🔢 как научиться решать сложные задачи

🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ Тревога

Математическая тревожность — это специфическое беспокойство и даже страх, связанные с арифметическими вычислениями и решением задач. По результатам различных исследований от 25 до 80% учащихся сообщают о проявлениях математической тревожности, а у 11% школьников и студентов она так сильно выражена, что требуется психотерапия.

Математическая тревожность связана с низкой успеваемостью по математическим предметам, при этом связь эффективности и тревожности взаимообусловлена: у тех учеников, чья компетентность в рамках предмета ниже, математическая тревожность выше, и наоборот, чем выше тревожность, тем хуже результат. К математической тревожности в особенности предрасположены люди с дискалькулией, при этом она не связана с уровнем интеллекта.

Математическая тревожность отрицательно влияет на отношение ученика к предмету. Психика воспринимает стимулы, связанные с арифметическими операциями, как угрожающие, поэтому избегает их. Ребенок тратит ресурсы нервной системы не на обучение, а на совладание со стрессом.

Математическая тревожность начинает формироваться в младших классах, повышается к средней школе, что связывают с повышением сложности предмета. Статистически чаще данный феномен развивается у девочек. Учёные предполагают, что здесь влияют гендерные стереотипы, а также более высокий общий уровень тревожности у женщин.

Для диагностики уровня математической тревожности был разработан тест на математическую тревожность – MARS (Mathematic Anxiety Rating Scale). Есть адаптированные версии для школьников, но варианта на русском языке я, к сожалению, не нашла.

Факторы, которые влияют на развитие математической тревожности:

Как помочь ребенку с математической тревожностью?

Пока ученые исследуют эффективность аппаратных методов воздействия (транскраниальной микрополяризации и транскраниальной магнитной стимуляции головного мозга) для снижения математической тревожности (есть такие исследования), мы поговорим о более простых, доступных и безопасных способах.

Единой методики терапии не существует, но можно выделить основные направления помощи:

Автор статьи: нейропсихолог Александрова О. А.

Для записи на консультацию специалиста позвоните по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму заявки на сайте.

Также вы можете связаться с нами через популярные мессенджеры:

3-7% всех детей, подростков и взрослых страдают от дискалькулии (расстройством арифметических навыков). Серьезные, постоянные трудности при выполнении арифметических вычислений приводят к заметным нарушениям в школе, на работе и в повседневной жизни и повышают риск сопутствующих психических расстройств

От трех до семи процентов всех детей, подростков и взрослых страдают от дискалькулии. Эта цифра соответствует примерно от 84 000 до 195 750 учащихся начальной школы в Германии. Значение дискалькулии все еще недооценивается. Плохие математические способности ложатся тяжелым бременем на общество и на пострадавшего человека. Крупномасштабное когортное исследование в Англии показало, что плохие математические способности связаны с серьезными психосоциальными и экономическими рисками: 70-90% пострадавших лиц преждевременно закончили учебу в 16 лет; в 30 лет очень немногие из них работали полный рабочий день. Вероятность того, что они останутся безработными и у них разовьются симптомы депрессии, была в два раза выше, чем у лиц без дискалькулии. Расходы, связанные с серьезным нарушением математических способностей в Великобритании, оцениваются в 2,4 миллиарда фунтов стерлингов в год.

Лица с дискалькулией имеют выраженные, постоянные проблемы в применении основных методов арифметики и в знании математических фактов (таблицы умножения); согласно определению расстройства МКБ-10 (код F81.2), эти проблемы возникают не просто из-за низкого интеллекта или неадекватного школьного образования. Эти проблемы часто связаны с нарушением базовой обработки чисел и величин. Соотношение полов среди страдающих примерно одинаковое, с тенденцией к более высокой распространенности среди девочек.

Типичные признаки дискалькулии

Подсчет пальцев сам по себе не является признаком дискалькулии, а скорее обычной помощью в запоминании математических фактов и изучении эффективных стратегий вычисления. Постоянный подсчет пальцев, особенно для часто повторяющихся, простых вычислительных задач, действительно указывает на проблему в вычислениях.

Определяющим является не простое наличие ошибок в расчетах, а скорее их разнообразие, постоянство и частота.

Когда дискалькулия не распознается как таковая (что часто случается), негативный школьный опыт и повторяющиеся неудачи в математических заданиях порождают страх неудачи, а также сниженную самооценку. У пострадавших детей и подростков развиваются разнообразные психические симптомы и расстройства. Симптомы встречаются часто (около 10-40%), как экстернализирующего типа (например, агрессивность и возбуждение), так и интернализирующего типа (например, тревога и подавленное настроение). Дискалькулия также характеризуется высокой коморбидностью с нарушениями чтения и / или правописания (дислексия; около 30-40%), а также с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ; около 10-20%). Без специального вмешательства дискалькулия часто приводит к неуспеваемости и прогулам в школе.

