термин тревожность в психологии

ТЕРМИН ТРЕВОЖНОСТЬ В ПСИХОЛОГИИ Тревога


ТЕРМИН ТРЕВОЖНОСТЬ В ПСИХОЛОГИИ

Тревога — это термин, часто используемый для обозначения чувства опасения, боязни, неловкости или подобных неприятных эмоций. Тревога по признакам определяет влияние организма с течением времени и в разных ситуациях, тогда как тревога по состоянию является реакцией или адаптацией к данной ситуации. Тревогу можно отличить от страха, как биологически, так и поведенчески.

  • Фрейд З. Торможение, симптом, тревога = Hemmung, Symptom und Angst. — 1925.
  • Щербатых Ю. В. Психология страха. — М. : Эксмо, 2007.
  • Мэй Р. Смысл тревоги = The Meaning of Anxiety / Ролло Мэй; пер. с англ. М. И. Заваловой и А. Ю. Сибуриной; терминолог. правка В. Данченка. — К. : PSYLIB, 2005.

Эта статья — об эмоциональном процессе. О психическом расстройстве см. Тревожное расстройство.

Запрос «Беспокойство» перенаправляется сюда; о повести братьев Стругацких см. Беспокойство (повесть).

Трево́га, беспоко́йство — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание отрицательных событий, трудноопределимые предчувствия.

В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий. Тревога связана с бессознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации.

Причины развития

Каждый человек временами может испытывать страх, волнение или беспокойство. Как правило, они связаны с определенными ситуациями, жизненными обстоятельствами и происходящими событиями. Если же конкретных поводов для тревоги нет, но человек испытывает панику и дискомфорт из-за постоянного волнения, можно говорить о развитии тревожного расстройства.

Факторы риска развития заболевания:

Развитию заболевания также способствуют проблемы с кровообращением, гормональные сбои или хронические заболевания сердца и сосудов.

Для тревоги (и для многих форм страха) в большинстве случаев характерен следующий ход мысли: человек находит в своём прошлом или из окружающей жизни примеры неблагоприятных или опасных событий, а затем переносит этот опыт в своё будущее.

Например, человек, завидев вдалеке собаку, вспоминает, что когда-то его уже кусала собака, и у него возникает страх перед повторением подобной ситуации. Или однажды чиновник получил замечание от начальника. Теперь, заходя в кабинет шефа, он испытывает сильный страх в ожидании очередной неудачи. При этом человек может испытывать страх и тревогу по поводу событий, которые случились не с ним, а с другими людьми или вообще были выдуманы.

Иногда подобный механизм образования приводит к возникновению абсурдных страхов, которые тем не менее оказывают очень сильное негативное влияние на психику человека. Многие люди не могут спать от страха, посмотрев на ночь триллер или фильм ужасов. При этом они понимают, что фильм был всего лишь плодом воображения сценариста и режиссёра, а монстры были результатом компьютерной графики или искусной игры загримированных актёров, но люди всё равно продолжают испытывать тревогу.

Достаточно выраженная тревога включает два компонента:

Тревожность иногда усиливается чувством стыда («Другие увидят, что я боюсь»). Важным аспектом «тревожного» мышления является его выборочность: субъект склонен выбирать определённые темы из окружающей жизни и игнорировать остальные, чтобы доказать, что он прав, рассматривая ситуацию как устрашающую, или, напротив, что его тревога напрасна и не оправдана. Тревожность может вызывать спутанность и расстройства восприятия не только времени и пространства, но и людей, и значений событий.

