описываются цели и нюансы их использования в практической и научной работе. Все указанные инструменты диагностики широко распространены за рубежом, что позволяет проводить полноценные кросс-культурные исследования. Тематически тесты собраны в несколько разделов, дающих представление о мотивации спортсмена, его преодолении спортивного стресса, уровне и содержании психологической подготовки, системе ценностей и установок. Все тесты зарекомендовали себя равно в исследованиях и консультативной практике. Учебное пособие адресовано психологам, работающим в спорте, а также студентам, аспирантам и преподавателям спортивных и психологических вузов.

Полный текст

Введение. В процессе обучения в высших учебных заведениях к студентам предъявляются высокие требования, которые не всегда соответствуют психоэмоциональной готовности учащихся. Новые условия жизни, сложность обучения, предстоящая сессия могут подавлять адаптационные возможности и приводить к развитию стресса у студентов.   Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского университета с различной физической активностью.   Материалы и методы. В исследовании принимали участие 684 студента-медика (30,7 % юношей и 69,3 % девушек) в возрасте от 18 до 25 лет. На основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ) и в соответствии с показателями МЕТ (метаболический эквивалент) все учащиеся были разделены на 3 категории: категория 1 – студенты с низким уровнем физической активности, категория 2 – со средним уровнем физической активности и категория 3 – с высоким уровнем физической активности. Уровень ситуативной и личностной тревожности оценивали по опроснику Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина.   Результаты. По результатам исследования установлено, что в группе студентов с низкой физической активностью уровень ситуативной тревожности имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05). Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью, чем с высокой (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла, р < 0,01). При анализе средних показателей уровней ситуативной и личностной тревожности среди юношей и девушек было выявлено, что в группе со средним уровнем физической активности у девушек достоверно выше, чем у юношей, уровень личностной тревожности (48,14 ± 3,81 и 36,06 ± 3,49 балла соответственно, р < 0,05).   Выводы. Таким образом, были обнаружены статистически значимые различия в уровне тревожности студентов: более высокие показатели как ситуативной, так и личностной тревожности встречаются чаще у студентов-медиков с низкой физической активностью.

Ключевые слова

Хусаинов А. Э.,
Зулькарнаев Т. Р.,
Агафонов А. И.,
Поварго Е. А.,
Мочалкин П. А.,
Шамсутдинова А. Ф.
Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2022;

:39-43. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

For citation

Khusainov A. E.,
Zulkarnaev T. R.,
Agafonov A. I.,
Povargo E. A.,
Mochalkin P. A.,
Shamsutdinova A. F.
The Level of Anxiety among Medical University Students with Physical Activity of Different Intensity. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2022;

:39-43.
(In Russ.)

https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского вуза с различным уровнем физической активности.

Материалы и методы. Исследования были проведены на базе Башкирского государственного медуниверситета. Всего было обследовано 672 студента, при этом юноши составили 30,7 % и девушки 69,3 %. Критерием включения в группы исследования служили возраст от 18 до 25 лет, обучение в организации высшего образования не менее 1 года, информированное согласие студента на участие в исследовании.

Уровень физической активности определен на основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ), в котором для численной оценки уровня физической активности используется показатель MET (метаболический эквивалент – это показатель, косвенно отражающий активность метаболических процессов в организме путем расчета уровня потребления кислорода при заданной нагрузке).

В соответствии с показателями МЕТ все обследованные делятся на 3 категории.

Категория 1: низкий уровень физической активности. Включает тех студентов, которые не подходят к критериям двух следующих категорий, считаются малоподвижными/неактивными.

Категория 2: средний уровень физической активности. Любой из следующих 3 критериев: а) 3 и более дня в неделю физической активности высокой интенсивности, продолжительностью не менее 20 минут, или б) 5 и более дней в неделю физической активности умеренной степени или ходьбы, продолжительностью не менее 30 минут, или в) 5 и более дней в неделю нагрузок любой интенсивности, с достижением уровня метаболических затрат 600 MET-мин/нед.

