про тревогу

ПРО ТРЕВОГУ Тревога

Гештальт-подход заключается в исследовании своих чувств, мыслей и состояний здесь и сейчас, в этом моменте. Людмила и Егор начали именно с этого — осознания своей тревожности от прямого эфира.

Тревогу испытывают все живые существа. По крайней мере, люди и животные точно. Она дана нам для того, что показать — здесь опасно, страшно, дальше я идти не могу. Если человек это осознаёт, он может объектно описать, чего именно он боится.

Чтобы решить проблему, нужно её сформулировать и понять, в чём она заключается. Попробуй прямо сейчас задать себе вопросы:

Содержание
  1. Чем тревога отличается от страха?
  2. Откуда появляется состояние тревожности?
  3. Как с этим бороться?
  4. Если тревогу сложно описать? Нужно ли копаться и искать причину?
  5. Как работать с тревожностью так, чтобы не тратить свой ресурс (силы, энергию)?
  6. Как помочь и что говорить, чтобы поддержать человека, который испытывает тревогу?
  7. Плач — это признак тревожности? Плакать — это нормально?
  8. Резюме. Эффективные способы работы с тревожностью
  9. Почему тревожиться вредно?
  10. Как справиться с острой тревогой?
  11. Примите свое состояние
  12. Поступайте от противного
  13. Разыграйте худший вариант
  14. Вдыхайте приятные ароматы
  15. Действуйте!
  16. Танцуйте
  17. Чем же отличается патологическая тревога?
  18. Генерализованное тревожное расстройство (ГТР)
  19. Социальное тревожное расстройство (СТР)
  20. Паническое расстройство
  21. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  22. Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)
  23. Фобии
  24. Тревожность у мам
  25. Выводы

Чем тревога отличается от страха?

И страх, и тревога — это всегда о нашем будущем, переживания о том, что может случиться. Эти состояния часто сопровождают фразы «если бы», «а что если», «если вдруг».

Страх более понятный, чем тревога. Когда страшно, ты можешь сказать, чего ты боишься и выбрать одну из реакций — бей, беги или замри. Например, если человек боится пауков, он может избегать их.

В тревоге человек обычно не понимает, что происходит. Тревожность очень сложно выловить из общего спектра эмоций. Её можно сравнить с фоном, который задаёт общую тональность состояния и настроения. При этом у человека могут проявляться все симптомы страха: потеют ладони, поднимается давление, учащается сердцебиение. Более того, в мозг поступает определённый сигнал и человек принимает какое-то решение, основанное на этом состоянии. Тревожность часто влияет на выбор, который мы делаем по жизни.

Откуда появляется состояние тревожности?

Люди, как и животные, устроены так, что, когда мозг получает сигнал тревоги, у них запускается естественная реакция — бей, беги или замри. Но человек — существо социальное, и во многих случаях он не может реагировать так, как хочется. Например, убежать с неприятного совещания или ударить начальника не получится. В таком контексте мы в большинстве случаем удерживаем реакцию. Чаще всего человек пытается справиться с нахлынувшими эмоциями, подавляя их.

К чему это приводит?

К неврозам, паническим атакам и другим тревожным расстройствам.

Хотим мы этого или нет, наше тело всё равно реагирует, как физически, так и эмоционально. Когда это долго игнорировать и ничего с этим не делать, появляются проблемы с психическим здоровьем.

С другой стороны, тревожность — это цена нашего развития. Когда человек сталкивается с новой ситуацией, взваливает на себя множество обязанностей, старается быть в общем социальном контексте, стресс существенно увеличивается. Соответственно растёт фоновый уровень тревожности. Главное — понимать, когда этот уровень становится критическим.

Как с этим бороться?

Бороться не стоит. Это как борьба с собой и это неэффективно.

Лучше принимать, понимать и объяснять себе, почему и что происходит.

Без тревоги нам никуда. Путь развития и роста в новом невозможен без опасений и беспокойства. Стоит это осознать и встретиться лицом к лицу со своими страхами.

И тревожность, и страх можно и нужно рационализировать и как можно точнее объяснить. Я беспокоюсь, мне страшно. Почему? Что будет, если случится конкретное событие? И тогда что потом? Если ответить на эти вопросы, станет понятнее, что с этим делать.