Введение

Сходящиеся теории и данные клинической психологии и сравнительной неврологии предполагают, что страх можно рассматривать как эмоцию с отрицательной валентностью, которая кратковременна, сосредоточена на настоящем, возникает в ситуациях конкретной угрозы и помогает избежать. Тревога, с другой стороны, является эмоцией с отрицательной валентностью, которая характеризуется устойчивым повышенным возбуждением в ответ на неопределенность, таким образом, ориентирована на будущее и помогает в защитном подходе или оценке риска. И тревога, и страх являются эмоциями, испытываемыми всеми людьми, и могут служить адаптивными для формирования решений и моделей поведения, связанных с выживанием организма. Однако, когда страх и тревога чрезмерны, или патологичны, или вызваны ненадлежащим образом, они образуют основу различных тревожных расстройств. Как показано в таблице 1, некоторые тревожные расстройства, такие как генерализованное тревожное расстройство (ГТР) или обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), характеризуются чрезмерной тревожностью, как определено выше. Однако другие тревожные расстройства характеризуются, по крайней мере частично, чрезмерным и неуместным страхом, таким как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), специфические фобии и социальное тревожное расстройство. Таким образом, важно понимать нейробиологию как тревоги, так и страха, чтобы получить всеобъемлющую картину физиологической основы тревожных расстройств.

Тревожные расстройства

У каждого третьего человека в течение жизни разовьется одно из тревожных расстройств, описанных в таблице 1, причем распространенность в течение жизни по меньшей мере в два раза выше у женщин. Кроме того, у людей может наблюдаться одно или несколько сопутствующих тревожных расстройств, а тревожные расстройства с высокой вероятностью могут сочетаться с другими психическими заболеваниями, такими как тяжелое депрессивное расстройство, психоз, мания и расстройство, связанное со злоупотреблением психоактивными веществами. Несколько непсихиатрических расстройств также связаны с тревожными расстройствами, и к ним относятся гипертиреоз, болезнь Кушинга и пролапс митрального клапана. Таким образом, тревожные расстройства являются одним из наиболее распространенных психических расстройств, создающим огромное личное, экономическое и социальное бремя.

Таблица 1.

Основные классы тревожных расстройств.

Цели текущего обзора

Как показали исследования Бернарда Вейнера и Курта Шнайдера, успешность деятельности у «тревожных» и «нетревожных» индивидуумов меняется в зависимости от разных условий. У тревожных личностей эффективность деятельности увеличивалась в большей степени, когда им сообщали об успехе их работы, в то время как «нетревожных» испытуемых гораздо больше стимулировало сообщение о неудаче в пробных экспериментах, особенно когда дело касалось трудных заданий. Из этих экспериментов авторы делают вывод, что лиц, опасающихся возможной неудачи, желательно стимулировать сообщениями об успехах (пусть даже незначительных) на промежуточных этапах работы, в то время как лиц, изначально нацеленных на успех, сильнее мотивирует информация о неудачах в ходе выполнения задания.

Люди значительно различаются между собой по уровню своей тревожности. Для измерения подобных индивидуальных различий в 1953 году в США Джанет Тейлор путём урезания MMPI создала методику под названием «Шкала проявлений тревоги Тейлор». Со временем исследователям стало ясно, что существует два типа тревожности: один — как более или менее устойчивая черта личности, и второй — как реакция индивидуума на угрожающую ситуацию. Хотя эти два типа тревожности представляют собой вполне самостоятельные категории, между ними имеется определённая связь. Как указывает Хайнц Хекхаузен, под воздействием беспокоящих и угрожающих человеку обстоятельств (боль, стресс, угроза социальному статусу и пр.) различия между высоко- и слаботревожными людьми проявляются резче. Особенно сильное влияние на поведение склонных к повышенной тревожности людей оказывает боязнь неудачи, поэтому такие индивидуумы особенно чувствительны к сообщениям о неуспехе их деятельности, ухудшающие показатели их работы. Напротив, обратная связь с информацией об успехе (даже вымышленном) стимулирует таких людей, повышая эффективность их деятельности.

