дошкольный и школьный возраст

ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ Тревога

1) расставание с родителями;

2) резкое изменение привычной обстановки: поступление в детский сад и школу или переход в новый класс, группу;

3) неприятие со стороны сверстников;

4) разнообразные оценочные ситуации, особенно при публичной оценке (ответ у доски, контрольные, экзамены и др.).

Последнее значимо и для взрослых людей, ярким подтверждением чему служит приведенное выше высказывание Ф. Перлза о том, что всякая тревога – это боязнь перед публикой.

Завершая эту часть нашего обсуждения, еще раз подчеркнем, что сегодня роль неблагополучия в общении, прежде всего семейного, в возникновении ситуативной тревоги и образовании тревожности как устойчивой личностной характеристики признается едва ли не всеми психологами и психотерапевтами, занимающимися этой проблемой. Эта позиция является частью общих представлений о влиянии семьи и других форм социального окружения на генез личностных нарушений, возникновение преневротических форм поведения и неврозов (А. И. Захаров, Е. Т. Соколова, А. В. Спиваковская и др.). Исследование того, как тревожность, первоначально возникающая как реакция на подобное неблагополучие, закрепляется и становится устойчивым образованием, требует обращения к внутриличностным факторам.

Тревожность и внутренний конфликт

Тревожность часто рассматривается в общем ряду невротических и преневротических образований как порождаемая внутренними конфликтами (Б. И. Кочубей и Е. В. Новикова, В. Н. Мясищев, А. И. Захаров, К. Роджерс, К. Хорни и др.). Вместе с тем, это общее, разделяемое многими исследователями положение при конкретной проработке выявляет множество противоречий и неясностей, связанных с пониманием природы внутреннего конфликта, его содержания, степени осознанности, механизма порождения тревожности и т. п. Выше мы уже касались понимания связи тревожности с интрапсихическим конфликтом в классическом психоанализе. Напомним, З. Фрейд, который, как отмечалось, первым ввел представление о таком конфликте в психологию и психиатрию, рассматривал его как противоречие между импульсами или психическими структурами, приобретающее невротический характер в тех случаях, когда одна из сторон конфликта бессознательна.

Как известно, в отечественной психологии первым выдвинул проблему внутреннего, или психологического, конфликта В. Н. Мясищев. Он определял такой конфликт, как особое сочетание объективных и субъективных факторов, нарушающее значимые отношения личности и способствующее вследствие этого устойчивому переживанию эмоционального напряжения, интенсивность которого определяется субъективной значимостью для личности нарушенных отношений.

Центральными моментами здесь оказываются противоречия между имеющимися у личности возможностями и предъявляемыми к ней требованиями действительности, с которыми человек по разным причинам не может справиться (В. Н. Мясищев, 1960, М. С. Неймарк, 1961, 1972, Л. С. Славина, 1966), что и является основой для возникновения тревожности. Подобный подход близок к тем, которые рассматривались в предшествующем параграфе. Различие между этими подходами лишь в том, что акцент делается не столько на внешних факторах, сколько на их переживании и оценке. Соответственно при профилактике и преодолении тревожности основное внимание уделяется не коррекции требований или «переоценке», переинтерпретации ситуации, а обеспечению, «вооруженности» (по П. В. Симонову) такими средствами. Остается, однако, открытым вопрос о том, почему тревожность сохраняется, когда неблагоприятные условия, вызвавшие ее, исчезают, или почему люди переживают тревожность вопреки реально благополучным условиям ситуации, благополучному положению в той или иной сфере (неадекватная тревожность, по Л. И. Божович).

Попытка ответить на этот вопрос приводит к анализу внутриличностных противоречий, конфликта определенных личностных образований, столкновения разнонаправленных тенденций. Наиболее распространено представление о том, что тревожность может быть вызвана по сути любым внутренним конфликтом. Определяющим является не содержание конфликта и не степень осознанности или неосознанности его составляющих, а его личностный смысл. Именно значимость определяет силу конфликтующих переживаний, создает эмоциональное напряжение, которое переживается, как тревожность. Длительное сохранение внутриличностного конфликта способствует сохранению и усилению тревожности (см., например, Б. И. Кочубей, Е. В. Новикова, 1988).