Если тревогу сложно описать? Нужно ли копаться и искать причину?

С точки зрения психологии, да. Потому что, зная причины тревоги, легче с ней справиться. Более того, можно что-то сделать, чтобы снизить тревожность. Например, подготовиться к какому-то событию или продумать план, как будешь себя вести, если произойдёт определённая ситуация. Небольшая тревога может оставаться. Однако она уже не будет мешать жить.

Второй подход — убедить себя решать проблемы по мере их поступления. Однако, конечно, это сложнее сделать, если тревожность слишком сильная.

Как работать с тревожностью так, чтобы не тратить свой ресурс (силы, энергию)?

Чтобы более-менее оставаться искренним с собой, и, чтобы снизить тревогу, нужно проводить анализ того, что тебя тревожит. Разбирать каждый случай и смотреть, насколько ситуация влияет на общий уровень беспокойства.

Ресурс расходуется по любому, ведь когда ты развиваешься, ты постоянно вынужден преодолевать беспокойство и страхи. Важно найти, как выплёскивать накопленный из-за этого стресс. Тогда уровень тревожности и напряжение тела снижаются.

Как помочь и что говорить, чтобы поддержать человека, который испытывает тревогу?

Когда кто-то рядом с тобой в тревоге, то можно попробовать пригласить этого человека в дискуссию. Пусть расскажет, чего конкретно он боится и что привело его в это состояние. В обоюдном диалоге приходит осознанность, вырисовываются причинно-следственные связи и происходит принятие той или иной ситуации. Главное, не навязывать собеседнику свою мысль и не развлекать его, пытаясь отвлечь от тревожных чувств. Человек сам должен прийти к пониманию причины своего беспокойства. Основное правило — просто будь рядом.

Плач — это признак тревожности? Плакать — это нормально?

Плач — это не тревожность. Это уже разрядка, проживание чувств здесь и сейчас. Человек не закрывает свои эмоции, а проявляет их.

Резюме. Эффективные способы работы с тревожностью

Важно понять: волшебной таблетки, как снизить уровень тревоги для каждого отдельного человека, нет. Однако есть универсальные методы работы с тревожными состояниями.

Задай себе вопрос — можешь ли ты повлиять на ситуацию? Да? Повлияй. Нет? Осознай и прими, что ты находишься в данной ситуации, и сделай, что можешь.

В современном обществе люди часто сдерживают и подавляют свои истинные переживания. Но напряжение-то никуда не девается. Поэтому нужно учиться его выплёскивать — заниматься спортом или йогой, медитировать, выбираться на природу, можно, например, пойти покричать в лес.

В точке тревожности следует концентрироваться на своём дыхании. Поэтому при острых панических атаках советуют глубоко и ритмично дышать.

Когнитивно-поведенческая терапия предлагает особую методику рационализации, помогающую при тревожных расстройствах. Она называется «Лестница страхов». Человек выписывает все пугающие ситуации и возле каждой проставляет бал от 1 до 10 — насколько сильно она его тревожит. Потом эти страхи размещаются по ступеням соответственно баллам. Это очень сильный инструмент избавления от тревожности и достижения целей, если работать с психотерапевтом.

В гештальте и других психотерапевтических подходах есть свои методики снижения тревожности. Специалисты выбирают ту или иную в зависимости от запроса и состояния клиента.

Тревога — это состояние организма и у неё есть разные уровни. Избавиться от тревожности в современном обществе просто невозможно. Если, конечно, человек не выбирает стагнацию, то есть перестаёт развиваться.

У каждого из нас есть свой оптимальный уровень тревожности. Если он повышается, то нужно что-то с этим делать, чтобы беспокойство не переросло в психическое расстройство.

Тем не менее тревога заставляет человека более серьёзно и ответственно относиться к тому, что происходит или может случиться в его жизни. В частности, подготовиться к каким-то сложным событиям.

Как сказал Егор: «Будьте бдительными и пользуйтесь своей головой».

Главное — не избегать тревожности, а идти в неё, встречаться со своими страхами. Если не можешь сделать этого сам, обратись к психотерапевту Goodo. Вдвоём точно не будет страшно☺

Когда поток тревожных мыслей в голове не прекращается, сложно сохранять гармонию с собой. Но это просто необходимо, чтобы принимать правильные решения и жить в ладу с окружающим миром.