За последние два десятилетия заметно возрос интерес к дискалькулии, как среди специалистов, изучающих проблему, так и среди широкой общественности. Тем не менее, новые знания, полученные за это время, не были систематически интегрированы в медицинскую, психологическую, учебно-терапевтическую и образовательную практику. Для диагностической оценки дискалькулии используются различные процедуры, критерии и тесты. Хотя доступен широкий спектр терапевтических и обучающих программ, их эффективность, как правило, не изучалась или остается неясной. Более того, классификация дискалькулии в МКБ-10, которая основана исключительно на недостатках в выполнении базовых арифметических задач, должна быть подвергнута сомнению на основе недавно приобретенных научных знаний.

Ключевые идеи

Лица с дискалькулией плохо успевают во всех областях математики, особенно при обработке чисел и величин, в основных арифметических операциях и при решении словесных задач.

Диагностика дискалькулии требует, чтобы математические показатели, оцениваемые с помощью стандартизированного теста, были по крайней мере на одно стандартное отклонение ниже среднего значения, соответствующего возрасту или степени. Кроме того, анамнез и результаты клинического обследования и дальнейшей психосоциальной оценки должны четко подтверждать диагноз.

Лечение должно быть специфичным для конкретного заболевания, должно быть начато как можно раньше и должно проводиться надлежащим образом подготовленным специалистом в индивидуальных условиях.

При диагностике и лечении дискалькулии необходимо учитывать сопутствующие симптомы и расстройства, особенно сопутствующую дислексию, синдром дефицита внимания / гиперактивности и расстройства либо интернализирующего типа (тревога, депрессия), либо экстернализирующего типа (характеризующиеся агрессией или нарушением правил).

Медицинские страховщики должны взять на себя расходы по лечению дискалькулии. Аналогично дислексии, дискалькулия должна быть официально признана в законе об образовании, а поддерживающие меры лечения должны быть доступны в школах всем, кто в них нуждается.

Клиническое обследование при дискалькулии

Клинико-диагностическая оценка состоит из физического осмотра (включая неврологическое обследование с проверкой зрения и слуха) и стандартизированного теста интеллекта. Диагностические критерии дискалькулии определяют, что ухудшение выполнения математических задач не должно быть связано с низким интеллектом, определенным МКБ-10 (IQ <70), повреждением головного мозга, заболеванием головного мозга (например, детским церебральным параличом, эпилепсией), или ранее не выявленным нарушением зрения или слуха. При дифференциальной диагностике также следует учитывать последствия нейрогенетических нарушений (например, синдром fragile-X, синдром делеции 22q11) и другие факторы, которые могут ухудшить выполнение математических задач (например, преждевременные роды, низкий вес при рождении).

История болезни и дальнейшая психосоциальная оценка

Биографический ход развития человека и его семейная и учебная ситуация должны быть систематически задокументированы, так же, как и влияние дефицита успеваемости на умственное и социальное развитие, школьную интеграцию и социальное участие (психосоциальная интеграция).

При дифференциальной диагностике должны быть исключены другие потенциальные причины трудностей при выполнении математических заданий, например: неадекватное школьное образование (частая смена учителей или отмена уроков), недостаточные возможности обучения и поддержки (семейные конфликты, нарушения в обучении в семье, бедность), длительное отсутствие в школе или влияние других нарушений на математические способности, таких как тревожные расстройства (школьная фобия).

Для обеспечения правильного диагноза следует применять вспомогательные критерии диагностики дискалькулии, включая семейную кластеризацию дискалькулии или трудности в освоении понятий числа и количественности в дошкольном возрасте.

Рассмотрение множественных факторов риска иногда позволяет спрогнозировать течение и стабильность дискалькулии: следует принимать во внимание сопутствующие психические расстройства, психосоциальные факторы стресса (например, неудачную интеграцию в школе) и низкий социально-экономический статус семьи, поскольку они могут повлиять на течение расстройства и эффективность вмешательств.