На наш взгляд, подобный подход, во-первых, имеет слишком общий характер: тревожность в этом случае не выделяется из большой группы устойчивых эмоциональных переживаний, являющихся ответом на наличие внутреннего конфликта (Ф. Б. Березин, 1988; Н. Д. Былкина, 1995; Ф. Александер и Н. М. Френч, 1948; Ф. Александер, 1987; Х. Хекхаузен, 1988; и др.).

Во-вторых, тревожность при таком подходе представляет собой лишь реакцию на конфликт определенных личностных образований.

И, в-третьих, такой подход не снимает основного вопроса: о специфичности или неспецифичности конфликта.

На связь тревожности (тревоги) и внутреннего конфликта самооценочного типа (связанного с гармоничным или дисгармоничным представлением о себе) указывал Д. С. Мак-Клелланд (см. Д. С. Мак-Клелланд, Дж. Аткинсон и др., 1953). Согласно его взглядам, дисгармоничное представление о себе, наличие внутренних противоречий в образе Я ведет к снижению «силы Я» и повышает подверженность фрустрации, что, в свою очередь, способствует переживанию тревоги. Правда, в данном случае тревожность не рассматривается как самостоятельное образование, а лишь как следствие повышенной подверженности фрустрациям.

Как некоторая эмоциональная реакция на внутриличностное противоречие рассматривается тревожность и в работах К. Роджерса. Тревожность, по К. Роджерсу, – это переживаемое человеком состояние скованности, напряженности, причину которого он осознать не может. Это представленный в сознании некий знак, символ угрозы, создающейся вследствие неконгруэнтности Я-концепции индивида и актуального опыта: «реакция организма на подпороговое восприятие того, что такое противоречие может проникать в осознание, вызывая тем самым изменения в Я-концепции (1959, с. 212). Очевидна родственность подобного понимания тревожности и концепции тревоги З. Фрейда, особенно ее первого, раннего варианта, согласно которому связанный с вытеснением аффект превращается в тревожность. Различие между этими концепциями в том, что, по мнению авторов, подлежит недопущению в сознание:

• у Фрейда это либидные инстинкты;

• у К. Роджерса – актуальный опыт индивида, который может представлять угрозу для его Я-концепции.

В соответствии с этим «хронизированную» тревожность, с точки зрения К. Роджерса, испытывают люди, для которых характерен конфликт между Я-концепцией, или Я-реальным, с одной стороны, и Я-идеальным – с другой. Способ преодоления этого конфликта – знаменитая «клиентцентрированная» терапия К. Роджерса, в результате которой «чувства, которые прежде не допускались в сознание, переживаются и включаются в Я-концепцию» (1994, с. 283). Это один из немногих видов психотерапии, эффективность которого доказана экспериментальным путем.

В рассматриваемой выше концепции отметим два момента, значимых, с нашей точки зрения, для понимания тревожности:

1) локализацию конфликта, ее вызывающего, в сфере Я-концепции индивида;

2) специфичность в этой связи ее сигнальной функции:

• тревожность оказывается сигналом не просто любой угрозы и даже не угрозы некоторым, достаточно аморфным «ценностям Я», «представлению о себе», о которых говорилось выше;

• тревожность – это сигнал, предупреждающий о начале возможных искажений в личностном развитии, сигнал того, что человек начинает искажать восприятие реальности ради сохранения привычного представления о себе.

К близким выводам на основании совершенно других теоретических взглядов пришли и отечественные исследователи (Н. В. Имедадзе, 1966; М. С. Неймарк, 1961, 1972; В. Р. Кисловская, 1972; Л. С. Славина, 1966), изучавшие как саму тревожность, так и образования, в которые она входит в качестве составляющей. Это касалось, прежде всего, «аффекта неадекватности» – образования, возникающего вследствие конфликта между самооценкой и уровнем притязаний.

