этимология слова тревога

ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА Тревога

Слово «паника» происходит из древнегреческого языка и является данью богу Пану, который, согласно мифологии, был богом пастухов, лесов и пастбищ.

Borrowed from трево́га , instead of expected тървога .

трево́га • ()

Borrowed from трево́га .

тревога • ()  (relational adjective тревожен)

трево́га • ()  (genitive трево́ги, nominative plural трево́ги, genitive plural трево́г)

При панике у человека возникает сильный страх и плохие мысли, в зависимости от причины паники.

Влиятельная теоретическая трактовка паники содержится в теории коллективного поведения Нила Смелзера. Наука управления паникой нашла важное практическое применение в Вооружённых силах и экстренных службах мира.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 марта 2020 года; проверки требуют 68 правок.

Па́ника, пани́ческий стра́х — внезапное чувство страха, настолько сильное, что подавляет логическое мышление. Паника может возникать у отдельных людей или проявляться в больших группах в качестве массовой паники.

  • Фрейд З. Торможение, симптом, тревога = Hemmung, Symptom und Angst. — 1925.
  • Щербатых Ю. В. Психология страха. — М. : Эксмо, 2007.
  • Мэй Р. Смысл тревоги = The Meaning of Anxiety / Ролло Мэй; пер. с англ. М. И. Заваловой и А. Ю. Сибуриной; терминолог. правка В. Данченка. — К. : PSYLIB, 2005.

Эта статья — об эмоциональном процессе. О психическом расстройстве см. Тревожное расстройство.

Запрос «Беспокойство» перенаправляется сюда; о повести братьев Стругацких см. Беспокойство (повесть).

Трево́га, беспоко́йство — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание отрицательных событий, трудноопределимые предчувствия.

В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий. Тревога связана с бессознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации.

Древние люди использовали массовую панику в качестве техники при охоте на животных, особенно жвачных. Стада, реагирующие на необычно сильные звуки или незнакомые визуальные эффекты, направлялись к обрывам, где, забившись в угол, в конце концов прыгали с них и погибали.

Люди также уязвимы для паники и её часто считают заразной. Один человек в панике может легко распространить её на других людей, находящихся поблизости, и вскоре вся группа начинает действовать нерационально. В то же время люди имеют возможность для предотвращения и/или контроля своей и чужой паники, с помощью дисциплинированного мышления или тренировок (например, учений на случай стихийных бедствий). Злоупотребление психоактивными веществами в форме незаконного употребления наркотиков, курения табака и марихуаны также показали, что они связаны с паническими атаками.

Симптомы тревожности и ее влияние на физиологию

Если человек долго испытывает тревожность, у него могут появиться физиологические симптомы, например:

Симптоматика беспокоит постоянно, но ее интенсивность может варьироваться: например, снижаться, когда человек попадает в условно безопасное для себя пространство или отвлекается.

Постоянное пребывание в состоянии тревожности влияет на физиологию: гормональный фон, работу внутренних органов — разрушает общие защитные свойства организма. Когда у человека учащается сердцебиение на тренировке — это нормально и даже полезно. Но когда у него изо дня в день пульс 100 ударов в минуту в покое, это в перспективе принесет негативные результаты, поэтому с тревожностью важно работать.

Сейчас речь идет не о патологической тревожности, например, при генерализованном тревожном расстройстве. А пока еще о той стадии, когда человек часто находится во взбудораженном, раздраженном состоянии, часто находится в мыслях по типу «Вдруг что-то произойдет?» Здесь мы еще не можем говорить о каком-то тревожном расстройстве, но можем говорить о хроническом стрессе, фоновой тревожности. И конечно, на это тоже стоит обращать внимание клиентов, даже если они еще не придают этому значения. Это важно.

Да здравствует светлое завтра: тревожность россиян рекордно снизилась

Индекс уверенности россиян в завтрашнем дне, который регулярно рассчитывает ВЦИОМ, продолжает держаться на невероятно высоком уровне.

Формула проста: респондентам задаётся вопрос: «Чувствуете ли вы уверенность в завтрашнем дне?» Затем из суммы ответов «Безусловно да» и «Скорее да» вычитается сумма «Скорее нет» и «Безусловно нет». Своего исторического максимума этот показатель достиг полтора года назад, в апреле 2022 года, когда он составил 26 пунктов. В нынешнем году результат оказался чуть скромнее — 20. Это, конечно, не сравнить с лихими нулевыми, когда индекс держался на минимуме: –34 (2005 год) или –31 (2009–й).