Для лучшего различения личностной и ситуационной тревожности Чарльз Спилбергер создал два опросника: для определения личностной тревожности и для оценки ситуативной (реактивной) тревожности, обозначив первую как «Т-свойство», а вторую — как «Т-состояние». Личностная тревожность является более постоянной категорией и определяется типом высшей нервной деятельности, темпераментом, характером, воспитанием и приобретёнными стратегиями реагирования на внешние факторы. Ситуативная тревожность больше зависит от текущих проблем и переживаний — так, перед ответственным событием у большинства людей она значительно выше, чем в обычных ситуациях. Как правило, показатели личностной и ситуативной тревожности связаны между собой: у людей с высокими показателями личностной тревожности ситуативная тревожность в схожих ситуациях проявляется в большей степени. Особенно выражена такая взаимосвязь в ситуациях, угрожающих самооценке личности. С другой стороны, в ситуациях, которые вызывают боль или содержат другую физическую угрозу, индивидуумы, обладающие высокими показателями личностной тревожности, не проявляют какую-то особо выраженную ситуативную тревожность. Но если ситуация, провоцирующая возникновение тревожности, связана с тем, что другие люди ставят под сомнение самоуважение или авторитет индивида, различия в уровне ситуативной тревожности проявляются в максимальной степени. Исследователи показали, что чем настойчивее подчёркивается связь выполняемого задания с проверкой способности индивида, тем хуже справляются с ним «высокотревожные» испытуемые и тем лучше его выполняют «слаботревожные». Таким образом, повышенная тревожность, обусловленная страхом возможной неудачи, является приспособительным механизмом, повышающим ответственность индивидуума перед лицом общественных требований и установок. При этом, отрицательные негативные эмоции, сопровождающие тревожность, являются той «ценой», которую вынужден платить человек за повышенную способность чутко откликаться и, в конечном счёте, лучше приспосабливаться к социальным требованиям и нормам.

Классификация тревожных расстройств

Различают несколько видов тревожных расстройств:

О заболевании

Тревожные расстройства ― это совокупность заболеваний, которые отличаются устойчивой тревогой и нервным напряжением, не связанным с конкретными обстоятельствами. Другими словами, человек ощущает беспокойство без видимой причины, вплоть до приступов паники. Термин «тревожное расстройство личности» объединяет в себе страхи (фобии), волнение и тревогу. Человек беспокоится о своей внешности, отношениях с окружающими, обстановке на работе и даже о тех событиях, которые еще не произошли. Продолжительное пребывание в состоянии тревоги крайне негативно сказывается на самочувствии человека. Нередко пациенты замыкаются в себе, не могут полноценно жить и работать, ограничивают круг общения. Точные причины тревожного расстройства неизвестны, но нередко оно возникает у людей, злоупотребляющих спиртным, страдающих депрессией или паническими атаками. Диагноз обычно ставит психиатр или психотерапевт ставится на основе анамнеза и комплексного обследования. Для лечения применяются психотерапевтические сессии, лекарственные препараты, VR-терапия, а также комбинация вышеназванных методик.

Другие названия заболевания:

генерализованное тревожное расстройство, агорафобия, паническое расстройство, тревожно-депрессивное расстройство.

паника, тревога, страх, внутреннее напряжение, бессонница, частые пробуждения, озноб, повышенная потливость, покалывание в конечностях, тремор, учащенное сердцебиение, тошнота, напряжение в мышцах, головокружения, мигрени, головные боли, потеря равновесия.

Статья для пациентов с диагностированной доктором болезнью. Не заменяет приём врача и не может использоваться для самодиагностики.

Лечение

Цель терапии ― снизить симптомы тревожного расстройства, облегчить состояние и повысить качество жизни человека. В основе эффективной лечебной стратегии лежит сочетание психофармакотерапии и психотерапии. Выбор схемы лечения зависит от тяжести симптомов, этапа лечения, особенностей организма и личности пациента. В разработке лечебного плана важную роль играет индивидуальный подход. Терапия, рекомендованная для одного человека, другому может не подойти. В процессе врач подскажет, как избавиться от тревожности, скорректирует методы, изменит дозировки или наименования препаратов.

Медикаментозное лечение

Пациентам с диагностированным тревожным расстройством в качестве лекарственной терапии назначают селективные ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Они позволяют снизить тревожность и стабилизировать настроение. Длительность лечения ― от шести месяцев до года. Если у пациентов ярко проявляется тревожность и имеются вегетативные нарушения, врач может назначить препараты из группы бензодиазепинов. Они действуют быстро, снижают уровень тревоги и беспокойства.