Родственна вышеизложенным, на наш взгляд, и точка зрения Ф. Перлза, указывавшего на наличие у человека двух основных тенденций: к самоактуализации и к актуализации Я-концепции. Говоря о различии между этими тенденциями, Ф. Перлз в своем предисловии к книге Э. Шострома «Человек-манипулятор» подчеркивает, что в первом случае человек «становится тем, что он есть – он открывает свою уникальную идентичность, а затем идет на риск быть самим собой. Человек, который пытается актуализировать Я-концепцию, просто пытается быть некоторым ложным идеалом, а не самим собой». Противопоставление, конфликт этих тенденций и является, по Ф. Перлзу, постоянным внутренним источником тревоги (1994).

Связь тревожности с расхождением уровней самооценки и притязаний была в дальнейшем доказана в специальных исследованиях с участием как детей, так и взрослых, здоровых людей и больных, имеющих заболевания психосоматического характера.

В нашей работе (А. М. Прихожан, 1977) при исследовании межличностной тревожности подростков было установлено, что достаточно гармоничное представление о себе, характеризующееся оптимальным соотношением характеристик самооценки и уровня притязаний, не связано с тревожностью. Тревожность обнаружила связь с неблагоприятными типами самооценки, а также неблагополучными вариантами соотношения самооценки и уровня притязаний (величиной расхождения, парадоксальности характера соотношения, когда уровень самооценки оказывается выше уровня притязаний и т. п.). Выявилась обусловленность тревожности особенностями осознания каждой из этих тенденций: чем сильнее и отчетливее осознавалась каждая из тенденций, тем выше был уровень тревожности детей. Вместе с тем, переживание тревожности, как и следовало ожидать, оказалось под влиянием защитных механизмов. При ярко выраженном реальном неблагополучии подобный конфликт вел к «неадекватному спокойствию», нечувствительности к реальному неблагополучию и т. п. Был установлен следующий механизм порождения тревожности: конфликт между самооценкой и уровнем притязаний, вызывая одновременно и повышенное стремление к успеху, и затрудненность в оценке этого успеха, ведет к колебаниям, сомнениям, двойственности в оценке и осознании подростком своей успешности в сфере межличностных отношений, что препятствует переживанию удовлетворения потребности в общении. Неудовлетворенность данной потребности и переживается в виде межличностной тревожности.

В определенном смысле все описанные выше подходы сближаются с пониманием тревожности как психологического представителя, «эквивалента» конфликта, о котором говорилось выше при рассмотрении проблемы тревожности и стресса. Различие лишь в понимании содержания и локализации конфликта. Тревожность при таком подходе лишается статуса особого, самостоятельного психологического образования, являясь по сути лишь функцией конфликта и существуя постольку и так долго, поскольку и как долго существует внутренний конфликт.

Необходимо также отметить, что большинство из приведенных выше заключений и выводов либо являются теоретическими посылками, опирающимися на клинический опыт, либо основываются на теоретической интерпретации данных корреляционных связей. Относительность последнего ясна и может быть проиллюстрирована данными упоминавшихся выше работ Я. Рейковского (1979) и Дж. Аткинсона (1964, 1965, 1974), в которых связь между тревожностью и уровнем притязаний, напротив, интерпретируется как влияние повышенной тревожности на формирование защитного уровня притязаний.

Этот момент, на наш взгляд, является принципиально важным. Выявление причин стабильной тревожности неоднократно наталкивается на проблему «заколдованного психологического круга». Видимо, настало время отказаться от представлений о линейной, однонаправленной зависимости, а рассматривать процесс сложного взаимовлияния тревожности и других личностных образований, прежде всего различных составляющих Я-концепции.

Такой подход, однако, требует изменения представлений о статусе устойчивой тревожности как психологического явления. В этом случае она должна, по нашему мнению, рассматриваться как относительно самостоятельное образование, которое, включившись в структуру личности, обладает тенденцией к самоподкреплению и самоподдержанию, приобретает собственную побудительную силу и оказывает влияние и на развитие других личностных образований, и на саму себя.