Как снизить тревогу и наконец расслабиться? В статье вас ждут самые интересные и неожиданные способы.

Тревогу часто путают со страхом. Однако эти понятия все же различаются. Страх — это чаще всего здоровое и продуктивное чувство. Обычно оно возникает в ответ на опасность, которая угрожает в реальном времени. Реакция мотивирует решать проблему. Например, если ночью мы встретим подозрительного человека, то испугаемся, поэтому спрячемся или убежим. А кто-то даже нападет первым.

Тревога — это острое и мучительное беспокойство за будущее и даже ожидание отрицательных событий или неудачи. К примеру, студент, который не подготовился к экзамену, переживает, что получит плохую оценку. Офисный работник беспокоится, что завалит проект и его уволят. Женщина на пенсии посмотрела передачу о болезнях сердца и теперь боится заболеть — так сильно, что не спит по ночам.

Почему тревожиться вредно?

Тревога — непродуктивная эмоция. Она делает человека осторожнее, но никак не готовит организм к возможной опасности. Даже наоборот, ухудшает ситуацию. Постоянная тревога изматывает и высасывает все соки. Человек, который долго и часто переживает, становится нервным и раздражительным. Он с трудом концентрируется на важных вещах, плохо работает и быстро устает.

Если тревожность игнорировать, она может стать постоянным фоном жизни. Или выражаться активнее, например в виде панических атак.

Как справиться с острой тревогой?

Есть много разных способов унять тревогу. Наверняка вы слышали о самых популярных из них. Это медитация, прогулки, разговоры с близкими по душам. Но психология не стоит на месте. Постоянно появляются новые интересные техники.

Предлагаем 7 неизбитых и эффективных методов, чтобы успокоить нервы. Одни подойдут для людей действия, другие — для «мыслителей» и «созерцателей».

Примите свое состояние

Удивительно, но порой самый эффективный способ снизить градус тревожности — это принять свое состояние, особенно если вы часто нервничаете и уже боитесь этого состояния. В этом случае непринятие ситуации и борьба с собой могут вызвать приступ паники или усилить его. Позвольте событиям и чувствам идти своим чередом. Не критикуйте и не ругайте себя. Вместо этого спокойно скажите себе: «Да, я немного тревожусь из-за предстоящего разговора с начальником. И это нормально, каждый бы переживал на моем месте». Так вы расслабитесь, успокоитесь, и важная беседа удастся.

«Я подумаю об этом завтра», — так говорила в тяжелые времена и переключалась на дела насущные Скарлетт О’Хара, главная героиня книги «Унесенные ветром». Так она пережила войну, смерть близких, расставание с любимым мужчиной.

В психологии есть похожий метод борьбы с тревогой. Когда вы начнете переживать, не боритесь с этим чувством, просто назначьте ему время. Например, вы можете беспокоиться строго 15 минут по средам и пятницам с 15:30 до 15:45. А если тревожные мысли одолевают вас во внеурочное время, скажите себе: «Я подумаю об этом в среду».

Поступайте от противного

Понаблюдайте за собой во время тревоги и попробуйте вести себя по-другому. Горбитесь или сжимаетесь в комок от напряжения? Встаньте, распрямите плечи. Нервно прохаживаетесь, говорите с людьми быстро и отрывисто? Замедлитесь, попробуйте шагать плавно и говорить спокойно. Хмурите брови? Расслабьте мышцы лица и улыбнитесь, даже если не хочется.

Разыграйте худший вариант

Доведите свои тревожные мысли до абсурда. Представьте худший вариант из возможных. К примеру, вы боитесь, что вас уволят. Представьте, что это случилось. Начальник при всех раскритиковал вашу работу и выгнал вас. Что дальше? Вы получите выплаты, положенные при увольнении, и наконец сможете отдохнуть. А потом с новыми силами приступить к поиску нового места, без токсичного босса. Получается, что худший вариант не так уж и плох. К тому же у вас появился вариант отступления даже при самых ужасных, на первый взгляд, обстоятельствах.

Вдыхайте приятные ароматы

Определенные запахи могут вызывать приятные воспоминания и эмоции. Одних радует хвоя, потому что напоминает прогулки в лесу. Другим поднимают настроение цветы, так как они связаны с летом или праздником.