В соответствии с данными критериями все обследованные студенты были разделены на 3 группы: в первую группу вошли студенты с высокой физической активностью – 26,93 % от всего контингента наблюдаемых, во вторую – со средним уровнем – 38,84 % обследованных, в третью – с низкой физической активностью (34,23 %). Для оценки тревожности использовался опросник Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина, который состоит из двух частей. Одна часть оценивает личностную, а вторая – ситуативную тревожность человека. Каждая часть опросника состоит из 20 утверждений. В опроснике личностной тревожности испытуемому нужно оценить, как часто он(а) испытывает данные чувства или находится в определенном состоянии, выбрав один вариант из четырех («Почти никогда»; «Иногда»; «Часто»; «Почти всегда»). В опроснике ситуативной тревожности испытуемый определяет степень выраженности своей тревоги в настоящее время, рассматривая ряд утверждений, оценивая их по принципу «Нет, это совсем не так»; «Пожалуй, так»; «Верно» или «Совершенно верно». При интерпретации показателей ситуативной и личностной тревожности использовали следующие ориентировочные оценки: уровень тревожности до 30 баллов указывает на низкую тревожность, показатель от 31 до 44 баллов – на среднюю, а уровень 45 и более баллов – на высокую. Показатели личностной тревожности даже у здоровых людей варьируют в широких пределах – от 25 до 60 баллов1.

Расчеты осуществляли с помощью программы Microsoft Office Excel и системы для статистического анализа данных Statistiса 10. Результаты описательной статистики представлялись в виде средней арифметической (М) и стандартной средней ошибки (± m). Для выявления статистически значимых различий (p < 0,05) применяли параметрический критерий t (Стьюдента).

Результаты исследования. Оценка тревожности по опроснику Спилбергера – Ханина1 показала, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем у студентов с высоким уровнем физической активности (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 1).

При рассмотрении личностной тревожности было обнаружено, что у студентов с высокой физической активностью уровень тревожности имел более низкие значения, чем у студентов с низким и средним уровнем физической активности (33,30 ± 3,50 по сравнению с 44,44 ± 3,08 балла (р < 0,05) и 47,69 ± 3,71 балла (р < 0,01)).

В женской подгруппе уровень личностной тревожности оказался достоверно выше у студенток с низкой физической активностью, чем с высокой (48,7 ± 3,81 и 36,03 ± 4,69 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 2).

При сопоставлении результатов в зависимости от пола студентов установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05), что, возможно, связано с гендерными различиями характера юношей и девушек (табл. 2).

Таблица 1. Средние показатели уровня ситуативной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 1. Average indicators of the level of situational anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Таблица 2. Средние показатели уровня личностной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 2. Average indicators of the level of personal anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Примечание: * – р < 0,05 (достоверность различий по полу).

Note: * p < 0.05 for sex-specific differences.

Обсуждение. Анализ современной научной литературы свидетельствует о возрастании актуальности исследования влияния физической активности на показатели ситуативной и личностной тревожности студентов.

Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности

Рассказываем про два интересных исследования.


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Редактор направления «Образование» Skillbox Media.

Многие считают, что сдают экзамены хуже, чем могли бы, просто из-за тревоги и стресса. Якобы хорошую память на экзамене может «закоротить», и человек не справится даже с такой задачкой, какие до этого с лёгкостью щёлкал как семечки. Это действительно так? Если да, то почему так происходит? Разберём два исследования, в ходе которых учёные искали ответы на эти вопросы. Но сначала поясним, как тревога связана с памятью.

Люди, склонные к тревоге, обычно фокусируются на своих эмоциях, а не на конкретной задаче, и таким образом исчерпывают лимиты рабочей (или краткосрочной) памяти — той, что ответственна за обработку и хранение информации.