Итак, проведенный теоретический анализ показал, что современное состояние исследования проблемы тревожности характеризуется следующим:

1) определенной двойственностью, сочетанием общепринятых положений и их недостаточной экспериментальной и клинической доказанностью;

2) расхождением между теоретическими построениями и их экспериментальным обоснованием.

Это, как представляется, во многом обусловлено недостаточностью онтогенетического аспекта изучения проблемы. Именно поэтому мы поставили задачу изучения возрастной специфики тревожности на разных этапах дошкольного и школьного детства.

Глава 2Особенности состояния тревоги и страхи у детей разных возрастов

Рассмотрим сначала вопрос о том, каков средний уровень тревоги школьников разных возрастов. Для его решения необходимо учесть ряд условий.


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Статистический анализ результатов свидетельствует, что как по частоте переживания страхов и тревог, так и по их интенсивности различия выявляются между 5, 6 и 7-м классами, с одной стороны, и 8, 9-м – с другой, а также 9–10-м и 10–11-м классами. Между мальчиками и девочками различия обнаруживаются в 1–3, 10-х классах и в 11-м классе.

Это свидетельствует, что уровень тревоги, сравнительно устойчивый на протяжении младшего школьного возраста, несколько снижается в подростковый период (6–7-е классы). Затем в старшем подростковом возрасте происходит резкий всплеск, причем особенно сильно он проявляется в 9-м, выпускном из неполной средней школы, классе. Далее уровень тревоги резко падает при переходе к раннему юношескому возрасту (10-й класс) и вновь повышается перед выходом из школы.

Данные о гендерных различиях свидетельствуют, что в младшем школьном возрасте более тревожны мальчики, в подростковый период эти различия сглаживаются, а в раннем юношеском – более тревожными оказываются девушки.

Представленные данные касаются, однако, непосредственной оценки школьником частоты и силы переживания тревоги. Иную картину дают данные исследований по тестам, выявляющим тревожность как устойчивое образование.

В табл. 2 представлены данные о среднем уровне тревожности по детскому варианту шкалы явной тревожности (CMAS). Интервал значений по шкале – от 0 до 42 баллов. Критические показатели, свидетельствующие о наличии тревожности, в зависимости от возраста испытуемых находятся в диапазоне от 20 до 28 баллов.

Таблица 2. Средние показатели по половозрастным выборкам (CMAS).


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

К сожалению, предпринятые нами попытки разработать подростковый вариант шкалы Дж. Тейлор (равно как и попытки использования в 7–9-х классах взрослого варианта) оказались безрезультатными в связи с тем, что подростки весьма аффективно относились к вопросам, касающимся некоторых видов «хронических тревожных реакций», что делало практически невозможным использование вариантов этой шкалы в массовом эксперименте. Поэтому мы применили для выявления тревожности в этих классах «Шкалу классического социально-ситуационного страха, тревоги» О. Кондаша (1973), предназначенную для школьников 13—17 лет и адаптированную нами для отечественной выборки. В заданиях этой шкалы испытуемые должны оценить различные ситуации с точки зрения того, насколько они вызывают у них волнение, беспокойство, тревогу.

Результаты по этой шкале представлены в табл. 3. Интервал значений по шкале – от 31 до 155 баллов. Критические показатели, свидетельствующие о наличии тревожности, находятся в диапазоне от 65 до 75 баллов.

Статистический анализ результатов в 1–7-х классах показал, что и в группе девочек, и в группе мальчиков средний уровень проявлений тревожности возрастает при переходе в среднюю школу (от 4 к 5-му классу) и от пред-подросткового – к подростковому возрасту (от 6 к 7-му классу). Различия между группами девочек и мальчиков обнаруживаются лишь в 7-м классе: среди 12-летних более тревожными оказываются девочки.

Таблица 3. Средние показатели по половозрастным выборкам (шкала Кондаша).


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

В 8–11-х классах статистические различия обнаруживаются между результатами 8–9-х, с одной стороны, и 10-х, – с другой, а также в 10-х и 11-х классах и по группе девушек, и по группе юношей. Это свидетельствует, что тревожность резко снижается при переходе от подросткового к раннему юношескому возрасту, при переходе в старшие классы школы и повышается в выпускном классе, что соответствует результатам прямого оценивания. В старшем подростковом возрасте различия между юношами и девушками по данному показателю не обнаруживаются, в старших классах более тревожными оказываются девушки.