Если вы склонны к переживаниям и беспокойствам, держите под рукой аромат, который успокаивает или наполняет вас счастьем. Это может быть туалетная вода, ароматизатор в машине, душистая пена или гель для душа, аромапалочки или эфирное масло.

Действуйте!

Переживаете, что у вас что-то не получится, и прокрастинируете? Начните делать хотя бы что-то, даже незначительное. Хотите сменить работу? Поговорите с экспертом в интересующей области. Посмотрите, какие курсы или стажировки можно пройти. Или начните откладывать денежную подушку. Так вы избавитесь от гнетущей неопределенности, вернете контроль над ситуацией и успокоетесь.

Танцуйте

Обязательно танцуйте дома! Включайте музыку и двигайтесь, как вам нравится и хочется. Можете одновременно петь или даже кричать. Ритмичные движения помогают отвлечься и заряжают эндорфинами. Бывает, что в тревожном или стрессовом состоянии сложно заставить себя заниматься спортом. Человек может чувствовать себя вымотанным и усталым. Танцы воспринимаются как развлечение, поэтому на эту активность переключиться легче. А там и до фитнеса или заряжающей пробежки недалеко.

Итак, есть разные стратегии борьбы с приступами тревожности. Можно проанализировать ситуацию, отвлечься или сделать конкретные, пусть даже небольшие, шаги для решения проблемы.

Если ни один метод не помогает и тревожность стала вашей верной спутницей, копайте глубже. Ищите причины этого состояния и работайте с ними. Самый быстрый и эффективный способ — обратиться за помощью к специалисту. Вы всегда можете взять консультацию у опытного психолога очно или онлайн.

Тревога — часть нашей жизни. Своим выживанием человечество во многом обязано именно этому чувству. Однако иногда она выходит из-под контроля, превращаясь из адаптивного механизма в настоящую помеху, препятствующую нормальной жизни. В таких ситуациях тревога может быть самостоятельным нарушением, а может являться симптомом другого заболевания.

Нормальная тревога всегда ситуативна, причем ее уровень связан с серьезностью обстоятельств.

Допустим, студент не выучил билеты перед экзаменом. Будет ли он тревожиться? Вероятно. Будет ли это чувство похоже на тревогу матери, чей ребенок задерживается после школы и не берет трубку? Скорее, нет. При этом с изменением ситуации — студент сдал экзамен, ребенок наконец поднял трубку — тревожное чувство исчезает само собой.

Чем же отличается патологическая тревога?

Во-первых, она не адекватна ситуации. Представим себе студента, который всё время учился на отлично, выучил все билеты, но всё равно боится, что не сдаст. На экзамене это не только не поможет, но и помешает. Во-вторых, такая тревога выходит за пределы ситуации, то есть становится разлитой во времени. Так проходят месяцы и даже годы. Интересно, что пациенты легко находят, о чем тревожиться даже в отсутствие угроз. Если вам часто кажется, что вы оставили включенным утюг или не заперли дверь, то вы понимаете, что это значит. Наконец, патологическая тревога серьезно снижает качество жизни. Это происходит по разным направлениям: ухудшается качество сна, снижается концентрация и переключаемость внимания, падает работоспособность.

Можно утверждать, что тревога включает в себя несколько компонентов:

Раньше некоторые психиатры и неврологи использовали диагнозы вроде вегето-сосудистой дистонии (ВСД). Сегодня этот подход признан неточным: эта самая ВСД может быть проявлением генерализованного тревожного расстройства, а может обнаруживать себя при фобиях, то есть вполне конкретных страхах. Именно современной классификации мы и будем придерживаться далее.

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР)

В основе ГТР часто лежит нерешенный психологический конфликт или травма и повышенная генетическая тревожность. Оно характеризуется не конкретным беспокойством, когда причина ясна, а постоянной всеобъемлющей тревогой по самым разным поводам. Человеку бывает сложно установить конкретную причину, которое запустило это состояние.

Типичные симптомы генерализованного тревожного расстройства:

По существующим данным, женщины в среднем страдают чаще мужчин. При этом ГТР обычно возникает между 20 и 40 годами.