Концентрация на своих переживаниях приводит либо к сниженному вниманию, либо к необходимости гораздо дольше размышлять над решением или ответом, отмечает специалист из Института психиатрии, психологии и нейронаук Лондонского королевского колледжа Керон Хуанг в своей статье «Обзор тревожности и рабочей памяти». При этом пока что учёные не могут точно сказать, как именно организована связь между рабочей памятью и стрессом. Например, существует гипотеза о том, что не стресс влияет на память, а наоборот, ограничения рабочей памяти могут приводить к развитию тревоги.

От ёмкости рабочей памяти зависит, каким способом человек решает задачу. Возможности у людей разные — у кого-то память более «вместительная», у кого-то менее, поэтому подходы к той или иной задаче люди тоже используют разные. Чем больше «вместимость» рабочей памяти, тем больше человек склонен полагаться на правила, а вот люди со слабой рабочей памятью чаще полагаются на ассоциации.

Чтобы понять разницу, представьте, что вам предложили решить такую математическую задачу: (32 − 8) ÷ 4. Вам нужно лишь ответить на вопрос, будет ли здесь остаток. Стратегия на основе правил состоит в том, чтобы последовательно выполнять ряд известных действий: сначала вычитание, потом деление. А вот стратегия на основе ассоциаций предполагает, что вы уже решили достаточно много похожих задач и поэтому с ходу подумаете, что поскольку все числа здесь чётные, то остатка, скорее всего, не будет. В обоих случаях ответ будет отрицательным, но, используя стратегию на основе ассоциаций, вы дадите ответ быстрее. Это пример из статьи американских учёных, которые с помощью научного эксперимента выяснили, как люди с разными объёмами рабочей памяти подходят к решению математических задач и как на этот процесс влияет стрессовая обстановка.

Минус стратегии на основе ассоциаций в том, что она не всегда срабатывает эффективно — проще говоря, выше риск ошибки, потому что человек фактически пытается угадать верный ответ, хотя и с опорой на свой опыт. Зато она требует меньшей концентрации и меньшего напряжения рабочей памяти. Стратегия на основе правил, наоборот, с большей вероятностью приводит к верному ответу — просто потому, что человек сосредотачивается и внимательно проходит каждый шаг. Но упомянутый выше эксперимент американских учёных показал, что в стрессовой ситуации люди, которые в обычной обстановке полагаются на правила, меняют свои стратегии и в результате теряют своё преимущество перед теми, кому привычнее мыслить ассоциативно. Ниже расскажем, как исследователи это выяснили.

Студентам одного из вузов США предложили два вида тестов. Первый включал решение задач по модульной арифметике. Собственно, задача заключалась в том, чтобы ответить, верно или неверно уравнение на экране. Периодически испытуемых просили указать, как именно они пришли к ответу.

В основе второго эксперимента была «» — участникам нужно было рассчитать, как получить нужный объём воды с помощью кувшинов разной ёмкости (их изображение показывали на экране). Исследователи объяснили студентам, что им надо не просто решить задачу, но и сделать это наиболее простым способом. Здесь уже сам ответ в виде написанной формулы подсказывал исследователям, какую стратегию решения выбрали испытуемые и способны ли они выбирать наиболее эффективную стратегию.


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Кадр: фильм «Умница Уилл Хантинг» / Miramax Films

Исследователи заранее протестировали участников, чтобы понять, каков уровень их рабочей памяти. Затем студентов делили на две группы по условиям, в которых проходил эксперимент:

С задачами по модульной арифметике в спокойных условиях лучше справились обладатели «более вместительной» рабочей памяти, чем те, у кого память послабее. А вот в стрессовых условиях их результаты сравнялись.

Исследователи объяснили это так: в спокойной обстановке студенты с хорошей памятью просто внимательнее решали задачки, пользуясь стратегией на основе правил, а те, у кого память послабее, пользовались ассоциациями, которые не всегда подсказывали им верный ответ. Но в стрессовых условиях люди с большей вместимостью рабочей памяти нервничали и меняли привычную для себя стратегию, положившись на ассоциации — которые, опять же, чаще приводили к ошибке.