Результаты свидетельствуют о рассогласовании данных о половозрастной динамике тревоги, тревожности, получаемых с помощью метода прямой оценки интенсивности и частоты переживания этого состояния (см. табл. 1) и с помощью опросных методов, выявляющих тревожность как устойчивое личностное образование (см. табл. 2 и 3). Такое рассогласование наблюдается, прежде всего, на уровне подросткового возраста, проявляясь как в общем показателе динамики при переходе от младшего школьного к подростковому возрасту и на протяжении этого периода, так и в некоторых гендерных различиях.

Мы предположили, что подобное несоответствие характеризует не столько различия, существующие между разными показателями тревожности (что часто отмечается в литературе), сколько специфику осознания и понимания подростками самого состояния тревоги. Если исходить из представления о тревоге как переживании, которое индивид осознает именно как тревогу, беспокойство, то полученные данные давали основания полагать, что в предподростковом и подростковом возрастах наблюдается расхождение между подобным осознанием и пониманием, с одной стороны, и повышением внимания к собственным эмоциональным, физическим состояниям – с другой.

Для проверки этого предположения мы предприняли следующее.

Во-первых, провели обе методики («Градусник» и «Шкалу явной тревожности» для детей) одну за другой, в указанном порядке в индивидуальном эксперименте. Эта работа осуществлялась с учащимися 3–7-х (8–12 лет) классов.

Во-вторых, с другой группой детей 10—12 лет (5–7-е классы) мы провели аналогичную работу по таким эмоциональным состояниям, как любопытство и гневливость, сопоставляя их с тревогой. Для этой цели мы воспользовались опросником Ч. Д. Спилбергера, направленным на выявление любопытства, гнева и тревожности как состояний и свойств личности, в адаптации А. Д. Андреевой (1988).

И в первом, и во втором случае с каждым испытуемым проводилась беседа, целью которой было выяснение понимания школьниками указанных состояний, отношение к ним (в частности, нас интересовало, не относятся ли тревога и страх к социально не одобряемым подростками переживаниям, что, естественно, могло повлиять на возможность признания у себя этих переживаний). В обеих частях работы участвовали по 20 детей каждой возрастной группы, мальчиков и девочек поровну.

Прежде всего, следует отметить, что подавляющее большинство детей не относят тревогу и страх к социально не одобряемым переживаниям, считая, что в той или иной степени они характерны для всех, причем тревога иногда оценивалась и как позитивное переживание, говорящее о душевном богатстве человека, его неравнодушии к окружающему (в наиболее яркой форме это проявлялось у девочек). Интересно, что некоторые школьники указывали на необходимость таких переживаний как для себя: («Если я волнуюсь, то лучше готовлюсь и лучше играю на концерте»), так и для истории человечества («Если бы первый человек не беспокоился, как пройдет охота, он не придумывал бы лучшее оружие, и не было бы никакой техники»). Кроме того, об отсутствии влияния фактора социальной желательности на результаты свидетельствует сопоставление данных по тревожности и переживаниям гнева. Последний относился многими детьми к социально не одобряемым, неприемлемым эмоциям. Это, однако, не влияло на признание проявлений этого состояния у себя. Другое дело, что в отличие от состояний тревоги, проявления гнева дети у себя в основном осуждали.

Результаты сопоставления двух типов показателей – «прямого оценивания» и «опросника» – по всем рассмотренным эмоциональным состояниям оказались достаточно согласованными. Вне зависимости от того, шла ли речь о позитивном эмоциональном состоянии или о негативном, данные прямого показателя указывали на снижение этих переживаний от младшего школьного к подростковому возрасту, а данные «опросников» – на повышение.