Социальное тревожное расстройство (СТР)

СТР можно определить как выраженный постоянный страх внимания со стороны других людей. Это приводит к тому, что у пациента возникает стойкое ощущение, что все смотрят только на него и говорят тоже только о нем: критикуют внешность и т. д. Так любой выход на улицу становится непреодолимой проблемой.


ПРО ТРЕВОГУ

Симптомы социального тревожного расстройства чаще всего телесные. Среди них распространены:

Всё это проявляется в ситуация-триггерах: в момент нахождения в метро, при собеседовании на работу или, например, при входе в лифт. При этом пациент обычно признает, что его страх нелогичен и нерационален. Походив к психологу, он даже может почувствовать, что проработал свой страх, но, как только вокруг снова много людей, от рациональной оценки не остается и следа.

Паническое расстройство

Такое нарушение отличается внезапностью. Паническая атака развивается стремительно, буквально за секунду, и длится несколько минут. Иногда пациент вызывает скорую помощь, потому что ему кажется, что у него случился инфаркт или инсульт.

Симптомы панического расстройства:

При диагностике важным признаком считается повторяемость в течение определенного времени. Иными словами, только один панический приступ не свидетельствует о патологии. При таком заболевании пациент боится наступления очередного эпизода паники, переживает о его последствиях и начинает избегать определенных ситуаций. Так, если паническая атака настигла его в автобусе, велика вероятность того, что человек перестанет пользоваться общественным транспортом.

Паническое расстройство чаще диагностируется ближе к 30 годам.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

ПТСР возникает вследствие экстремальных событий, в ходе которых психике была нанесена значительная травма. Им страдают пережившие теракты, сексуальное насилие, участники боевых действий и так далее. Женщины в среднем страдают в два раза чаще мужчин.

Страдающие ПТСР часто видят повторяющиеся сны, связанные с травмирующим событием. При этом у них формируется избегающее поведение как защитная реакция на произошедшее. То есть переживший теракт в метрополитене будет стремиться ни при каких обстоятельствах не попадать в метро, а оставшийся в живых после кораблекрушения не пойдет кататься на катере.


ПРО ТРЕВОГУ

Считается, что развитие ПТСР можно предупредить. Для этого пережившим экстремальное событие рекомендуют поддерживать контакты с близкими, с теми, кто может эмоционально разделить то, что случилось. Иногда у оставшихся в живых или подвергшихся насилию возникает комплекс вины. Важно, чтобы этого не происходило. Поэтому также показана работа с психотерапевтом, цель которой — научить человека идентификации с выжившими, а не с жертвами. Поэтому в смысле профилактики особенно эффективно волонтерство, когда человек помогает тем, кто, пройдя через тот же опыт, что и он сам, остался в живых.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

ОКР характеризуется наличием навязчивых мыслей (обсессий) и повторяющихся действий (компульсий). Классический пример — боязнь микробов и непреодолимое желание по многу раз мыть руки, иногда — вплоть до потрескавшейся кожи и ожогов.

Бывает, что обсессии и компульсии наблюдаются по отдельности. Например, у женщины может появиться навязчивый страх убить мужа вилкой. Конечно, она на самом деле любит мужа и, более того, сама боится этой мысли. Это — обсессия. Если к этому добавится идея о том, что избежать убийства можно, если подойти к окну, открыть и закрыть его, то это уже не только навязчивая идея, но и компульсия.

При ОКР навязчивые мысли, образы и импульсы должны наблюдаться на протяжении как минимум двух недель. Характерно, что выполнение определенных действий не приносит никакого удовлетворения. В очередной раз помыв руки или проверив дверной замок, пациент не улыбнется и не вздохнет с облегчением.

Любопытно, что к ОКР также относят нарушения, отличающиеся набором очень специфических черт. Например:

Это заболевание встречается как у взрослых, так и у детей. У маленьких пациентов симптомы обсессивно-компульсивного расстройства личности могут проявляться в идеях вроде «Если по дороге в школу я наступлю на трещину в асфальте, у меня умрет мама». Такой ребенок перепрыгивает трещины одну за другой, и это кажется забавной игрой, но фактически это компульсия, связанная с постоянным страхом за маму.