А вот индекс тревожности (рассчитывается по соотношению ответов на вопрос: «С каким чувствами вы думаете о своём будущем?») именно в этом году достиг рекордно низкого значения — 45 пунктов. 37% опрошенных заявили, что смотрят в будущее с уверенностью и оптимизмом, у 30% оно вызывает беспокойство и тревогу, а 29% не испытывают ни тревоги, ни оптимизма.

Своего максимума индекс тревожности достигал в 2020–м (63 пункта) и 2021–м (60). Тогда на это очевидным образом влияла пандемия коронавируса и связанные с ней ограничения. Действительно — во время самоизоляции смотреть в будущее с оптимизмом было сложновато. Что же касается остальных результатов соцопроса, то это тот случай, когда их практически невозможно не то что прокомментировать, но даже хотя бы понять.

Практикующий психолог, телесно-ориентированный терапевт, специалист по физической реабилитации. Автор и ведущая тренингов

Исследования социологов показывают, что тема тревожности не теряет актуальности. А значит клиентов с таким запросом у психологов не убавится. Давайте разберемся, как она проявляется и влияет на организм.

Чтобы не запутаться, сначала проясним, что такое тревога, тревожность и страх.

Страх как чувство имеет под собой какое-то основание: конкретный предмет, явление или ситуацию, которая вызывает у человека это чувство.

Тревога — это всегда один из эмоциональных оттенков страха, его следствие.

ПримерЧеловек боится летать. Мысль о том, что он скоро полетит и с самолетом может что-то случиться, вызывает тревогу. То есть объект страха — это полет. А мысли «А вдруг что-то случится?», «А если что-то произойдет?» — это тревога, она проявляется заранее, когда полет еще не случился.

У тревоги, в отличие от страха, нет объективного стимула. Мы боимся, что либо станет плохо, либо что-то плохое из прошлого повторится. Мы тревожимся из-за того, чего еще нет, поэтому тревогу называют эмоцией будущего.

Тревога сама по себе — это нормальная, здоровая реакция, которая периодически посещает каждого. Мы все чего-то боимся, у каждого есть свои объекты страха. Но когда тревога переходит в фоновое, хроническое состояние, речь уже идет о тревожности. В нем тревога становится неуправляемой, и зачастую кажется, что она возникает без причины.

Для тревоги (и для многих форм страха) в большинстве случаев характерен следующий ход мысли: человек находит в своём прошлом или из окружающей жизни примеры неблагоприятных или опасных событий, а затем переносит этот опыт в своё будущее.

Например, человек, завидев вдалеке собаку, вспоминает, что когда-то его уже кусала собака, и у него возникает страх перед повторением подобной ситуации. Или однажды чиновник получил замечание от начальника. Теперь, заходя в кабинет шефа, он испытывает сильный страх в ожидании очередной неудачи. При этом человек может испытывать страх и тревогу по поводу событий, которые случились не с ним, а с другими людьми или вообще были выдуманы.

Иногда подобный механизм образования приводит к возникновению абсурдных страхов, которые тем не менее оказывают очень сильное негативное влияние на психику человека. Многие люди не могут спать от страха, посмотрев на ночь триллер или фильм ужасов. При этом они понимают, что фильм был всего лишь плодом воображения сценариста и режиссёра, а монстры были результатом компьютерной графики или искусной игры загримированных актёров, но люди всё равно продолжают испытывать тревогу.

Достаточно выраженная тревога включает два компонента:

Тревожность иногда усиливается чувством стыда («Другие увидят, что я боюсь»). Важным аспектом «тревожного» мышления является его выборочность: субъект склонен выбирать определённые темы из окружающей жизни и игнорировать остальные, чтобы доказать, что он прав, рассматривая ситуацию как устрашающую, или, напротив, что его тревога напрасна и не оправдана. Тревожность может вызывать спутанность и расстройства восприятия не только времени и пространства, но и людей, и значений событий.