Проведенные с детьми беседы показали, что у значительной части детей в этот период происходит своеобразное повышение внимания к отдельным, частным сторонам своего эмоционального, физического состояния, целостное же понимание переживания вызывает трудности, порой весьма существенные. Подростки затрудняются, главным образом, в интерпретации этих переживаний. По-видимому, заметную роль в этом играет и начинающийся процесс пубертатного развития, существенно меняющий картину психических и соматических ощущений. Наиболее заметно эта тенденция проявляется у девочек, что и отражается в повышении тестовых показателей тревожности, особенно в 12-летнем возрасте, в середине первой фазы пубертата.

Аналогично мы склонны трактовать и результаты, полученные на детях младшего школьного возраста. Напомним, что по методу прямого оценивания здесь выявились различия по среднему уровню тревожности у мальчиков и девочек, а по «опроснику» – нет. По-видимому, мальчики в младшем школьном возрасте более склонны оценивать свои эмоциональные переживания как сильные, чем девочки. Когда же речь идет об отдельных симптомах, различия сглаживаются.

В целом, подводя итоги анализа динамики состояния тревоги с 1-го по 11-й класс, можно сказать, что она обнаруживает отчетливую связь, с одной стороны, с возрастными особенностями детей, а с другой – с реальными условиями их школьной жизни (переход в среднюю школу, выпускные классы).

Открытое акционерное общество «Российские железные дороги», облигация корпоративная (RU000A0JQ7Z2)

Для биржевых и корпоративных облигаций, в эмиссионных документах которых нет указания о том, что они предназначены для квалифицированных инвесторов, в признаке «Бумага предназначена для квалифицированных инвесторов» устанавливается значение «Да» согласно письмам, полученным от эмитентов, с учетом ст. 11 Федерального закона от 11.06.2021 N 192-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Другие инструменты эмитента

Уважаемые посетители сайта, чтобы отправить свое предложение или
задать вопрос, используйте форму обратной связи.

Мы ценим Ваше мнение и обязательно рассмотрим Ваши вопросы и в случаях,
когда это возможно, подтвердим получение Письма и предоставим письменный ответ.

В случае наличия обоснованных и существенных претензий, Биржа совместно с Экспертными
Советами примет меры по разработке и реализации соответствующих изменений.

Дата публикации: 26.02.2023

Симптомы агирафобии

Агирофобия или дромофобия является специфической фобией, заключающейся в постоянном, иррациональном, навязчивом страхе перед транспортными средствами и пересечением улицы или дороги.

Дромофобия (англ. «travel anxiety» или «fear of travel») — это страх перед путешествием или перемещением. Некоторые из распространенных симптомов дромофобии могут включать в себя:

Если эти симптомы мешают вашей жизни или вызывают дискомфорт, то важно обратиться за помощью к психотерапевту или психиатру.

Как возникает Агирофобия

Агирофобия является видом фобии и может возникнуть по ряду причин. В большинстве случаев, фобия возникает после переживания травматического события, связанного с опасными или угрожающими ситуациями при дорожном движении. Например, человек может пережить столкновение на улице, стать свидетелем тяжелой аварии или оказаться в центре толпы во время паники или беспорядков. Эти события могут привести к развитию посттравматического стрессового расстройства, которое может проявляться в виде агирофобии.

Кроме того, агирофобия может возникнуть в результате агорафобии, которая является более широкой фобией, связанной с боязнью открытых пространств и трудностями с передвижением на них. Если человек с агорафобией продолжает избегать ситуаций, связанных с открытыми пространствами, это может привести к развитию агирофобии, которая фокусируется на определенных аспектах открытых пространств, таких как толпы, очереди и т.д.

Некоторые эксперты также связывают возникновение агирофобии с биологическими факторами, такими как наследственность, нервная система и уровень стресса в организме.

Как справиться самостоятельно

Для справления с дромофобией (боязнью перед движущимися объектами) самостоятельно можно использовать следующие рекомендации:

Но, в случае, если симптомы дромофобии мешают вашей повседневной жизни и не позволяют нормально функционировать, рекомендуется обратиться к профессиональному психотерапевту для получения дополнительной помощи.

Депутат городского совета, бывший коммунист, член партии «Доверяй делам» и по совместительству бывший военком Андрей Кисловский уклонялся от службы и в разгар войны развлекался с трансвеститом с российским гражданством. Об этом сообщает telegram-канал «Absolution».