По сравнению с заболеваниями, которые мы уже рассмотрели, ОКР, пожалуй, лучше всего поддается психотерапевтической коррекции. Безусловно, также требуется прием препаратов, обычно СИОЗС (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина), причем довольно высоких доз.

Фобии

Фобией называют непреодолимый страх конкретного объекта, заставляющий человека вести себя иррационально. Приступ паники могут вызвать даже мысли об этом предмете или ситуации. Пациент остается критичен к нелогичности своего страха, но, столкнувшись с ним, оказывается неспособен совладать с собственным ужасом или отвращением.

Фобии человека бывают самыми разнообразными: боязнь определенных животных, природных явлений, например грозы, медицинских манипуляций, транспортных средств и даже страх определенных слов и цифр. Как и в случае с другими нарушениями, приступ фобии сопровождается телесными реакциями вроде тех, что мы упомянули для ГТР, и избегающим поведением. Качество жизни также страдает.

К счастью, все виды фобий хорошо поддаются психотерапии по системе step-by-step («шаг за шагом»). Например, если кто-то страдает арахнофобией, сначала он учится не бояться нарисованных пауков, затем — пауков в кино, затем — игрушечных, после — тарантула в стеклянном террариуме и так далее. Такая терапия в тандеме с СИОЗС и транквилизаторами дает быстрое улучшение.


ПРО ТРЕВОГУ

Тревожность у мам

Поговорим сначала о механизмах возникновения тревожно-депрессивных синдромов после рождения ребенка. Известно, что плацента — основной источник эстрогена во время беременности. Примерно через 7 дней после родов, то есть когда плаценты в организме матери уже нет, уровень эстрогена достигает рекордно низкой отметки по сравнению с предыдущими месяцами. Эстроген влияет на дофамин и серотонин: чем выше его уровень, тем более приподнятое настроение мы испытываем, — через повышение уровня серотонина. Кроме того, эстроген увеличивает время пребывания серотонина в синапсе и замедляет его распад. Поэтому во время беременности многие женщины ощущают комфорт и безопасность, которые покидают их после родов. Уровень другого гормона — прогестерона — тоже становится почти равен нулю, причем уже на третий день после родов. Прогестерон так же, как и эстроген, усиливает действие серотонина и помогает формировать эмоциональную устойчивость.

Описанные гормональные и нейромедиаторные изменения лежат в основе трех состояний:

Бэби-блюз — крайне распространенное снижение настроения: по оценкам ВОЗ, оно наблюдается у 80% матерей. Многие из его проявлений (плаксивость, апатия и пр.) схожи с послеродовой депрессией. Важно, однако, понимать, в чем их различие. Дело в том, что, будучи менее выраженными, они не мешают мамам заботиться о новорожденном и самих себе. При этом бэби-блюз длится до двух недель и является прерывистым.

При послеродовой депрессии, напротив, симптомы выражены сильнее, к ним присоединяются изменение аппетита, нарушение сна, снижение концентрации внимания, нарушение сердечного ритма и другие. Пациенткам с подозрениями на такую депрессию показаны общий и биохимический анализ крови, чтобы исключить анемию, авитаминоз и нарушение функции щитовидной железы.


ПРО ТРЕВОГУ

Теперь остановимся на послеродовом психозе. К счастью, это довольно редкий, но очень опасный вид биполярного расстройства. Такое состояние развивается у 1–2 женщин из 1000 рожениц. Симптомы могут проявляться уже через 48–72 часа после родов, то есть когда уровень прогестерона падает до минимума. Женщины в этом состоянии отличаются неустойчивым поведением, возбуждением, у них могут присутствовать галлюцинации, их часто преследуют мысли о причинении вреда себе или ребенку. Таким пациенткам требуется неотложная медицинская помощь.

В заключение скажем о факторах риска, приводящих к различным видам тревожности и депрессий у мам. К ним относятся:

Выводы

Если беспричинная тревога стала постоянным спутником вас или вашего ребенка, обращайтесь в клинику Наше Время. Мы подберем лечение, которое поможет избавиться от беспокойства и повысить продуктивность на работе и успеваемость в школе.

