как избавиться от стресса и вредных привычек разумные решения для ума тела и отношений


* * *

Когда в колледже я впервые начал практиковать осознанность, то был потрясен. Способность находиться в моменте и проживать его – буквально остановиться, чтобы вдохнуть аромат розы, – незамедлительно принесла пользу. Все переживания об оценках, отношениях, о роли в обществе стали тут же отступать на второй план. Исчезла и скука. Я представлял, как после нескольких лет практики буду полностью свободен от обид, боли и тревог, блаженно проживая каждый момент остатка своей жизни.

К сожалению, все вышло совсем не так. Вскоре я узнал, что осознанность – очень плохое обезболивающее. Но не спешите откладывать книгу. Взращивая эту сокрытую в вас силу, вы приобретаете нечто более ценное. Осознанность не работает как анестезия – она, напротив, помогает нам выявить привычки нашего разума, которые создают все эти ненужные страдания, и предлагает способ проработать их. К примеру, мне не понадобилось много времени, чтобы понять, как мое сознание постоянно было погружено в мысли о предстоящей вечеринке или заставляло меня бояться грядущей исследовательской работы, вместо того чтобы ценить каждый момент. Я постоянно думал о том, насколько я умен или глуп, привлекателен или некрасив, хорош или не очень, успешен или неудачлив. Эти мысли сопровождали меня повсюду, влияя на мое настроение и держа меня в постоянном напряжении. Я осознал, что все мои усилия и достижения никогда не приносили мне реального удовольствия – очень быстро я понимал, что гонюсь за следующей победой, способной принести мне ощущение внутреннего комфорта.

К счастью, благодаря практике осознанности я понял, что эти ментальные привычки делали меня несчастным, и нашел способ прожить жизнь легко, без тревоги, сопряженной с вечной погоней за достижениями и страхом неудач. Эта практика помогла мне замечать красоту деревьев по дороге на занятия, ощущать вкус еды в столовой или выстраивать более доверительные отношения с близкими. Я мог наблюдать, как мысли приходят и уходят, не зацикливаясь на них. Такая вовлеченность в момент повлияла на мое отношение к жизненным взлетам и падениям. Даже тяжелые периоды – например, когда моя девушка ушла от меня к другому, – казалось, я могу контролировать, ведь я научился не убегать от своих гнева, печали или слабости, а прислушиваться к ним.

Мои дочери-студентки любят говорить, что даже спустя сорок лет практики я не стал похож на счастливого ребенка с плаката о пользе осознанности. Опаздывая на встречу, я напрягаюсь и начинаю разговаривать тем голосом, как его шутливо называют мои дети. И тогда они говорят: «Пап, разве ты не учишь людей жить моментом? Разве практика осознанности не помогает нам принять то, что мы не можем изменить?» Признаюсь, я не всегда ценю их мудрость.

Теперь, когда мои дочери уже взрослые и осознают суть научного подхода, я могу сказать им, что у нас нет контрольной группы, поэтому мы не можем выяснить, насколько сильно я был бы огорчен бытовыми проблемами если бы не практиковал осознанность. Но, отталкиваясь от своего жизненного опыта и результатов исследований, я могу с уверенностью ответить – гораздо печальнее. Поначалу я надеялся, что практика сделает из меня другого человека. Но вместо этого она помогла мне научиться наслаждаться тем, что у меня есть, и предоставила эффективные инструменты для работы с неизбежными жизненными трудностями, без которых я бы точно не справился.

Работа с осознанностью оказалась полезной не только для меня, но и для большого числа людей, сталкивающихся с таким же количеством повседневных проблем. Исследования показывают, что эта практика может помочь эффективно работать как с беспокойством или тревогой, так и с грустью и депрессией, заболеваниями, связанными со стрессом (бессонница, расстройство пищевого поведения, сексуальные проблемы, хронические боли) и с разного рода зависимостями. Обладая достаточным уровнем осознанности, вы сможете наладить отношения с детьми, родителями, друзьями, коллегами и романтическими партнерами. Она может даже помочь нам достойно принять старость и обрести счастье, которое не зависит от переменчивости судьбы.