Как показали исследования Бернарда Вейнера и Курта Шнайдера, успешность деятельности у «тревожных» и «нетревожных» индивидуумов меняется в зависимости от разных условий. У тревожных личностей эффективность деятельности увеличивалась в большей степени, когда им сообщали об успехе их работы, в то время как «нетревожных» испытуемых гораздо больше стимулировало сообщение о неудаче в пробных экспериментах, особенно когда дело касалось трудных заданий. Из этих экспериментов авторы делают вывод, что лиц, опасающихся возможной неудачи, желательно стимулировать сообщениями об успехах (пусть даже незначительных) на промежуточных этапах работы, в то время как лиц, изначально нацеленных на успех, сильнее мотивирует информация о неудачах в ходе выполнения задания.

Люди значительно различаются между собой по уровню своей тревожности. Для измерения подобных индивидуальных различий в 1953 году в США Джанет Тейлор путём урезания MMPI создала методику под названием «Шкала проявлений тревоги Тейлор». Со временем исследователям стало ясно, что существует два типа тревожности: один — как более или менее устойчивая черта личности, и второй — как реакция индивидуума на угрожающую ситуацию. Хотя эти два типа тревожности представляют собой вполне самостоятельные категории, между ними имеется определённая связь. Как указывает Хайнц Хекхаузен, под воздействием беспокоящих и угрожающих человеку обстоятельств (боль, стресс, угроза социальному статусу и пр.) различия между высоко- и слаботревожными людьми проявляются резче. Особенно сильное влияние на поведение склонных к повышенной тревожности людей оказывает боязнь неудачи, поэтому такие индивидуумы особенно чувствительны к сообщениям о неуспехе их деятельности, ухудшающие показатели их работы. Напротив, обратная связь с информацией об успехе (даже вымышленном) стимулирует таких людей, повышая эффективность их деятельности.

Для лучшего различения личностной и ситуационной тревожности Чарльз Спилбергер создал два опросника: для определения личностной тревожности и для оценки ситуативной (реактивной) тревожности, обозначив первую как «Т-свойство», а вторую — как «Т-состояние». Личностная тревожность является более постоянной категорией и определяется типом высшей нервной деятельности, темпераментом, характером, воспитанием и приобретёнными стратегиями реагирования на внешние факторы. Ситуативная тревожность больше зависит от текущих проблем и переживаний — так, перед ответственным событием у большинства людей она значительно выше, чем в обычных ситуациях. Как правило, показатели личностной и ситуативной тревожности связаны между собой: у людей с высокими показателями личностной тревожности ситуативная тревожность в схожих ситуациях проявляется в большей степени. Особенно выражена такая взаимосвязь в ситуациях, угрожающих самооценке личности. С другой стороны, в ситуациях, которые вызывают боль или содержат другую физическую угрозу, индивидуумы, обладающие высокими показателями личностной тревожности, не проявляют какую-то особо выраженную ситуативную тревожность. Но если ситуация, провоцирующая возникновение тревожности, связана с тем, что другие люди ставят под сомнение самоуважение или авторитет индивида, различия в уровне ситуативной тревожности проявляются в максимальной степени. Исследователи показали, что чем настойчивее подчёркивается связь выполняемого задания с проверкой способности индивида, тем хуже справляются с ним «высокотревожные» испытуемые и тем лучше его выполняют «слаботревожные». Таким образом, повышенная тревожность, обусловленная страхом возможной неудачи, является приспособительным механизмом, повышающим ответственность индивидуума перед лицом общественных требований и установок. При этом, отрицательные негативные эмоции, сопровождающие тревожность, являются той «ценой», которую вынужден платить человек за повышенную способность чутко откликаться и, в конечном счёте, лучше приспосабливаться к социальным требованиям и нормам.

Человечество, вступив в третье тысячелетие, наряду с невиданными достижениями в области технического прогресса приобрело новые источники страха за свое существование. Если прошлый век прошел под знаком угрозы ядерной войны, которая все-таки была гипотетической, то страх терроризма, СПИДа и других новых болезней имеет вполне реальную основу. Ни один человек, независимо от возраста и социального статуса, не застрахован от того, чтобы стать жертвой очередной террористической акции, которые совершаются на планете почти ежедневно.