Forbes Woman публикует отрывок из книги Скотта Стоссела «Век тревожности. Страхи, надежды, неврозы и поиски душевного покоя» издательства «Альпина нон-фикшн»

Хронический стресс, а значит, и связанные с ним диагнозы, давно стали в наше время чем-то обыденным. Тем не менее, еще 35 лет назад эта категория диагнозов вообще не существовала.

В чем же причина тревожности — в генетике, устройстве мозга, влиянии культуры или травмирующих событиях? Рождаются люди с этим расстройством или перенимают его от окружающих? Что вообще считать тревожностью? Ответы на эти вопросы ищет в своей книге главный редактор The Atlantic Скотт Стоссел. В его семье расстройства, связанные с тревожностью, возникали поколение за поколением. Изучая историю феномена и то, как человечество училось с ним бороться, журналист пытается найти способ справиться с проблемой, которая мучила его и его родных.

Читатели Forbes Woman могут воспользоваться 10%-ной скидкой на любые книги «Издательской группы «Альпина» по промо-коду forbes до 31 августа 2017 года.

16 февраля 1948 г. в 15 часов 45 минут мой прадед Честер Хэнфорд, незадолго до того после 20-летней службы снявший с себя полномочия гарвардского декана, чтобы освободить время для научно-педагогической деятельности (он преподавал управление, «конкретно — местное и муниципальное управление», любил он уточнять), был помещен в больницу Маклина с предварительным диагнозом «психоневроз» и «психогенная депрессия». Пятидесятишестилетний Честер жаловался на бессонницу, «тревогу и напряженность» и «страх перед будущим». Охарактеризованный главврачом как «человек ответственный и обычно очень исполнительный», Честер уже пять месяцев пребывал в состоянии «высокой степени тревожности». Накануне госпитализации он сообщил жене, что хочет свести счеты с жизнью.

Тридцать один год спустя, 3 октября 1979 г., в половине девятого утра мои родители, обеспокоенные появлением у меня, тогда 10-летнего пятиклассника, все новых и новых нервных тиков и поведенческих странностей (вдобавок к уже имеющейся навязчивой боязни микробов, острой сепарационной тревожности и страху тошноты), привезли меня в ту же психиатрическую клинику на обследование. Консилиум (психиатр, психолог, социальный работник и несколько интернов, наблюдавших через зеркальное стекло, как меня опрашивают и проводят тест Роршаха) диагностировал у меня «фобический невроз» и «сверхтревожное расстройство детского возраста», а также заключил, что при отсутствии надлежащего лечения имеется значительный риск развития «тревожного невроза» и «невротической депрессии» по мере взросления.

Через 25 лет после этого обследования, 13 апреля 2004 г., в два часа дня я, уже 34-летний старший редактор журнала The Atlantic, изнывая от ужаса перед выходом первой своей книги, сам обратился в знаменитый Центр изучения тревожности и сопутствующих расстройств при Бостонском университете. После многочасовой беседы с психологом и двумя аспирантами и выполнения многостраничных тестов (в том числе, как я узнал позже, «Шкалы депрессии, тревожности, стресса», «Шкалы тревожности межличностного взаимодействия», Пенсильванского опросника на уровень беспокойства и «Индекса тревожной чувствительности») мне выдали основной диагноз «паническое расстройство в сочетании с агорафобией» и дополнительные диагнозы «специфическая фобия» и «социофобия». Кроме того, медики отметили, что результаты моих тестов показали «средний уровень депрессии», «высокий уровень тревожности» и «высокий уровень беспокойства».

Почему такой разброс в диагнозах? Неужели настолько изменился с 1979 по 2004 г. сам характер моей тревожности? Почему у меня и прадеда оказались разные диагнозы (ведь, судя по медицинской карте Честера Хэнфорда, общая картина жалоб поразительно совпадает с моей)? И вправду ли так существенна разница между моим «высоким уровнем тревожности» и мучившей прадеда «тревогой и напряженностью» в совокупности со «страхом перед будущим»? В конце концов, кто (кроме разве что самых благополучных или, наоборот, закоренелых социопатов) не испытывает «страх перед будущим» или «тревогу и напряженность»? Что отличает (если отличает) таких, как мы с прадедом, обладателей официальных диагнозов от тревожащихся «в пределах нормы»? Разве не все мы, обреченные современным капиталистическим обществом на вечную гонку — да и просто потому, что мы живые, потому, что живем под дамокловым мечом природных капризов и катаклизмов, чужой ярости, неизбежной смерти, — в какой-то степени «психоневротики»?