При назначении фармакотерапии доктор опирается на принципы доказательной медицины и собственный клинический опыт. Во время медикаментозной терапии важно следить за побочными эффектами, принимать препараты только под контролем врача. Отмена приема должна происходить постепенно, чтобы избежать рецидива симптомов. При необходимости в процессе лечения дозировки и длительность приема будут корректироваться.

Психотерапия

Психотерапия ― важная частью лечения тревожных расстройств, позволяющая пациенту понять и преодолеть ситуации, вызывающие тревогу, и научиться эффективным стратегиям управления стрессом.

Наиболее эффективной является когнитивно-поведенческая психотерапия. Для нее применяются следующие техники:

Оптимально сочетать фармакотерапию с психотерапией, так как такой подход работает максимально эффективно.

Гены, ассоциированные с проявлением тревоги

Основная статья: Страх

Многие исследователи проводят между тревогой и страхом ряд принципиальных различий, касающихся и происхождения этих феноменов, и их проявлений. Так тревогу могут считать возникающей обычно задолго до наступления опасности, в то время как страх — возникающим при её наступлении или незадолго до неё. Источник страха, как правило, считается осознаваемым и имеющим вполне конкретный характер (злая собака, предстоящий экзамен, грозный начальник), в то время как источник тревоги — неосознаваемым или не поддающимся логическому объяснению. Тревогу могут связывать с общим возбуждением организма (в частности симпатической нервной системы), а страх — с торможением деятельности и активацией парасимпатической нервной системы, а в больших дозах даже с парализацией человека. Тревогу могут считать проецированной в будущее, а источником страха — прошлый психотравмирующий опыт. И, наконец, тревогу могут считать социально обусловленной, а основой страха — биологические инстинкты.

В большинстве случаев все упомянутые различия между страхом и тревогой выводятся не экспериментальным путём, а задаются на уровне определений самими же исследователями. Это связано в первую очередь с тем, что большинство людей (а значит и испытуемых в экспериментах) очень по-разному представляют себе отличия тревоги от страха (если вообще представляют) и могут по-разному называть одно и то же чувство, а разные чувства — одинаково.

Профилактика

Специальных средств для профилактики тревожных расстройств не существует, поэтому важно прислушиваться к своему организму, внимательно относиться к страхам и причинам их появления.

Общие методы профилактики тревожных расстройств:

Соблюдение этих простых правил не гарантирует отсутствие тревожного расстройства, но поможет успешно пройти лечение и предотвратить рецидивы.

Если вы замечаете у себя признаки тревожности, не стесняйтесь обратиться за поддержкой к близким или специалистам. Чем раньше вы получите необходимую помощь, тем больше вероятности предупредить развитие тревожного расстройства.

Патогенез

Существует ряд теорий, которые объясняют происхождение тревожных состояний.

Симптомы

Симптомы, характерные для группы тревожных расстройств, можно разделить на две категории — психопатологические и вегетативные.

Диагностика

Диагноз «тревожное расстройство» ставит врач-психиатр или психотерапевт на приеме, основываясь на симптомах, данных анамнеза и психическом состоянии пациента во время осмотра. Специалист оценит патофизиологические и вегетативные симптомы, характерные для тревожного расстройства. Важно выявить, насколько сильно эти проявления влияют на повседневную жизнь.

Постановка диагноза часто бывает затруднена, потому что объективных биологических маркеров болезни не существует. Диагностика основана в первую очередь на признаках, которые присутствуют у пациента течение полугода или дольше.

На консультации следует рассказать специалисту:

Для подтверждения диагноза тревожного расстройства применяются стандартизированные опросники, которые помогают точнее узнать степень тревоги и сопутствующих симптомов. Примеры опросников ― шкала тревожности Бека и шкала для оценки развития депрессии Гамильтона.

В целях самостоятельной диагностики заболевания можно использовать шкалу изучения самооценки и тревожности Цунг. Чем выше итоговый балл, тем сильнее выражена тревожность.