Андрей Кисловский до 2018 года был заместителем военкома Приморского района коррупционера Александра Лобана. Депутат оформил справку о непригодности и был уволен со службы уже в звании полковника с диагнозом «гипертония, радикулит, грыжа, остеохондроз и атеросклероз».

Несмотря на «плачевное» состояние здоровья Кисловский регулярно посещает тренировочный зал и выглядит спортивно.

В 20-х числах февраля 2022 года Андрей Кисловский надевает форму полковника и заявляет, что стает на защиту государства от оккупантов. В результате оказалось, что он солгал и просто прикрывался формой.

Уже в апреле того же года, после комендантского часа СБУ застукала полковника на «горячем». Он развлекался в собственной гостинице с трансвеститом Жасмин, которые имеет российское гражданство.

Правоохранители подозревали экс-военкома в государственной измене, но после визита в гостиницу дело дальше не пошло. В ОК Юг открестились от полковника, заявив, что он прикрывался званием и военной формой.

Ранее портал Знай сообщал, бывший глава СБУ Баканов занялся бизнесом: никаких уголовных дел не расследуется.

Также наш портал информировал, обогатились почти на 700 тысяч гривен: начальник военкомата насчитывал зарплату фиктивной работнице.

Кроме того, мы писали, мэр Кременчуга Малецкий пожаловался, как ему тяжело покупать не по завышенным ценам.

Последние годы наш мир претерпевает изменения. Мы учимся жить по новым правилам и подстраиваться под реалии, которые уже не изменить. Для многих — это очень тревожное время, время, когда жить по-новому еще не научились, а по-старому уже нельзя. Тревоги, страхи и депрессии переполняют общество.

Наш фильм поможет разобраться, почему так происходит и как найти баланс между светом и тьмой! Как научиться видеть яркие краски, ведь даже самая безвыходная ситуация может стать началом нового счастливого пути.

Совместно с психологами в этом интервью мы разобрали природу появления тревожных состояний, симптомы панических атак, отчего появляется депрессия и как с ней бороться, как каждый день наполнять свою жизнь приятными моментами, научиться любить и принимать себя!

Благодарим наших героинь:

Мария Чумак – психотерапевт, расстановщик https://t.me/chumak_mariya_psycholog

Алиса Хачатрян – психолог, экзистенциально-гуманистический психотерапевт https://t.me/alisa_psy

Ирина Архипова — психолог в модальности интегрального нейропрограммирования и КПТ https://tenchat.ru/irinaarhipova

Альбина Маннанова — квантовый психолог, автор и ведущая женских тренингов, расстановщик https://t.me/lybov_i_blagodarnoct

Инна Богданович — психолог, парапсихолог

Ольга Царева — магистр психологии, руководитель психологического центра https://dzen.ru/tsarevaovl

Карина Арасланова – психолог, наставник https://t.me/araslanovakarina

Екатерина Кисловская — коуч для жизни, бизнеса и души, психолог, спикер https://vk.com/kislovskaia_ekaterina

https://youtube.com/watch?v=Mx-pr2UZovw%3Ffeature%3Doembed

*Благодарим российские бренды премиальной одежды micutti.ru и middlemist.ru  за предоставление образов нашим героиням

Вы получите уведомление на E-mail

Дата публикации: 24.03.2023

Природа гемофобии

Гемофобия, также известная как фобия от крови, является одним из видов специфических фобий, которые характеризуются чрезмерным и нереалистичным страхом перед конкретным объектом или ситуацией. Гемофобия проявляется в виде сильной физической и психической реакции на вид крови или травму, связанную с кровотечением. Люди, страдающие гемофобией, могут испытывать неприятные физические симптомы, такие как тошнота, головокружение, потерю сознания или панические атаки при виде крови или ее упоминании.

Природа гемофобии связана с различными факторами, включая генетические, биологические, психологические и окружающие факторы. Например, гемофобия может быть унаследована или возникнуть вследствие дисбаланса химических веществ в мозге. Также гемофобия может быть связана с травматическими событиями в жизни, такими как сильные потери крови, операции или другие медицинские процедуры.