Диагностика дискалькулии

Диагноз устанавливается на основе информации из всех трех источников (тестирование, клиническое обследование и история болезни, включая дальнейшую психосоциальную оценку. Какой бы тест ни использовался для оценки математической успеваемости, показатели ниже среднего (= 16-м процентиле) по математике должны быть задокументированы, особенно в основных арифметических операциях и числовой и количественной обработке. Пороговое значение теста, которое следует использовать в качестве критерия для постановки диагноза, зависит от степени, в которой клиническое обследование, анамнез и психосоциальная оценка подтверждают предполагаемый диагноз дискалькулии. Если они этого не делают, то следует использовать строгий (низкий) порог в 1,5 стандартных отклонения ниже среднего значения, соответствующего возрасту или степени тяжести (т. е. = 7-й процентиль или T-значение = 35). С другой стороны, если уже есть доказательства, подтверждающие диагноз дискалькулии (например, трудности дошкольного возраста с понятиями числа и количественности), пороговое значение теста не обязательно должно быть таким строгим и может быть установлено на 1 стандартное отклонение ниже среднего значения, соответствующего возрасту или классу (т. е. = 16-й процентиль или T-значение = 40).

Что это такое и как с ней бороться

Обсудили с исследовательницей этого явления.

Иллюстрация: Катя Павловская для Skillbox Media

Обозреватель Skillbox Media. Магистр по научной коммуникации, интересуется социологией науки, историей и будущим образования.


🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

Кандидат психологических наук, научный сотрудник лаборатории возрастной психогенетики Психологического института Российской академии образования (РАО), член Совета молодых учёных и специалистов РАО.

Работает над исследованиями в области математического образования и над созданием психометрических инструментов для оценки когнитивных функций, эмоциональных состояний и личностных аспектов.

— Что такое математическая тревожность — психологическое расстройство или просто особенность личности?

— Это личностная особенность. Такая тревожность проявляется в ответ на всё, что связано с оперированием числами или другой математической информацией. Причём она заметна как в учебном контексте, то есть на уроках математики в школе или в вузе, так и в повседневной жизни. Например, если нужно запомнить числовую информацию или что-то посчитать.

— Как отличить её от того, что человек в целом склонен тревожиться по разным поводам? Или от тревоги перед экзаменом?

— Действительно, исследования показывают, что математическая тревожность часто коррелирует с общей тревожностью. Проще говоря, тревожный человек волнуется и по поводу математики. Но всё-таки это разные явления — не склонные нервничать по другим поводам люди тоже могут проявлять математическую тревожность.

Кроме того, некоторые исследователи считают, что нужно говорить о предметной тревожности вообще. То есть о тревоге, которая проявляется у разных людей с разными дисциплинами — у кого-то с языками, а у кого-то с физикой. Пока это одна из теорий.

И есть ещё одна точка зрения, согласно которой математическая тревожность в первую очередь связана с ситуацией проверки, и её можно назвать тестовой тревожностью. Но на самом деле эти состояния можно различить.

— А как вы в своих исследованиях различали разные виды тревожности?

— Мы с коллегами использовали специальные опросники для измерения. Понятие числовой тревожности появилось давно, где-то в 1950-е годы, и с тех пор возникло немало инструментов. Многие из них валидизированы, то есть доказано, что они измеряют то, на что направлены. В основном они состоят из вопросов о том, как человек себя чувствует в ситуациях, связанных с оперированием числовой информацией.

— Есть ли способ выявить математическую тревожность по каким-то объективным критериям, а не по ответам на вопросы анкет?

— Да, разрабатываются так называемые объективные методики регистрации.

Всё, что связано с тревогой, страхом, стрессом, имеет под собой физиологическую основу. И у математической тревожности могут быть разные индикаторы — в гормональных реакциях (например, колебания уровня кортизола), в показателях работы мозга.

Все они исследуются. Хотя единой диагностической методики пока нет, определённые физиологические признаки математической тревожности удалось выявить.

— Связана ли с математической тревожностью дискалькулия?

— У этих явлений разная природа. Математическая тревожность связана с эмоциональным компонентом, со стрессовыми реакциями. А дискалькулия, как и дислексия и дисграфия, — расстройство учебных навыков. Три этих расстройства даже включены в международную классификацию болезней. Конкретно при дискалькулии нарушены когнитивные механизмы, в частности связанные с оценкой количества.

— Что это за механизмы?

— У нас иногда используют термин «чувство числа» — на мой взгляд, не очень удачный перевод английского number sense. Корректнее называть этот механизм «оценка количества», так как он позволяет нам оценить какое-то количество не считая. То есть прикинуть на глаз, сколько примерно объектов в каком-то множестве перед нами.

— А при математической тревожности этот когнитивный механизм и другие могут быть развиты нормально?

— Да, у людей с математической тревожностью совсем необязательно ухудшены способности, которые лежат в основе оперирования математическим материалом. Тем не менее они справляются с решением задач хуже, чем люди без математической тревожности. Просто из-за волнения и стресса.

— Известно ли, что первично? Математическая тревожность возникает из-за изначально слабых способностей и трудностей в обучении уже в начальных классах или наоборот — сначала возникает тревожность, а уже из-за неё хуже получается решать задачи?