В нашей стране к этим тревогам добавляются страхи, связанные с экономической необеспеченностью большей части населения, а также с криминальной обстановкой в стране. Дети и подростки в силу их эмоциональной восприимчивости с особой силой переживают все эти страхи, которые, накладываясь на традиционные детские фобии, могут приводить к серьезным нарушениям их эмоциональной сферы вплоть до невротических расстройств. В связи с этим изучение детских и подростковых страхов, а также личностных факторов, которые предрасполагают к ним, представляется нам актуальной и практически значимой психологической проблемой.

Многие страхи сохраняют свою силу и могут проявляться на протяжении всей жизни человека, от младенчества до старости. В то же время каждый возрастной этап развития имеет свою специфику переживания и проявления страхов. В исследованиях разных авторов выделен ряд страхов, типичных для детского и подросткового возраста, хотя они обусловлены культурными и национальными факторами.

Анализ исследований детских и подростковых страхов позволяет заключить, что основная часть переживаемых страхов закладывается в детстве, но при этом каждый возрастной этап развития характерен проявлением определённых видов страха.

Одним из направлений изучения страхов является исследование личностных и ситуационных факторов, обусловливающих их возникновение. В качестве личностных детерминант страха чаще всего рассматриваются тревожность, нейротизм и агрессивность.

Все авторы склонны считать, что между склонностью к переживанию страхов и тревожностью существует позитивная связь, но не всегда на основе знания уровня тревожности личности можно предсказать вероятность возникновения у нее эмоции страха в конкретной жизненной ситуации, поскольку здесь большую роль играют и другие личностные и ситуативные детерминанты.

Взаимосвязь агрессивности и страха имеет более сложную природу.

Подводя итоги этому короткому обзору исследований, посвященных страху, можно сказать, что, несмотря на большое число исследований тревоги и страха в зарубежной и отечественной психологии, существует много неясностей относительно степени выраженности разных страхов у подростков, а также их личностной обусловленности.

В связи с этим цель данной работы состояла в исследовании страхов подростков и их обусловленности тревожностью, нейротизмом и агрессивностью. Данная цель конкретизировалась решением следующих задач:

Для диагностики страхов применялся опросник «Виды страха», разработанный И. П. Шкуратовой. Он содержит тридцать шесть факторов, вызывающих переживание страха. Все эти факторы сгруппированы в пять групп: а) фобии, б) учебные страхи, в) социальные страхи, г) криминальные страхи, д) мистические страхи. Испытуемый должен оценить, насколько данный фактор провоцирует у него чувство страха, пользуясь шкалой от 0 до 4 баллов: 0 — такого страха у меня никогда не было; 1 — такой страх у меня был однажды; 2 — такой страх у меня был несколько раз; 3 — периодически такой страх у меня возникает; 4 — этот страх меня преследует постоянно.

Для выявления возрастной динамики страхов использовалась методика «Свободное описание страхов» (СОС), разработанная И. П. Шкуратовой и В. В. Ермаком. В ней испытуемым предлагалось в свободной форме описать свои страхи в трёх временных измерениях: в прошлом, настоящем и будущем. Испытуемый отвечал на следующие вопросы. Чего я боялся, когда был маленьким? Чего я боюсь сейчас? Чего я боюсь в будущем?

Обработка осуществлялась с помощью контент-анализа ответов путем отнесения каждого страха к одной из пяти вышеуказанных групп.

В качестве объекта исследования выступили 60 учащихся 11-х классов (30 юношей и 30 девушек).

Причины тревожности и паттерны мышления

Причиной тревожности могут быть как неудовлетворенные внутренние потребности человека, так и внешние поводы, например, нестабильная ситуация в мире. Рассмотрим их подробнее.

Страх определенных событий

В последнее время в политике, экономике и социальный сфере происходит огромное количество различных событий, многих это пугает. Как следствие появляется тревога: «А что же что же будет дальше?», «Вдруг все разрушится?». Если ситуация долго не нормализуется, тревога принимает хронический характер и перерастает в тревожность.

Для нашей психики в эпоху неопределенности и быстрых изменений тревога — это здоровая реакция. Психика считывает постоянство и стабильность как гарант безопасности. То есть все потенциально новое может быть опасным, потому что непонятно, каким это новое будет. Хорошим или плохим? Что оно с собой принесет?

Психике выгодно, чтобы мы и наша реальность не менялись. В том числе и не развивались, потому, даже если вы идете к позитивным изменения, например, меняете профессию, переезжаете, расстаетесь с токсичными партнером, — психика бьет по тормозам и говорит: «Стой! Не надо. Лучше оставайся там, где ты была или был. Потому что там было понятно, а значит, безопасно».