Как одна практика может решить столько проблем? Ответ прост. У них всех один корень: наше стремление получить как можно больше удовольствия и как можно чаще избегать дискомфорта. Мы не всегда осознаем, что такое поведение только усугубляет наши страдания. Как вы позже увидите, причина большинства наших проблем – в наших попытках избавиться от них. Осознанность же учит нас по-новому воспринимать свои сиюминутные переживания.

Многие из нас настолько перегружены в повседневной жизни, что мысль о том, чтобы добавить в нее что-то еще, какую бы пользу это не принесло в дальнейшем, звучит просто невыносимо. Хорошая новость в том, что осознанность можно практиковать по-разному, подстраивая этот процесс под ритм вашей жизни. В то время как для обычной медитации нужно выкроить в своем расписании как минимум час, практику осознанности можно легко включить в нашу повседневную жизнь. Мы можем заниматься ею, когда чистим зубы, едем на работу, выгуливаем собаку или стоим в очереди. Многие люди отмечают, что благодаря развитию осознанности в их жизни появляется больше времени – они становятся более сосредоточенными и продуктивными, чувствуют себя расслабленными и отдохнувшими. Есть даже специальные практики, которые особенно полезны в моменты кризисов, когда мы настолько раздражены, расстроены или подавлены, что рискуем сказать или сделать что-то, о чем потом пожалеем. Такие методики облегчают нам жизнь, помогая предотвратить потенциальные сложности.

Мой путь развития осознанности был непрерывным, начиная с учебы в колледже и заканчивая моей карьерой клинического психолога. Именно практика осознанности послужила для меня толчком к изучению психологии. В начале моего научного пути немногие специалисты в области психического здоровья интересовались развитием осознанности. В начале 1980-х мне посчастливилось присоединиться к группе клиницистов-единомышленников, которые занимались этим направлением. Многие годы мы регулярно встречались и обсуждали вклад развития осознанности в традиционную психологию, и наоборот. Медитация и все, что с ней связано, не пользовалась особой популярностью на тот момент в широком профессиональном сообществе, поэтому нести эти знания в массы было трудно. Никто не хотел, чтобы его обвинили в регрессивном инфантильном стремлении вернуться в состояние океанического чувства, в чем Фрейд видел бессознательную мотивацию медитации.

В конце 1990-х годов ситуация стала меняться. Мы с коллегами начали представлять некоторые темы на семинарах. Все больше специалистов в области психического здоровья проявляли интерес к этой теме, и мы сами не заметили, как в одночасье практика осознанности стала одним из наиболее изучаемых и обсуждаемых подходов. Меня и моих коллег начали расспрашивать, как эти практики можно использовать внутри и за пределами психотерапии для решения разных эмоциональных и поведенческих проблем. Весь мир принялся разрабатывать и тестировать методы лечения, основанные на осознанности, которые оказались удивительно эффективными.

Хотя для нас на Западе это направление было в новинку, в Азии совершенствовали практику осознанности на протяжении тысячелетий. Эти древние учения и легли в основу наших с коллегами научных трудов. Книга в ваших руках – результат усилий многих людей. Мудрость древнейших традиций переплетена в ней с идеями моих коллег, которые десятилетиями изучали развитие осознанности и психотерапию, и с последними инновационными исследованиями клиницистов, практикующих подходы к работе с широким спектром психологических состояний. В этой книге вы найдете и уроки, вынесенные мной из личного опыта и из опыта своих пациентов, которые практиковали осознанность, чтобы справиться со своими ежедневными трудностями.

Задумка этой книги по большей части принадлежит даже не мне, поэтому я хотел бы выразить признательность огромному количеству людей, благодаря которым это руководство смогло увидеть свет. Мои давние друзья и коллеги из Института медитации и психотерапии (Institute for Meditation and Psychotherapy) внесли неизмеримый вклад в мое понимание этой темы и оказали мне огромную поддержку в процессе обучения и написания книги: Филипп Аранов, чья энергия и лидерские качества вплоть до его преждевременной кончины были главным источником жизни и вдохновения Института, члены правления Пол Фултон, Труди Гудман, Сара Лазар, Билл, Стефани и Сьюзан Морган, Эндрю Олендзки, Том Педулла, Сьюзан М. Поллак, Чарльз Стайрон и Джанет Суррей, каждый из которых поделился своими уникальными взглядами и опытом. Особенную благодарность хочу выразить Кристоферу Гермеру, который предложил издательству «Гилфорд Пресс» обратиться ко мне с просьбой написать эту книгу и подтолкнул меня согласиться на эту идею.