— К сожалению, на данный момент нельзя точно ответить на этот вопрос. Исследования зачастую носят корреляционный характер: мы можем выявить связи между явлениями, но не установить направления этих связей, сказать, что причина, а что следствие.

— В каком возрасте начинает проявляться математическая тревожность?

— Она может возникать уже в младшей школе, но большинство исследований показывают, что она усиливается к старшей школе. Это может быть связано со многими причинами.

Например, хорошо изучены гендерные стереотипы, связанные с математической тревожностью.

Широко распространено представление, что мальчики справляются с математикой лучше, чем девочки. На детей этот стереотип не так сильно влияет, но по мере того, как они подрастают, они всё чаще сталкиваются с ним.

И это один из механизмов того, почему, в частности, женщины могут с возрастом становиться более математически тревожными.

— Может ли быть такое, что тревожные чувства, негативные эмоции связаны с первым неудачным опытом знакомства с математикой?

— Да, особенности личного опыта очень важны. Если знакомство с предметом было негативным — учитель был слишком строгим, родители заставляли, сильно ругали при неудачах — это может иметь последствия. Но особенно это проявляется у детей с изначально не очень высокой самооценкой.

Исследования показывают, что математическая тревожность и самооценка коррелируют негативно — чем выше тревожность, тем ниже самооценка. Для ребёнка с низкой самооценкой первые неудачные шаги в математике будут почвой для усугубления ситуации и подкрепления тревожности.

— Передаётся ли математическая тревожность по наследству, и если да, то как? Если родители боялись математики в школе, то они передадут этот страх ребёнку своим излишне нервным отношением к его успехам в этом предмете, или есть генетическая основа тоже?

— В психогенетике исследуется природа психологических признаков — то, насколько они обоснованы генотипом, а насколько средой, в которой развивается человек. И в исследованиях близнецов показано, что математическая тревожность и правда наследуется. Вклад генотипа в её развитие оценивают на 30–40%. Это серьёзная доля, то есть можно говорить, что наследственность важна. Конечно, нет одного гена, ответственного за математическую тревожность, конкретные молекулярно-генетические механизмы этого влияния сейчас исследуют во многих лабораториях.

Важно помнить, что за остальные 60–70% вклада в развитие математической тревожности отвечает среда. И если подкреплять наследственный «задел», он наверняка выразится в страхе перед математикой.

И наоборот, если правильно подходить к обучению, стараться не критиковать ребёнка за неудачи, учить концентрироваться на процессе решения задачи, а не на том, чтобы любым способом получить правильный ответ, есть шанс нивелировать влияние наследственности.

— Какой стиль преподавания может спровоцировать развитие математической тревожности?

— Как и в целом в педагогике, одинаково плохи и авторитарный, и попустительский стиль. Крайние варианты будут иметь негативные последствия. А совместное творчество, в котором учитель стимулирует дискуссии и совместное решение задач в классе, скорее будет иметь положительный эффект.

— Насколько распространена математическая тревожность?

— В разных исследованиях оценки различаются — одни говорят, что каждый десятый страдает от математической тревожности, другие — что чуть ли не до 70% людей испытывают такие трудности. Разброс связан с тем, насколько строгие критерии используются при измерении.

Сейчас мы с коллегами собираем данные по шкале математической тревожности на российской выборке. В результате этой работы будут определены тестовые нормы, что в дальнейшем позволит оценить распространённость математической тревожности в нашей стране.

— Может ли математическая тревожность впервые проявиться во взрослом возрасте? Допустим, в школе человек ничего за собой такого не замечал, а во взрослом возрасте, когда ему зачем-то понадобилась математика, изучать её не позволяет тревожность?

— Такое вряд ли возможно: скорее всего, она проявится уже в школе. Выбор профессии в таком случае может быть основан на наличии математической тревожности. Вряд ли человек, который испытывает тревогу всякий раз, когда надо что-то посчитать, будет выбирать для себя связанную с вычислениями специальность.

— Получается, что математическая тревожность мешает изучать точные науки, работать в такой области. А как она влияет на повседневную жизнь?

— Скорее всего, будет избегание ситуации, где нужно что-то посчитать или запомнить числовую информацию. Наверное, будут использоваться какие-то «костыли», благо сейчас это действительно возможно. Пользуясь безналичной оплатой, уже не нужно считать сдачу, например, и многое можно не запоминать, а записать или сфотографировать.

Но с другой стороны, изучение математики — это ведь не только про простой счёт. Это в целом больше о логическом мышлении, о том, как строить умозаключения. Если человек избегает математики в целом, то он в какой-то степени обедняет себя, потому что у него не развиваются эти умения.