Люди с тревожно-мнительным психотипом изначально склонны к тревожности. На формирование такого психотипа повлияло в первую очередь то, как с ними в детстве взаимодействовали родители и насколько развились возрастные структуры на стадиях взросления.

Часто такие клиенты говорят: «У меня беспричинная тревожность. Я не замечаю какого-то очевидного триггера, из-за которого я начал тревожиться». Но психолог должен понимать, что без причины тревоги не бывает. Всегда есть предпосылки, триггеры и неудовлетворенные потребности, которые приводят человека к такому способу восприятия мира. В таком случае работать нужно не с конкретным страхом.

Если клиент приходит и говорит: «Я боюсь лифтов. Мне надо подняться в гости на 5 этаж, у меня появляется тревога» — здесь понятно, с чего начинать работу, откуда заходить. Но если у клиента, по его словам, нет причин для тревоги, то психолог должен сразу понимать — эти причины точно есть, но они будут более глубокими.

Важно эту установку пошатнуть и помочь клиенту понять — про что успех именно для него. Человек будет постепенно приходить к контакту с собой, будет выстраиваться его личная концепция успеха. Когда опора внутри клиента будет крепчать, тревожность будет уходить. Первичная установка разрушится, и появится новая: «Я живу по своим правилам».

Потребность в безопасности

Сегодня мы также часто сталкиваемся с последствиями пандемии. Она подняла у людей много страхов за безопасность. А безопасность — это та структура, которая формируется еще в довербальном периоде: как минимум до года, а то и раньше — в утробе матери. И то, насколько контакт с мамой дал человеку ощущение, что мир безопасен для него, будет влиять на будущее.

Люди, у которых был глубокий контакт с материнской фигурой, живут в состоянии «Мир безопасен для меня». У людей же, склонных к тревожности, как правило, эта структура более шаткая. Ведь страх за свою безопасность самый глубинный. Более того, его сложно проработать вербально, то есть на логическом уровне, потому что структура формировалась в довербальном периоде, и это запечатлено на телесном уровне. Если у клиента эта структура недоформирована, то психологу придется наращивать ее — тема безопасности и доверия с миром будет лейтмотивом всей терапии.

В последние годы страх за жизнь и здоровье появился у многих. Но у тех, кто изначально воспринимал мир как небезопасный, психика получила очередное доказательство, что доверять миру нельзя. Внутренняя опора про безопасность у таких людей пошатнулась еще больше. Здесь важно формировать опору, чтобы у человека появилось представление: «Что бы ни произошло, ты справишься. Ты сможешь. Ты под защитой». Когда у ребенка мама (значимая родительская фигура) является такой опорой, у него появляется ощущение, что он в безопасности, в «коконе». Важно взрастить подобное состояние уже во взрослом человеке, и эта опорная фигура будет в виде его внутренней, взрослой части.

Потребность в идентификации

Потребность в идентификации крайне важна — это древняя и глубинная программа, примерно на уровне безопасности. В недавнем прошлом, когда люди жили в деревнях, за родившимся ребенком, кроме мамы, ухаживали бабушки, тетки и целая большая семья. Ребенок ощущал безопасность и принадлежность к какой-то группе людей, с которыми он мог найти свое сходство.

Там формировалась история: «Я один из сообщества. Я один из “своего племени”. Вот моя большая семья, мой род, мой клан, мой народ»‎. В таких условиях ребенок ощущал себя принятым, и даже если мама не была в ресурсном состоянии, то вокруг все равно были люди, на которых он мог опереться. Так удовлетворялась его потребность в идентичности: «Кто я? Какой я? На кого я похож? Каким я могу быть?»

Почему это важно? Потому что потребность в самоидентификации, ответ на вопрос «Кто я?» дает ощущение безопасности, внутренней опоры. Когда человек знает, кто он, ему не надо жить всю жизнь в тревоге, в поиске ответа на вопрос «Кто же я?» У него есть опора и понимание: куда идти, если попадешь в проблему, в состояние небезопасности.

В наши дни есть тенденция к индивидуализации, активному личностному росту, развитию, поиску предназначения и призвания — все это про поиски ответа на вопрос «Кто я?» И когда этот вопрос долго не решается, возникает хроническая тревожность.