Для второго эксперимента, где надо было решить, как с помощью кувшинов получить нужный объём воды, участников отбирали — сначала студентам дали пробные задачи на основе конкретных правил, и на следующий этап пустили тех, кто успешно справился. В эксперименте им предложили схожие задачи: сначала те, решить которые можно было тем же способом, что и пробные, а затем — похожие, но с возможностью более короткого решения — буквально в одно действие.

Исследователи выяснили, что чем лучше у испытуемых рабочая память, тем реже они в спокойных условиях распознавали короткий путь решения задачи (то есть чаще действовали по шаблону, используя длинный путь, какой был в пробных заданиях). А люди со слабой памятью, наоборот, чаще находили короткий путь. Но в стрессовых условиях студенты с хорошей памятью тоже прибегали к короткому пути решения, как и их «коллеги» с памятью похуже. Парадоксально, но несмотря на выбор короткого пути решения, в стрессовых условиях все участники решали задачи дольше, чем в спокойных условиях.

Исследователи сделали из этого вывод, что преимущества, которые, казалось бы, даёт людям хорошая память, исчезают при стрессе, потому что в такой ситуации люди мыслят нестандартным для себя образом. Но здесь стоит оговориться: исследователи концентрировались именно на математических задачах и стратегиях их решений, поэтому переносить полученные результаты на любые экзамены не стоит. Как выяснилось в другом исследовании (мы опишем его ниже), провал на экзамене не всегда можно объяснить влиянием стресса на рабочую память.

Учёные из Института образовательных исследований и информации Лейбница Мария Теобальд, Ясмин Брайтвизер и Гарвин Брод решили изучить, действительно ли экзаменационная тревога приводит студентов к худшим результатам на экзамене.

Для этого они проанализировали данные 309 студентов-медиков, которые на специализированной онлайн-платформе готовились к финальному, то есть самому важному университетскому экзамену. В основном подготовка сводилась к решению тестовых задач из экзаменов прошлых лет. Цифровые данные платформы помогли исследователям собрать множество сведений, и ещё кое-что они выясняли дополнительно. Вот что удалось узнать:

Проанализировав все полученные данные, исследователи сделали несколько важных выводов.

Сопоставление данных об уровне тревожности с результатами экзамена показало, что чем выше был уровень беспокойства, тем ниже получалась оценка за итоговый тест. Однако когда исследователи добавили к сравнению ещё и данные о пробных тестах, оказалось, что между ними и результатами реального экзамена нет особой разницы. Проще говоря, люди, которые плохо сдавали пробные тесты, потом плохо сдавали и настоящие.

Но пробный тест вряд ли вызывает столько же волнений, сколько настоящий. Значит, проваливали их не из-за стресса, а из-за плохой подготовки? Получается, нельзя утверждать, что особенно тревожные люди плохо сдают экзамены просто потому, что в стрессовых условиях у них результаты получаются хуже, чем могли бы. Может быть, они сильно тревожатся как раз из-за понимания, что плохо готовы.

В этом исследовании возможности рабочей памяти участников мало повлияли на то, как они справились с экзаменом. « Мы не нашли свидетельств в пользу гипотезы о том, что тревожные студенты с низкими показателями рабочей памяти справлялись с финальным экзаменом хуже, чем те, у кого показатели рабочей памяти были высокими», — заключили авторы.


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

В свете предыдущего исследования этот результат может вызвать вопросы. Однако сравнивать эти два исследования сложно: как минимум потому, что в первом были математические задачи и вычисления, а во втором — пусть и сложный, но всё-таки тест с вариантами ответов.

Главный вывод получился довольно банальным: хуже сдали экзамен те студенты, которые хуже к нему готовились. Чем меньше был уровень знаний, тем выше был уровень тревоги. То есть действительно, те выпускники, которые знали меньше, больше волновались и показывали плохие результаты.

Правда, тут обнаружился и обратный эффект: когда Мария Теобальд и её коллеги глубже погрузились в анализ, оказалось, что чем выше был у студентов уровень личной тревожности, тем меньше знаний они получали. То есть можно предположить, что такая характерная особенность плохо влияет на восприятие учебной информации.