И потому какой-то негативный эффект математическая тревожность продолжает оказывать, несмотря на технический прогресс.

— Сигнализирует ли математическая тревожность о том, что есть проблемы с рабочей памятью или с другими функциями, которые важны для всех видов деятельности?

— Да, дело в том, что, хотя математическая тревожность сама по себе не когнитивный, а эмоциональный феномен, она всё равно связана с когнитивными функциями.

Одна из теорий состоит в том, что математическая тревожность сопровождается дефицитом рабочей памяти.

Логика такая: человек волнуется, и его ограниченную по объёму рабочую память занимают мысли не о том, как прийти к ответу в решаемой задаче, а тревога — «как мне страшно, как я боюсь». Тревожные мысли забивают «оперативку», и на решение не остаётся ресурсов.

— Как понять, что у ребёнка именно математическая тревожность?

— Важную информацию может показать самоотчёт. Ребёнок, скорее всего, сам замечает, что испытывает неприятные эмоции всякий раз, когда ему нужно что‑то решить или когда предстоит контрольная по математике.

Даже в самом известном на данный момент опроснике вопросы построены как самоотчёт. Например, нужно ответить, что вы испытываете, тревожитесь ли, есть ли у вас страх в ситуациях, когда вы что-то решаете, когда открываете учебник по математике, когда вас вызывают к доске.

— Стоит ли заниматься самопроверкой или проверкой своих учеников по опроснику или его должен применять специалист?

— Если у педагогов есть подозрения на этот счёт, если ребёнок сообщает о том, что какая-то есть тревога, какой-то страх, лучше всего будет отправить его к психологу, который занимается проблемами, возникающими в ходе обучения. Он сможет в большей степени оценить и верифицировать эти подозрения, постараться помочь и скорректировать эту проблему. Крайне желательно обращаться к специалистам, конечно.

— Можно ли преодолеть математическую тревожность? Известны ли случаи, когда человек не просто справился с тревожностью, а начал заниматься работой, в которой требуются математические исчисления?

— Могу в пример привести себя, потому что в школе я была математически тревожным человеком. Даже когда выбирала, куда мне поступать, сначала думала о гуманитарных направлениях, где математики будет поменьше, желательно не сдавать её при поступлении.

А потом я познакомилась с факультетом психологии, меня это заинтересовало. И несмотря на то что там математика была при поступлении профильным предметом, я решила, что надо взяться за себя. Пришлось углубиться в математику, и постепенно в чём-то мне это даже понравилось. В итоге я успешно сдала всё, что требовалось.

Нельзя ставить крест на себе и отказываться от интересующих вас профессий из-за математической тревожности. Лучше попытаться справиться с ней.

— Что бы вы посоветовали самим учащимся с математической тревожностью на своём опыте?

— Подойдёт подход, который справедлив не только для специфической математической тревожности, но и для любых тревожных расстройств. Не стоит убегать от этого страха — избегая математики, тревогу не преодолеешь. Понемногу, по чуть-чуть стоит встречаться с этим предметом, стараться сделать этот опыт более позитивным.

— А как могут помочь родители и учителя?

— Со стороны родителей важен правильный стиль общения с детьми — больше поддерживать ребёнка, помогать, обязательно замечать его успехи. Тогда эти краткие встречи с математикой не будут так пугать, и постепенно ребёнок будет готов увеличивать время, которое он затрачивает на этот предмет.

Учителям на повседневных уроках не стоит увлекаться ситуациями, которые усиливают стресс, — например, всё время давать задания с жёстким ограничением по времени. Конечно, готовиться к контрольным и экзаменам всё равно придётся, но лучше использовать тут игровые форматы.

— Могут ли нейротехнологии как-то помочь корректировать математическую тревожность?

— Такие исследования идут. Известно, какие области в мозге активируются, когда человек тревожится, — в частности, при математической тревожности это те же участки, что и при любой боли или неприятных ощущениях, то есть миндалевидное тело, островок и другие.

Идея в том, что если каким-то образом затормозить активность нейронов в этих областях в нужный момент, то и негативных эмоциональных проявлений будет меньше. Некоторые эксперименты с электростимуляцией уже показали результаты, но их выводы ещё нужно перепроверять. До практического использования таких технологий пока далеко.

Волшебной палочки, которая бы выключила тревожность на физиологическом уровне, пока нет.

— А какие методы используют психологи в борьбе с математической тревожностью?

— Это различные психотерапевтические техники, прежде всего из когнитивно-поведенческого подхода. Есть исследования о том, что помогает техника экспрессивного письма, когда учащийся прописывает все свои тревоги и страхи, связанные с предметом, непосредственно перед экзаменом.


🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

Как изменить свою жизнь?Мы сделали бесплатный курс о том, как справляться с сомнениями, принимать важные решения и начать жить так, как мечтаешь.

Лечение дискалькулии

У лиц с дискалькулией математические способности следует укреплять путем применения стандартизированных, специфичных для конкретного заболевания вмешательств, эффективность которых была научно продемонстрировано. Однако их следует применять только в том случае, если они уместны в контексте индивидуального плана лечения. Если пациент, например, одновременно страдает от дефицита внимания, который делает невозможным для него следовать стандартизированной программе, то эта программа не может быть использована.

Дети дошкольного возраста, которые считаются подверженными риску развития дискалькулии, должны получать поддерживающее лечение как можно раньше, поскольку было установлено, что это оказывает благоприятное влияние на последующее развитие математической компетентности и на успеваемость в учебе. Решение о том, когда прекратить лечение, зависит от хода реакции и от изменения индивидуальных факторов (например, тяжести сопутствующих симптомов). Таким образом, лечение следует продолжать до тех пор, пока это уместно и необходимо по мнению междисциплинарной команды, осуществляющей уход за ребенком (например, терапевта, учителя и терапевта). Показания к продолжению лечения следует пересматривать не реже одного раза в год с последующим обследованием конкретного расстройства, проводимым независимыми специалистами (т. е. не лицом, проводящим терапию), которые обладают соответствующим опытом.

Сопутствующие расстройства у лиц с дискалькулией

Дискалькулия имеет высокую коморбидность с другими расстройствами и симптомами. Распространенность, отношение шансов и относительные частоты были определены в ходе мета-анализа было обнаружено, что наиболее распространенными сопутствующими заболеваниями являются дислексия, симптомы из спектра СДВГ (в основном дефицит внимания) и симптомы либо интернализирующего типа (в основном беспокойство по математике, тестовая тревога и школьная фобия), либо экстернализирующего типа (например, агрессивное поведение). Поэтому любой человек, которому поставлен диагноз дискалькулия, должен пройти диагностический скрининг на эти потенциально сопутствующие расстройства. Если скрининговый тест дает подозрение на сопутствующее расстройство, то следует провести соответствующее диагностическое обследование, предпочтительно, как указано в соответствующем руководстве.

Беспокоитесь о своем психическом здоровье? Предлагаем пройти диагностику у наших высококвалифицированных психиатров в Москве. Мы работаем строго в соответствии с принципами доказательной медицины, соблюдаем профессиональную этику и поддерживаем высокое качество обслуживания пациентов. При обращении к нам гарантируем полную конфиденциальность без постановки на учет.

Помочь Вам готовы более 50 опытных специалистов центра «Эмпатия». Получить эффективную помощь наших психиатров, психотерапевтов, психологов и эндокринолога можно на очном приёме в Москве и Реутове, а также в формате онлайн-консультации в любой точке мира. Отметим, что выписка рецептов по итогам онлайн-приёма возможна!

Как тревога и стресс влияют на результат экзамена

Рассказываем про два интересных исследования.


🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

Редактор направления «Образование» Skillbox Media.

Многие считают, что сдают экзамены хуже, чем могли бы, просто из-за тревоги и стресса. Якобы хорошую память на экзамене может «закоротить», и человек не справится даже с такой задачкой, какие до этого с лёгкостью щёлкал как семечки. Это действительно так? Если да, то почему так происходит? Разберём два исследования, в ходе которых учёные искали ответы на эти вопросы. Но сначала поясним, как тревога связана с памятью.

Люди, склонные к тревоге, обычно фокусируются на своих эмоциях, а не на конкретной задаче, и таким образом исчерпывают лимиты рабочей (или краткосрочной) памяти — той, что ответственна за обработку и хранение информации.

Концентрация на своих переживаниях приводит либо к сниженному вниманию, либо к необходимости гораздо дольше размышлять над решением или ответом, отмечает специалист из Института психиатрии, психологии и нейронаук Лондонского королевского колледжа Керон Хуанг в своей статье «Обзор тревожности и рабочей памяти». При этом пока что учёные не могут точно сказать, как именно организована связь между рабочей памятью и стрессом. Например, существует гипотеза о том, что не стресс влияет на память, а наоборот, ограничения рабочей памяти могут приводить к развитию тревоги.

От ёмкости рабочей памяти зависит, каким способом человек решает задачу. Возможности у людей разные — у кого-то память более «вместительная», у кого-то менее, поэтому подходы к той или иной задаче люди тоже используют разные. Чем больше «вместимость» рабочей памяти, тем больше человек склонен полагаться на правила, а вот люди со слабой рабочей памятью чаще полагаются на ассоциации.