Формально — нет. Никого из нас так уже не назовешь. Диагноз, поставленный Честеру Хэнфорду в 1948 г., к 1980 г. перестал существовать. Равно как и диагноз, полученный мной в 1979 г.

В 1948 г. Американская психиатрическая ассоциация обозначала термином «психоневроз» явление, которое после выхода в 1968 г. второго издания психиатрической библии DSM-II («Руководство по диагностике и статистическому учету психических расстройств») официально диагностировалось как просто «невроз», а после выхода третьего издания (DSM-III) в 1980 г. превратилось в «тревожное расстройство».

Эволюция терминологии важна, поскольку вместе с названиями за эти годы изменились и определения, а значит, и симптомы, частота возникновения, предполагаемые причины, культурный контекст и рекомендуемое лечение такого диагноза. Разновидность неприятной эмоции, которую 2500 лет назад связывали с разливом melaina chole («черной желчи» на древнегреческом), на протяжении этих тысячелетий именовали (иногда одновременно) меланхолией, тоской, ипохондрией, истерией, хандрой, сплином, неврастенией, неврозом, психоневрозом, депрессией, фобией, тревогой и тревожным расстройством, не говоря уже о таких обиходных терминах, как паника, беспокойство, боязнь, испуг, дурное предчувствие, нервы, нервозность, мандраж, настороженность, трепет, мурашки, нервная дрожь, одержимость, стресс и старый добрый страх. И это только в английском языке, где слово «тревога» (anxiety) почти не встречалось в стандартных учебниках по психологии и медицине до 1930-х гг., когда им стали переводить немецкий «страх» (Angst), описанный в трудах Зигмунда Фрейда.

Отсюда вопрос: что именно мы подразумеваем под тревогой?

Затем идут те, кто считает бесполезным рассматривать тревогу как научное понятие: по их мнению, сам термин — лишь расплывчатая метафора, пытающаяся охватить целый спектр человеческих переживаний, не поддающихся описанию одним-единственным словом. В 1949 г. президент Американской психиатрической ассоциации открыл первую в истории научную конференцию, посвященную тревожности, признанием: всем известно, что тревожность — «самое распространенное психологическое явление нашего времени», однако мы никак не можем договориться, что под ней понимать и как ее измерить. Пятнадцать лет спустя на ежегодной конференции Американской психиатрической ассоциации выдающийся психолог Теодор Сарбин предложил изъять слово «тревога» из медицинской терминологии. « Субъективный и часто употребляемый термин «тревога» изжил себя», — заявил он. ( Разумеется, после этого термин стал использоваться еще чаще.) Наш современник, гарвардский психолог Джером Каган, ведущий мировой специалист по тревожности как свойству темперамента, доказывает, что, описывая одним и тем же словом «тревога» «ощущения (учащенное сердцебиение или напряжение в мышцах перед общением с незнакомой компанией), семантическое описание (рассказ о беспокойстве, возникающем при встречах с незнакомцами), поведенческие проявления (напряженную мимику в ситуации общения), состояния мозга (активацию миндалевидного тела при виде чужого сердитого лица) и хроническое беспокойство (общее тревожное расстройство), специалисты препятствуют прогрессу медицины».

О каком научном или терапевтическом прогрессе может идти речь, если мы не сумели договориться о терминологии?

Даже Зигмунд Фрейд, основоположник современного представления о неврозе, человек, для которого тревога была одним из ключевых фундаментальных понятий теории психопатологии (если не единственным), неоднократно противоречил самому себе в процессе разработки этой теории. Поначалу он говорил, что тревогу вызывает сублимация сексуальных порывов (подавленное либидо, писал он, превращается в тревогу, «как вино в уксус»). Позже он доказывал, что тревога произрастает из бессознательных психических конфликтов. На закате жизни Фрейд писал в «Проблеме тревоги»: «Нам должно быть стыдно, что после стольких усилий мы так и не пришли к пониманию азов».

Если уж сам Фрейд, крестный отец тревожности, не мог дать точное определение этому понятию, мне-то как быть?

Оцените статью
Избавиться от тревоги