Исследователи также сопоставили ежедневные результаты испытуемых на платформе с уровнем их тревоги. Оказалось, чем меньше студенты давали верных ответов накануне, тем больше нарастала их тревога следующим утром. Иными словами, осознавая недостаток знаний, участники эксперимента тревожились сильнее.

Результаты этого исследования говорят, прежде всего, о том, что плохие отметки на экзамене — далеко не всегда результат конкретной стрессовой ситуации. Тревога может проявиться задолго до часа икс, и связана она скорее с осознаванием у себя недостатка знаний. Но и полностью винить студентов в плохой подготовке не стоит: исследование подтвердило, что тревожные люди часто плохо запоминают информацию и хуже других умеют учиться.

Казалось бы, идеальный способ помочь студентам — дать им инструменты для борьбы с тревогой до экзамена или во время него. Однако польза от этого спорная.

Во-первых, эффективность способов борьбы с тревогой под вопросом. Например, американские исследователи в 2021 году попробовали два способа: экспрессивное письмо, то есть возможность зафиксировать свои чувства на бумаге, и чтение статьи о тревожности с советами о том, как с ней справляться. Оба подхода в итоге не сработали, хотя по экспрессивному письму есть более ранние исследования, которые доказали его эффективность.

А во-вторых, Мария Теобальд и её коллеги считают, что инструменты борьбы с тревожностью и стрессом могут в принципе быть бесполезными — в конце концов, дефицит знаний они не восполнят. Исследователи считают, что лучше всего помогать тревожным студентам с учебными стратегиями, которыми они могли бы воспользоваться. Это упростит процесс подготовки, а в идеале — и сократит пробелы в знаниях.

Больше интересного про образование ― в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!


ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Как изменить свою жизнь?Мы сделали бесплатный курс о том, как справляться с сомнениями, принимать важные решения и начать жить так, как мечтаешь.

Список литературы

Bore M., Kelly B., Nair B. Potential predictors of psychological distress and well-being in medical students: a cross-sectional pilot study. Adv Med Educ Pract. 2016; 7: 125-135. doi: 10.2147/AMEP. S96802

Quek T. T., Tam W. W., Tran B. X., et al. The global prevalence of anxiety among medical students: A meta-analysis. Int J Environ Res Public Health. 2019; 16

: 2735. doi: 10.3390/ijerph16152735

Pascoe M. C., Hetrick S. E., Parker A. G. The impact of stress on students in secondary school and higher education. Int J Adolesc Youth. 2020; 25

: 104-112. doi: 10.1080/02673843.2019.1596823

Griggs S. Hope and mental health in young adult college students: An integrative review. J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 2017; 55

: 28-35. doi: 10.3928/02793695-20170210-04

January J., Madhombiro M., Chipamaunga S., Ray S., Chingono A., Abas M. Prevalence of depression and anxiety among undergraduate university students in low- and middle-income countries: A systematic review protocol. Syst Rev. 2018; 7

: 57. doi: 10.1186/s13643-018-0723-8

Александров А. Г. Изменение уровней тревожности студентов в условиях учебной деятельности / А. Г. Александров, П. И. Лукьяненок // Научное обозрение. Медицинские науки. – 2016. – № 6. – С. 5–14.

Qamar K., Khan N. S., Bashir Kiani M. R. Factors associated with stress among medical students. J Pak Med Assoc. 2015; 65 ДИАГНОЗ СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ И ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНЫ У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСОВ 19 ВУЗОВ СТРАНЫ: 753-755.

Hill M. R., Goicochea S., Merlo L. J. In their own words: stressors facing medical students in the millennial generation. Med Educ Online. 2018; 23

: 1530558. doi: 10.1080/10872981.2018.1530558

Милашечкин В. С. Оценка уровня тревожности иностранных студентов первого года обучения / В. С. Милашечкин, А. В. Логачев, В. В. Милашечкина // Материалы Всероссийской научно-методической конференции, посвященной 90-летию введения физической культуры как обязательной дисциплины в высшем образовании «Актуальные проблемы физического воспитания и спорта в вузе». – Москва: Издательский центр РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина, 2019. – С. 174–176.