Дополнительные исследования

На сегодняшний день не существует специальных методик, позволяющих со стопроцентной вероятностью поставить диагноз. Цель лабораторных исследований ― исключить возможные соматические заболевания, которые часто сопровождают тревожное расстройство.

При наличии показаний врач может порекомендовать пройти КТ головного мозга.

Дифференциальная диагностика

Симптомы тревожного расстройства схожи с рядом других заболеваний, например:

Прогноз

Прогноз при тревожном расстройстве чаще всего благоприятный. Заболевание хорошо поддается коррекции, если лечение начато вовремя. Благодаря психотерапии и медикаментозному лечению пациенты постепенно повышают уровень уверенности в себе, учатся бороться с тревожностью.

Если вас беспокоят необоснованная тревога, страхи, паника по незначительным поводам ― обратитесь к опытному психотерапевту. Записаться к специалисту клиники «СОВА» можно по телефону колл-центра, онлайн на сайте или через мобильное приложение.

Имеются противопоказания. Необходимо проконсультироваться со специалистом

Материалы, размещенные на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей.
Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций.
Определение диагноза и выбор методики лечения остается исключительной прерогативой вашего лечащего врача!

Гончарова Оксана Владимировна

Приём детей с 15 лет

Индивидуальное клинико-психологическое консультирование:

3500 ₽

Выезд врача-психиатра на дом:

10000 ₽

Хорват Анна Вячеславовна

Врач-психотерапевт, Врач-психиатр, Врач-сексолог

Прием пациентов с 18 лет

Прием врача-психиатра, психотерапевта (45 минут):

4500 ₽

Консультация в присутствии родственников (60 минут):

5500 ₽

Выезд психиатра на дом:

10000 ₽

Сахаров Игорь Евгеньевич

Руководитель Центра неврологии и нейрореабилитации, Руководитель Центра психического здоровья, Врач-невролог, Врач-психиатр

Приём детей с 5 лет

Прием (осмотр, консультация) врача-невролога главного специалиста:

2500 ₽

Азарова Александра Михайловна

Прием врача-психотерапевта, главного специалиста (50 минут):

4200 ₽

Зуйкова Анастасия Кирилловна

Прием врача-психиатра, психотерапевта:

4200 ₽

Китаев Роман Борисович

Индивидуальное клинико-психологическое консультирование:

5500 ₽

Леонов Виталий Викторович

Имеет сертификат GCP
Член Российского общества психиатров

Михайлов Григорий Александрович

Приём детей с 14 лет

Прием врача-психиатра :

3500 ₽

Петухов Максим Александрович

Прием (осмотр, консультация) врача-психиатра, ведущего специалиста:

3000 ₽

Симанович Кирилл Васильевич

Прием (осмотр, консультация) врача-психиатра, главного специалиста:

3500 ₽

Опасность

Тревожные расстройства представляют серьезную опасность для физического и психического здоровья человека и негативно влияют на качество жизни. Осложнения делятся на социально-психологические и физические:

Люди, находящиеся в состоянии постоянного стресса, больше подвержены раннему старению, онкологическим заболеваниям, болезням сердечно-сосудистой системы.