Некоторые люди могут преодолеть гемофобию, используя различные техники расслабления, когнитивно-поведенческую терапию, психотерапию, гипнотерапию или фармакотерапию. Психолог может помочь пациенту разработать индивидуальный план лечения, основанный на его уникальных потребностях и симптомах.

Как справиться с гемофобией

Справиться с гемофобией можно с помощью различных методов, как психологических, так и медицинских. Ниже перечислены некоторые из них:

Важно отметить, что справиться с гемофобией может быть сложно, но возможно. Обратитесь к специалисту для получения наилучшей помощи в вашем случае.

Помощь психолога при страхе крови

Психолог может помочь людям, страдающим гемофобией, путем проведения психотерапии. Вот некоторые способы, которыми психолог может помочь:

Семейный психолог, ЭФТ-терапевт, арт-терапевт

# эмоционально-фокусированная терапия в работе с парами

# эмоционально-образная терапия

Семейный психолог, ЭФТ-терапевт, арт-терапевт


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Привет! Меня зовут Мария Старых, я семейный психолог, эмоционально-фокусированный терапевт, арт-терапевт, эмоционально-образный терапевт. Веду частную практику с 2019 года.

Кроме частной практики я развиваю свою студию арт-терапии и свободного творчества MARYARTY, а также иллюстрирую собственную детскую книгу.

Регулярно прохожу личную терапию и супервизию.

//с чем я помогу справиться?

трудности в отношениях: конфликты, недопонимания, потеря близости, измены

сложности в построении или сохранении отношений

консультирование в ситуации развода

переживание горя, утраты близкого

прокрастинация, сложности в работе

депрессия, апатия, низкая самооценка

ощущение неудовлетворенности жизнью или ее отдельными сферами

//какие результаты нас ждут?

гармонизация семейной и сексуальной жизни

возможность находить общий язык с близкими

устойчивое эмоциональное состояние

внутреннее разрешение просить помощь у окружающих

обучение техникам самопомощи и самоподдержки

опора и взгляд на ситуацию с другой стороны

проживание детских травм, прощение родителей и «отделение» от них


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Запись на консультацию и оплата. Вы связываетесь со мной в любом удобном для вас мессенджере и мы подбираем дату и время первой встречи, и вы оплачиваете ее.

Анализ. На встрече мы знакомимся, вы рассказываете свою историю и мы вместе обозначаем вам запрос. Заключаем психотерапевтический контракт.

Работа. Работаем с вашим запросом с удобной для вас частотой встреч.

Завершение работы. После того, как ваш запрос будет решен мы подводим итоги и завершаем психотерапию.

Анализ. На первой встрече вы придете вдвоем со своим партнером, рассказываете свою историю и мы вместе обозначаем вам запрос. Заключаем психотерапевтический контракт.

Индивидуальные встречи. После общей встречи мы встречаемся с каждым из партнеров в индивидуальном формате для более глубокого прояснения запроса.

Анализ. На первой встрече вы придете с ребенком/детьми, рассказываете свою историю и мы вместе обозначаем ваш запрос. Заключаем психотерапевтический контракт. 
 В некоторых случаях также как и с парами делаем индивидуальные встречи после первой).


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

В подкасте специалисты делятся профессиональным и личным опытом в психотерапии, обсуждают насущные вопросы на пути к состоянию внутреннего счастья.


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Для более глубокого изучения вопросов отношений внутри семейной системы вы можете посмотреть наш видео-подкаст «В кабинете психолога».


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

В своем блоге я рассказываю про семейную психологию и делюсь личной жизнью.


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

MARYARTY — студия арт-терапии и свободного творчества в Москве. В нашей студии есть два направления: психотерапевтическое и творческое. Про каждое из них мы рассказываем в этом канале.


ДОШКОЛЬНЫЙ И ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Данная социальная сеть принадлежит компании Meta Platforms Inc., которая запрещена на территории РФ в связи с осуществлением экстремистской деятельности

Оцените статью
Избавиться от тревоги