Чтобы понять разницу, представьте, что вам предложили решить такую математическую задачу: (32 − 8) ÷ 4. Вам нужно лишь ответить на вопрос, будет ли здесь остаток. Стратегия на основе правил состоит в том, чтобы последовательно выполнять ряд известных действий: сначала вычитание, потом деление. А вот стратегия на основе ассоциаций предполагает, что вы уже решили достаточно много похожих задач и поэтому с ходу подумаете, что поскольку все числа здесь чётные, то остатка, скорее всего, не будет. В обоих случаях ответ будет отрицательным, но, используя стратегию на основе ассоциаций, вы дадите ответ быстрее. Это пример из статьи американских учёных, которые с помощью научного эксперимента выяснили, как люди с разными объёмами рабочей памяти подходят к решению математических задач и как на этот процесс влияет стрессовая обстановка.

Минус стратегии на основе ассоциаций в том, что она не всегда срабатывает эффективно — проще говоря, выше риск ошибки, потому что человек фактически пытается угадать верный ответ, хотя и с опорой на свой опыт. Зато она требует меньшей концентрации и меньшего напряжения рабочей памяти. Стратегия на основе правил, наоборот, с большей вероятностью приводит к верному ответу — просто потому, что человек сосредотачивается и внимательно проходит каждый шаг. Но упомянутый выше эксперимент американских учёных показал, что в стрессовой ситуации люди, которые в обычной обстановке полагаются на правила, меняют свои стратегии и в результате теряют своё преимущество перед теми, кому привычнее мыслить ассоциативно. Ниже расскажем, как исследователи это выяснили.

Студентам одного из вузов США предложили два вида тестов. Первый включал решение задач по модульной арифметике. Собственно, задача заключалась в том, чтобы ответить, верно или неверно уравнение на экране. Периодически испытуемых просили указать, как именно они пришли к ответу.

В основе второго эксперимента была «» — участникам нужно было рассчитать, как получить нужный объём воды с помощью кувшинов разной ёмкости (их изображение показывали на экране). Исследователи объяснили студентам, что им надо не просто решить задачу, но и сделать это наиболее простым способом. Здесь уже сам ответ в виде написанной формулы подсказывал исследователям, какую стратегию решения выбрали испытуемые и способны ли они выбирать наиболее эффективную стратегию.


🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

Кадр: фильм «Умница Уилл Хантинг» / Miramax Films

Исследователи заранее протестировали участников, чтобы понять, каков уровень их рабочей памяти. Затем студентов делили на две группы по условиям, в которых проходил эксперимент:

С задачами по модульной арифметике в спокойных условиях лучше справились обладатели «более вместительной» рабочей памяти, чем те, у кого память послабее. А вот в стрессовых условиях их результаты сравнялись.

Исследователи объяснили это так: в спокойной обстановке студенты с хорошей памятью просто внимательнее решали задачки, пользуясь стратегией на основе правил, а те, у кого память послабее, пользовались ассоциациями, которые не всегда подсказывали им верный ответ. Но в стрессовых условиях люди с большей вместимостью рабочей памяти нервничали и меняли привычную для себя стратегию, положившись на ассоциации — которые, опять же, чаще приводили к ошибке.

Для второго эксперимента, где надо было решить, как с помощью кувшинов получить нужный объём воды, участников отбирали — сначала студентам дали пробные задачи на основе конкретных правил, и на следующий этап пустили тех, кто успешно справился. В эксперименте им предложили схожие задачи: сначала те, решить которые можно было тем же способом, что и пробные, а затем — похожие, но с возможностью более короткого решения — буквально в одно действие.

Исследователи выяснили, что чем лучше у испытуемых рабочая память, тем реже они в спокойных условиях распознавали короткий путь решения задачи (то есть чаще действовали по шаблону, используя длинный путь, какой был в пробных заданиях). А люди со слабой памятью, наоборот, чаще находили короткий путь. Но в стрессовых условиях студенты с хорошей памятью тоже прибегали к короткому пути решения, как и их «коллеги» с памятью похуже. Парадоксально, но несмотря на выбор короткого пути решения, в стрессовых условиях все участники решали задачи дольше, чем в спокойных условиях.

Исследователи сделали из этого вывод, что преимущества, которые, казалось бы, даёт людям хорошая память, исчезают при стрессе, потому что в такой ситуации люди мыслят нестандартным для себя образом. Но здесь стоит оговориться: исследователи концентрировались именно на математических задачах и стратегиях их решений, поэтому переносить полученные результаты на любые экзамены не стоит. Как выяснилось в другом исследовании (мы опишем его ниже), провал на экзамене не всегда можно объяснить влиянием стресса на рабочую память.