Когда клиент говорит, что постоянно испытывает тревожность, важно проверить, насколько он идентифицировался в своей реальности, в своей жизни. Обычно историю про предназначение мы трактуем как выбор профессии, но этот вопрос намного глубже. И постоянный поиск ответа на него порождает состояние тревожности.

Более того, у нас происходит подмена понятий. Поскольку у человека есть глубинная потребность принадлежать к какому-то сообществу, он находится в этом поиске и ощущает небезопасность: «Где же эти люди, которые меня принимают, а я принимаю их? Похожие на меня по каким-то ценностям». У него возникает потребность все равно к кому-то примкнуть. И люди начинают подменять потребность в идентификации на «потребность в любви / во внимании»‎.

Когда человек четко внутри себя ощущает ответы на вопросы «Кто я?» и «Для чего я в этом мире?», у него есть какие-то внутренние смыслы, то он как минимум менее тревожный и более уверенный в себе. У него больше внутренних опор и они ощущаются. Этому человеку не нужно, чтобы ему уделяли очень много внимания и любви. Про таких людей говорят: «Он самодостаточный», «У него есть внутренний стержень». У них, конечно, могут быть свои страхи, но тревожности в разы меньше.

Взращивание опоры помогает человеку раскрывать тот энергетический и психологический потенциал, который у него есть, дает силу и спокойствие.

Я рекомендовала бы поисследовать эти темы, возможно, у себя и клиентов, потому что темы глубокие и не такие очевидные. Важно работать с тем, что человек постоянно находится в стрессе, постоянно боится каких-то явлений. Но при этом необходимо еще и искать глубинные причины. В этом направлении работать дольше и сложнее, но это дает сильные опоры и позволяет где-то сэкономить ресурс — не работать с кругами на воде».

Гены, ассоциированные с проявлением тревоги

Существительное, неодушевлённое, средний род, 2-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Происходит от сущ. волна, из праслав. , от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. вълна, ст.-слав. , русск. волна, болг. вълна́, чешск., словацк. vlna, польск. wełna; восходит к праиндоевр. . Родственно лит. vilnìs, vilnià «волна», латышск. vilna, др.-в.-нем. wella, др.-инд. ūrmíṣ «волна», авест. varǝmi-, белудж. gvarm, алб. valë «кипение, клокотание, волна», далее, ст.-слав. вълати «волновать», нов.-в.-нем. wallen «кипеть, волноваться», русск. вали́ть, вал. Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

Для улучшения этой статьи желательно:

Тревога и страх

Основная статья: Страх

Многие исследователи проводят между тревогой и страхом ряд принципиальных различий, касающихся и происхождения этих феноменов, и их проявлений. Так тревогу могут считать возникающей обычно задолго до наступления опасности, в то время как страх — возникающим при её наступлении или незадолго до неё. Источник страха, как правило, считается осознаваемым и имеющим вполне конкретный характер (злая собака, предстоящий экзамен, грозный начальник), в то время как источник тревоги — неосознаваемым или не поддающимся логическому объяснению. Тревогу могут связывать с общим возбуждением организма (в частности симпатической нервной системы), а страх — с торможением деятельности и активацией парасимпатической нервной системы, а в больших дозах даже с парализацией человека. Тревогу могут считать проецированной в будущее, а источником страха — прошлый психотравмирующий опыт. И, наконец, тревогу могут считать социально обусловленной, а основой страха — биологические инстинкты.

В большинстве случаев все упомянутые различия между страхом и тревогой выводятся не экспериментальным путём, а задаются на уровне определений самими же исследователями. Это связано в первую очередь с тем, что большинство людей (а значит и испытуемых в экспериментах) очень по-разному представляют себе отличия тревоги от страха (если вообще представляют) и могут по-разному называть одно и то же чувство, а разные чувства — одинаково.

Анализ результатов

Первой задачей данной работы было исследовать степень выраженности разных страхов у старшеклассников. Суммарные значения по группам юношей и девушек по методике «Виды страха» представлены в таблице 1.


ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА

Как видно из таблицы 1, наиболее выраженным у подростков оказался страх смерти близких людей (78 баллов у юношей и 90 баллов у девушек). Удивительным является тот факт, что возможность собственной смерти страшит их значительно меньше (32 балла у юношей и 59 у девушек). Очевидно, это можно объяснить тем, что подростки считают это маловероятным для себя событием, а также действием защитных механизмов.

Следующим по выраженности у юношей идёт группа учебных страхов: страх получить плохую оценку (62 балла), страх перед вызовом отвечать у доски (59 баллов), страх вызова родителей в школу (59 баллов).

У девушек в первую пятерку входят страх медицинских процедур (78 баллов), страх болезни (68 баллов), страх животных (68 баллов), страх отвечать у доски (69 баллов) и страх получить плохую оценку (67 баллов). Поскольку величина страха определяется величиной негативных последствий устрашающего события для личности и его вероятностью, то можно предположить, что эти страхи являются у подростков хроническими и ярко выраженными. Особенно удручает тот факт, что такое повседневное действие, как ответ у доски, сопряжено с таким сильным страхом у школьников обоего пола, что он опережает даже страх физического насилия. В то же время это говорит об очень большой степени инфантильности старшеклассников, которым школьные проблемы кажутся страшнее реальных угроз вне школы.

Судя по данным, школьников не очень пугает возможность быть ограбленным на улице, подвергнуться физическому насилию, оказаться заложником в руках бандитов. Для юношей страх сексуального насилия в нашем исследовании оказался наименее характерен (всего 9 баллов), но для девушек он очень актуален (62 балла). Это еще раз свидетельствует о вероятностной природе переживаемых страхов.

Для обобщенного анализа страхов все они были сведены в группы в зависимости от источника по следующему ключу:

Поскольку группы страхов включали разное количество пунктов, для их сопоставления были высчитаны средние значения по группам (см. таблицу 2).


ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА

Наибольшую выраженность у старшеклассников имеют фобии, особенно у девушек. Второе место делят учебные и социальные страхи, на третьем месте находятся криминальные и замыкают ряд мистические страхи.

Данные свидетельствуют о том, что девушки более предрасположены к переживанию всех видов страха. Эти различия являются результатом различий в воспитании девочек и мальчиков. Традиционно юношей с детства приучают к тому, что они не должны бояться всевозможных объектов и явлений или, по крайней мере, не признаваться в собственных страхах. В то же время девушкам позволительно проявлять слабость и искать защиты у представителей мужского пола.

Для выявления возрастной динамики страхов испытуемые опрашивались о страхах, которые они переживали в прошлом, наиболее выражены в настоящее время, и чего они опасаются в будущем. Обработка методики «СОС» осуществлялась с помощью контент-анализа по тем же шкалам, что и в предыдущей методике (см. таблицу 3).


ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА

Данные, представленные в таблице 3, показывают, что детство оказывается представленным в основном фобиями, которые с возрастом убывают. Школьники считают, что в будущем они вообще будут свободными от фобий (страха темноты, высоты, болезни и т.п.). Напротив, социальные страхи, связанные с отношениями с окружающими людьми, нарастают, причем подростки считают, что в будущем эти страхи выйдут на первый план. Учебные страхи находятся на пике в настоящее время, что вполне объяснимо. Подростки явно недооценивают криминальную обстановку в стране, не выражая никаких волнений по поводу возможности стать жертвой криминального поведения других людей. Гораздо более часто (особенно девушки) они отмечают наличие у себя мистических страхов, связанных с потусторонними силами.

Следующей задачей нашего исследования было изучение влияния тревожности и нейротизма на степень выраженности страхов у старшеклассников. Для этого была проведена диагностика тревожности школьников с помощью методики «Шкала личностной тревожности для учащихся» А. М. Прихожан и нейротизма с применением опросника Г. Айзенка. Затем был проведен корреляционный анализ показателей тревожности, нейротизма и степени выраженности страхов на всей выборке в целом. Результаты анализа представлены на рис. 1.


ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА

Данные свидетельствуют о наличии большого числа связей между всеми видами страхов и шкалами личностной тревожности, что доказывает данные других авторов о том, что тревожность как личностное свойство предрасполагает человека испытывать беспокойство по поводу возможных физических и социальных угрожающих событий. Наиболее высокие значения корреляций наблюдаются между социальными страхами и межличностной и самооценочной тревожностью, между мистическими страхами и магической тревожностью. Это свидетельствует о том, что существует определенная тематическая доминанта страхов и тревожности. Если человека более волнуют его межличностные отношения, то более вероятно у него возникновение страхов, связанных с этими отношениями (например, страх критики со стороны близких людей). Хотя наряду с этим действует и генерализованное влияние тревожности на склонность к переживанию страхов по разным поводам. При прочих равных условиях в одной и той же ситуации тревожный человек будет испытывать большее беспокойство, чем человек с низким уровнем тревожности. Но было бы неправильно думать, что тревожность вредна, ведь беспокойство заставляет человека заранее принимать меры по предотвращению угрозы, что может спасти ему жизнь.

Следующей задачей нашей работы было изучение влияния разных форм агрессивности на склонность к переживанию страха.

Для определения уровня агрессивности нами была использована методика «Диагностика состояния агрессии у подростков» Басса — Дарки. В результате нами были получены данные по восьми формам проявления агрессивности: физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражение, негативизм, обида, подозрительность, вербальная агрессия, чувство вины. Корреляционный анализ показателей агрессивности и видов страха позволил установить значимые связи между ними, которые представлены на рис. 2.


ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА ТРЕВОГА

Больше всего взаимосвязей дала такая форма агрессивности, как вина.

Наибольшая величина корреляции наблюдается между чувством вины и мистическими страхами. Эта взаимосвязь, на наш взгляд, закономерна. Ощущаемые при переживании чувства вины угрызения совести, наталкивают человека на мысли о наказании за содеянное. Это наказание человек в первую очередь ожидает от потусторонних сил, от которых ничего не утаишь. Поэтому страх перед Богом, который знает каждый наш шаг на земле, больше всего испытывают люди, склонные к самообвинению.

Положительно коррелирует чувство вины с социальными страхами. При переживании чувства вины у человека возникает убеждение, что он плохой и недостойный, он ощущает угрызения совести, что может приводить к нарастанию социальных страхов. Наличие положительной связи между чувством вины и криминальными страхами можно объяснить действием проекции. Человек, рисующий в своем воображении возможные собственные агрессивные действия или совершавший таковые в реальности, имеет больше оснований опасаться, что и другие люди вынашивают агрессивные планы относительно него. Он вообще может считать, что все люди злы и агрессивны.

Положительно коррелируют между собой раздражение и социальные страхи. В данном случае трудно определить причинно-следственные отношения между ними, т.е. раздражение вызывает социальные страхи или, наоборот, наличие социальных страхов провоцирует раздражение. Скорее всего, здесь имеет место взаимное усиление этих феноменов. Например, человек, опасающийся выглядеть смешным, будет более раздраженно реагировать на шутки в его адрес, что, скорее всего, приведет к большей конфликтности его отношений с окружающими и укрепит его социальные страхи.

Положительную корреляцию даёт взаимосвязь подозрительности и мистических страхов. Подозрительность как проявление агрессивности связана с недоверием и осторожностью по отношению к людям. Подозрительные люди могут ожидать, что их знакомые хотят причинить им вред, в том числе и с помощью мистических приемов (колдовства, сглаза и пр.). Подозрительность и мистические страхи объединяет то, что в обоих случаях включается воображение.

Единственная отрицательная взаимосвязь выявлена между физической агрессией и фобиями, что легко объяснимо. Как уже отмечалось выше, люди, имеющие фобии, более склонны к проявлениям робости и ведомости, что несовместимо с применением грубой физической агрессии.

Подводя итоги результатов проведенного исследования, можно сделать ряд выводов.

Литература

  • Айзенк Г. Структура личности. – СПб, 1999.
  • Захаров А. И. Как помочь нашим детям избавитmся от страха. – СПб, 1995.
  • Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. – СПб, 2000.
  • Изард К. Эмоции человека. – М.,1980.
  • Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – СПб, 2002.
  • Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.
  • Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.
  • Мерлин В. С. Проблемы экспериментальной психологии личности. – Пермь, 1970.
  • Мей Р. Проблема тревоги. – М., 2001.
  • Прихожан А. М Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. – М., 2000.
  • Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога. – М.,1999.
  • Спилбергер Ч. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревожности. // Тревога и тревожность. – СПб, 2001.
  • Фрейд З. Психоанализ детских неврозов. – М., 1997.
Оцените статью
Избавиться от тревоги