Бобрищева-Пушкина Н. Д. Экзаменационный стресс у студентов медицинских вузов: распространенность, причины и профилактика / Н. Д. Бобрищева-Пушкина, Л. Ю. Кузнецова, О. Л. Попова // Гигиена и санитария. – 2018. – Т. 97. – № 5. – С. 456–460. U RL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekzamenatsionnyy-stress-u-studentov-meditsinskih-vuzov-rasprostranyonnost-prichiny-i-profilaktika

Городецкая И. В. Исследование ситуативной и личностной тревожности студентов / И. В. Городецкая, Н. Ю. Коневалова, В. Г. Захаревич // Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2019. – Т. 18. – № 5. – С. 120–127. doi: https://doi.org/10.22263/2312-4156.2019.5.120

Сгонник Л. В. Анализ двигательной активности студентов педагогического вуза / Л. В. Сгонник, Н. Н. Иваненко // Таврический научный обозреватель. – 2016. – № 1-3
. – С. 17–20.

Милашечкина Е. А. Особенности проявления уровня тревожности у студенток специальной медицинской группы, имеющих дополнительный объем двигательной активности / Е. А. Милашечкина, Г. В. Бичева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2019. – № 3 (169). – С. 433–437.

Pascoe M., Bailey A. P., Craike M., et al. Physical activity and exercise in youth mental health promotion: a scoping review. B MJ Open Sport Exerc Med. 2020; 6

: e000677. doi: 10.1136/bmjsem-2019-000677

Мудриевская Е. В. Обоснование целесообразности и эффективности использования гимнастических упражнений йоги в физическом воспитании студентов / Е. В. Мудриевская // Здоровье человека, теория и методика физической культуры и спорта. – 2019. – № 2

. – С. 130–137.

Hagströmer M., Oja P., Sjöström M. The International Physical Activity Questionnaire (IPAQ): a study of concurrent and construct validity. Public Health Nutr. 2006; 9

: 755-762. doi: 10.1079/phn2005898

Пискун О. Е. Оценка психического состояния студентов младших курсов на основе постоянного мониторинга / О. Е. Пискун, Н. Н. Петрова, В. О. Пискун // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2018. – Т. 13. – № 3. – С. 1202–1213.

Синюшкина С. Д. Оценка влияния занятий спортом на устойчивость к стресс-факторам и психологическое состояние / С. Д. Синюшкина, Е. О. Меркеева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2021. – № 4 (194). – С. 517–520. doi: 10.34835/issn.2308-1961.2021.4.p517-520

Лещева А. В. Спорт как средство борьбы с тревожностью и стрессом студентов / А. В. Лещева, О. С. Давыдова // Актуальные проблемы профессионально-прикладной физической культуры и спорта: Межвузовский сборник научно-методических работ / Под редакцией В. П. Сущенко. – Санкт-Петербург: Политех-Пресс, 2020. – С. 118–123.

Об авторах

А. Э. Хусаинов

Минздрав России
Россия

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет»

ул. Ленина, д. 3

Т. Р. Зулькарнаев

А. И. Агафонов

Е. А. Поварго

П. А. Мочалкин

Минздрав России; ГБУЗ «Республиканский центр дезинфекции»
Россия

ул. Мингажева, д. 127/1

А. Ф. Шамсутдинова

Дополнительные файлы

1. Установлено, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно), при этом гендерных различий не выявлено.

2. Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла у студентов с высокой физической активностью, р < 0,01), при этом анализ данных в зависимости от пола показал аналогичные различия только в женской подгруппе.

3. При сравнительном анализе полученных данных среди юношей и девушек установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05).

1. Адаптация методики Ю. Л. Ханина. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к шкале реактивной и личностной тревож- ности Ч. Д. Спилбергера. Ленинград. 1976. 18 с.

Оцените статью
Избавиться от тревоги