Гиперфункция миндалины и тревожные расстройства

Сопоставимые исследования, в которых изучались нейронные корреляты тревоги у здоровых людей, ограничены. Одна из причин этого заключается в том, что во многих исследованиях используются пугающие стимулы, такие как испуганные лица или парадигмы обусловленного страха, стирая различие между страхом и тревогой. Следовательно, выводы относительно нейронных основ тревоги лучше делать из исследований, которые включают тревожность по признакам в качестве переменной при использовании пугающих стимулов, или из тех меньшего числа исследований, в которых в рамках экспериментального плана создается тревожная ситуация. Как и в исследованиях обработки страха, большинство из этих исследований показывают взаимосвязь между тревожностью по признакам и большей реактивностью миндалины. Например, исследование здоровых испытуемых показало, что реактивность миндалины положительно коррелировала с ожидаемой тревогой, а когда ожидаемое событие было неизбежным, активация миндалины положительно коррелировала со степенью тревожности по признакам. Кроме того, студенты колледжа, набравшие 15 баллов выше-й процентиль тревожности по признакам показывает большую реактивность миндалины на эмоциональные лица по сравнению со студентами, набравшими баллы в нормативном диапазоне, что позволяет предположить, что склонные к тревоге люди имеют большую реактивность миндалины. Аналогичная гиперактивность миндалины у участников с высоким уровнем тревожности отмечается при использовании маскированных эмоциональных лиц или парадигмы лиц без присмотра, предполагая, что индивидууму не нужно осознавать стимул для проявления повышенной активности миндалины. Интересно, что Эткин и др., проводят различие между различными подразделами миндалины, при этом базолатеральная миндалина активируется во время представления эмоциональных лиц в масках, в то время как дорсальная / центральная миндалина активируется во время представления без масок. Таким образом, в миндалине может существовать специфика субрегиона при обработке бессознательных и сознательных эмоционально значимых стимулов.

Когда пол рассматривался как фактор в популяциях здоровых испытуемых, более высокая тревожность по признакам была связана с большей реакцией миндалины на оставленные без присмотра испуганные лица у женщин, но не у мужчин-участников. Еще одним фактором, потенциально опосредующим взаимосвязь между тревожностью по признакам и реактивностью миндалины, по-видимому, является воспринимаемая социальная поддержка. Чтобы проиллюстрировать, Хайд и др. показывают положительную корреляцию между степенью тревожности по признакам и реактивностью миндалины на испуганные лица у субъектов, которые сообщают о социальной поддержке ниже среднего, но не у тех, кто сообщает о поддержке выше среднего. В связи с этим также считается, что степень социальной тревожности, а не тревога по поводу черт характера, может быть более тесно связана с реактивностью миндалины на эмоциональные лица. Эти факторы и другие подобные соображения могут объяснить, почему некоторые, но не все исследования показывают положительную корреляцию между тревожностью по признакам и реактивностью миндалины в популяциях, не связанных с пациентами.

Реактивность миндалины при тревожных расстройствах

Гиперактивность миндалины в ответ на раздражители с отрицательной валентностью также, по-видимому, является распространенной находкой в различных группах населения с клинической тревожностью. Например, лица, страдающие социальным тревожным расстройством, демонстрируют повышенные реакции миндалины как на социальные, так и на несоциальные высокоэмоциональные стимулы по сравнению со здоровыми контрольными группами, причем степень социальной тревожности положительно коррелирует с реактивностью миндалины. Кроме того, активация миндалины несоциальными стимулами коррелирует с тревожностью по признакам при социальном тревожном расстройстве, что приводит к выводу, что социальное тревожное расстройство характеризуется более общей дисфункцией в эмоциональной обработке в дополнение к измененной обработке социальных стимулов и ситуаций. Важно отметить, что уменьшение симптомов в ситуации публичного выступления после КПТ или лечения антидепрессантами было связано со снижением реактивности миндалины, что дополнительно указывает на тесную связь между симптоматикой и реактивностью миндалины при социальном тревожном расстройстве.

Как и при социальном тревожном расстройстве, широко распространенным выводом из различных групп населения с ПТСР является гиперактивность миндалины в ответ на испуганные лица в масках или стимулы, связанные с травмой. Это проявляется в более высокой реактивности миндалины по сравнению с группами без ПТСР и /или положительной корреляции между тяжестью симптомов ПТСР и реактивностью миндалины. Кроме того, в группе пациентов с острым ПТСР без медикаментозного лечения (через 1 месяц после травмы) степень симптомов ПТСР также положительно коррелировала с активностью миндалины в ответ на испуганные лица в масках. Таким образом, гиперактивность миндалины, наблюдаемая при хроническом ПТСР, проявляется на ранних стадиях расстройства. Однако следует отметить, что у этих же людей степень симптомов ПТСР отрицательно коррелировала с активностью миндалины в ответ на безмаскированные испуганные лица. Это предполагает гипоактивность миндалины в ответ на сознательно обработанные пугающие стимулы на ранних стадиях ПТСР, что дополнительно подразумевает диссоциацию активности миндалины в ответ на сознательно обработанные и бессознательно обработанные пугающие стимулы. Интересно, что активность миндалины в ответ на пугающие стимулы может быть не только характерна для ПТСР, но и может предсказывать результат лечения. Брайант и соавторы  показывают, что лица с диагнозом ПТСР, которые не реагируют на КПТ (8 сеансов раз в неделю), демонстрируют значительно большую активацию миндалины до лечения в ответ на испуганные лица в масках по сравнению с теми субъектами с ПТСР, которые реагировали на КПТ, что определяется снижением баллов по шкале ПТСР , назначаемой врачом (CAPS), на 50% или более. Таким образом, гиперфункция миндалины может стать полезным инструментом для будущего выбора вариантов лечения ПТСР.