Учёные из Института образовательных исследований и информации Лейбница Мария Теобальд, Ясмин Брайтвизер и Гарвин Брод решили изучить, действительно ли экзаменационная тревога приводит студентов к худшим результатам на экзамене.

Для этого они проанализировали данные 309 студентов-медиков, которые на специализированной онлайн-платформе готовились к финальному, то есть самому важному университетскому экзамену. В основном подготовка сводилась к решению тестовых задач из экзаменов прошлых лет. Цифровые данные платформы помогли исследователям собрать множество сведений, и ещё кое-что они выясняли дополнительно. Вот что удалось узнать:

Проанализировав все полученные данные, исследователи сделали несколько важных выводов.

Сопоставление данных об уровне тревожности с результатами экзамена показало, что чем выше был уровень беспокойства, тем ниже получалась оценка за итоговый тест. Однако когда исследователи добавили к сравнению ещё и данные о пробных тестах, оказалось, что между ними и результатами реального экзамена нет особой разницы. Проще говоря, люди, которые плохо сдавали пробные тесты, потом плохо сдавали и настоящие.

Но пробный тест вряд ли вызывает столько же волнений, сколько настоящий. Значит, проваливали их не из-за стресса, а из-за плохой подготовки? Получается, нельзя утверждать, что особенно тревожные люди плохо сдают экзамены просто потому, что в стрессовых условиях у них результаты получаются хуже, чем могли бы. Может быть, они сильно тревожатся как раз из-за понимания, что плохо готовы.

В этом исследовании возможности рабочей памяти участников мало повлияли на то, как они справились с экзаменом. « Мы не нашли свидетельств в пользу гипотезы о том, что тревожные студенты с низкими показателями рабочей памяти справлялись с финальным экзаменом хуже, чем те, у кого показатели рабочей памяти были высокими», — заключили авторы.


🔢 КАК НАУЧИТЬСЯ РЕШАТЬ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

В свете предыдущего исследования этот результат может вызвать вопросы. Однако сравнивать эти два исследования сложно: как минимум потому, что в первом были математические задачи и вычисления, а во втором — пусть и сложный, но всё-таки тест с вариантами ответов.

Главный вывод получился довольно банальным: хуже сдали экзамен те студенты, которые хуже к нему готовились. Чем меньше был уровень знаний, тем выше был уровень тревоги. То есть действительно, те выпускники, которые знали меньше, больше волновались и показывали плохие результаты.

Правда, тут обнаружился и обратный эффект: когда Мария Теобальд и её коллеги глубже погрузились в анализ, оказалось, что чем выше был у студентов уровень личной тревожности, тем меньше знаний они получали. То есть можно предположить, что такая характерная особенность плохо влияет на восприятие учебной информации.

Исследователи также сопоставили ежедневные результаты испытуемых на платформе с уровнем их тревоги. Оказалось, чем меньше студенты давали верных ответов накануне, тем больше нарастала их тревога следующим утром. Иными словами, осознавая недостаток знаний, участники эксперимента тревожились сильнее.

Результаты этого исследования говорят, прежде всего, о том, что плохие отметки на экзамене — далеко не всегда результат конкретной стрессовой ситуации. Тревога может проявиться задолго до часа икс, и связана она скорее с осознаванием у себя недостатка знаний. Но и полностью винить студентов в плохой подготовке не стоит: исследование подтвердило, что тревожные люди часто плохо запоминают информацию и хуже других умеют учиться.

Казалось бы, идеальный способ помочь студентам — дать им инструменты для борьбы с тревогой до экзамена или во время него. Однако польза от этого спорная.

Во-первых, эффективность способов борьбы с тревогой под вопросом. Например, американские исследователи в 2021 году попробовали два способа: экспрессивное письмо, то есть возможность зафиксировать свои чувства на бумаге, и чтение статьи о тревожности с советами о том, как с ней справляться. Оба подхода в итоге не сработали, хотя по экспрессивному письму есть более ранние исследования, которые доказали его эффективность.

А во-вторых, Мария Теобальд и её коллеги считают, что инструменты борьбы с тревожностью и стрессом могут в принципе быть бесполезными — в конце концов, дефицит знаний они не восполнят. Исследователи считают, что лучше всего помогать тревожным студентам с учебными стратегиями, которыми они могли бы воспользоваться. Это упростит процесс подготовки, а в идеале — и сократит пробелы в знаниях.

Больше интересного про образование ― в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Оцените статью
Избавиться от тревоги