Подобно ПТСР и социальному тревожному расстройству, гиперактивность миндалины в результате представления высокоэмоциональных стимулов или провокации симптомов наблюдалась при специфической фобии, паническом расстройстве и ОКР. Учитывая распространенность ГТР, удивительно, что в нескольких исследованиях оценивалась реактивность миндалины у участников ГТР. Несколько более удивительно то, что в тех исследованиях, которые определяли активность миндалины в ответ на эмоциональные стимулы у взрослых пациентов с ГТР, наблюдалось отсутствие гиперактивности миндалины. Это контрастирует с результатами педиатрического ГТР, где гиперактивность миндалины проявляется в ответ на эмоциональные стимулы и положительно коррелирует с тяжестью симптомов. Однако недавние результаты, изучающие функцию миндалины в рамках парадигм, которые вызывают предвосхищающую тревогу или эмоциональный конфликт, указывают на роль гиперреактивности миндалины во взрослой популяции ГТР. Например, Nitschke et al.  сообщают о большей упреждающей активации миндалины в ответ как на эмоциональные, так и на нейтральные образы у взрослых испытуемых с ГТР. Кроме того, Эткин и соавт.  обнаружили, что взрослые участники с ГТР демонстрировали низкую производительность при выполнении задания, которое включало эмоциональный конфликт (неконгруэнтные визуальные эмоциональные стимулы), сопровождающийся неспособностью лобной коры осуществлять негативный нисходящий контроль активности миндалины. Следовательно, гипофункция миндалины при ГТР у взрослых может быть лучше выявлена с помощью визуализирующих исследований, которые создают тревожные или конфликтные ситуации, а не стандартного представления пугающих стимулов. Хотя этот вывод требует прямого тестирования, данные о том, что тревожные, но не вызывающие страха стимулы выявляют гипофункцию миндалины при ГТР, в то время как вызывающие страх стимулы последовательно вызывают гиперреактивность миндалины при других тревожных расстройствах (таких как социальное тревожное расстройство, ПТСР, а также детское ГТР), предполагают нейронную дихотомию между ГТР и другими тревожными расстройствами в континууме «тревога-страх».

Подводя итог, представляется разумным совпадение различных экспериментальных парадигм и исследуемых групп населения, позволяющее сделать вывод, что миндалина реагирует на страшные стимулы и анксиогенные ситуации и проявляет гиперфункцию к эмоциональным стимулам, анксиогенным ситуациям и / или провоцированию симптомов при тревожных расстройствах. Однако на вопрос, какие нейротрансмиттеры и субрегионы миндалины опосредуют эти реакции, часто лучше ответить в исследованиях на животных, где пространственное и нейрохимическое разрешение значительно улучшено по сравнению с исследованиями изображений на людях.

Чем мы можем помочь?

В нашем центре психического здоровья и психологической помощи, в шаговой доступности от метро Электрозаводская (г. Москва) и метро Новокосино (г. Реутов), работают специалисты, которые имеют большой опыт лечения психических расстройств. Мы используем самые современные и передовые методики, руководствуемся принципами доказательной медицины. Эффективная помощь и конфиденциальность сведений, составляющих врачебную тайну, гарантированы.

Оцените статью
Избавиться от тревоги