Я хотел бы поблагодарить всех, кто обучал меня практике осознанности и помог мне увидеть и понять ее преобразующий потенциал, в частности: Его Святейшество далай-ламу, Джека Корнфилда, Джозефа Голдстайна, Шарон Зальцберг, Чогьяма Трунгпу, Тхить Нят Ханя, Сюнрю Судзуки, Раму Дасса, Пему Чодрон, Тару Брах, Сурью Даса и Ларри Розенберга. Хочу сказать отдельное спасибо некоторым первопроходцам в этой области, которые расширили наше понимание практик осознанности и того, как они могут помочь нам в решении повседневных проблем и в лечении серьезных расстройств: Джону Кабат-Зинну, Маршу Линехану, Зинделу Сигалу, Стивену Хайесу, Алану Марлатту, Лиз Рёмер, Сьюзан Орсильо, Джеку Энглеру, Дэниелу Гоулману, Дэниелу Сигелу, Ричарду Дэвидсону, Марку Эпштейну, Барри Магиду и Джеффри Рубину.

Я хотел бы поблагодарить всех моих учителей, друзей, студентов и коллег из Высшей школы прикладной и профессиональной психологии при Университете Рутгерса, Гарвардской медицинской школы / Кембриджского медицинского альянса, Кембриджского центра психологии молодежи и Консультационного центра Южного Побережья за помощь в изучении клинической психологии. Отдельная благодарность всем пациентам, которые годами доверяли мне свои проблемы и научили меня многому, рассказав о человеческих страданиях и счастье. Я хотел бы поблагодарить своих коллег, которые дали мне возможность развить многие идеи из этой книги через обучение: Рут Бучински, Ричарда Филдса, Роба Геретта, Джерри Пиаже, Джуди Райнер Платт и Рича Саймона.

За нескончаемые энтузиазм и поддержку при создании и публикации этой книги я хотел бы поблагодарить всех сотрудников издательства «Гилфорд», в частности моих редакторов Криса Бентона и Китти Мур. Для меня было честью и удовольствием работать с профессионалами, обладающими таким уровнем опыта, знаний и эмоционального интеллекта, которые к тому же отличаются искренностью, добротой и отличным чувством юмора.

Наконец, я в долгу перед моими друзьями и семьей, которые поддерживали меня на протяжении всей моей жизни в целом и этого проекта в частности. Не хватит и целой книги, чтобы перечислить их всех, поэтому я хотел бы поблагодарить моих родителей Сола и Клэр Сигел за создание теплой и наполненной любовью атмосферы моего детства и за их безграничную поддержку вплоть до сегодняшнего дня, моего брата Дэна Сигела за наше общение и дружбу и моих дочерей Александру и Джулию Сигел за их любовь, понимание и поддержку.

Я в неоплатном долгу перед своей женой Джиной Аронс, которая вдохновила меня взяться за этот проект, прекрасно понимая, на какие жертвы ей придется пойти. Она всегда была готова проявить заботу, оказать практическую редакторскую помощь, принести еду. Спасибо тебе за твое терпение к моим эмоциональным взлетам и падениям, за то, что была готова ждать, пока я вернусь к тебе после бесчисленных часов за компьютером, и смирилась с многочисленными трудностями перед лицом еще одного писательского проекта.

Предисловие

Данная книга – полноценное практическое руководство по изменению бесполезных привычек мышления и неадаптивных стратегий поведения, способствующих формированию и поддержанию навязчивых мыслей и действий (обсессивно-компульсивного расстройства) и общей фоновой тревоги по самым разным поводам (так называемого генерализованного тревожного расстройства, или синдрома общей тревожности). Обширный и доступно изложенный теоретический материал об этих эмоциональных расстройствах дополняется последовательно представленными эффективными практическими упражнениями, техниками, тактиками, методиками и приемами. Отдельная часть книги посвящена стратегиям предотвращения рецидивов (повторного возвращения симптомов).

Методологическим фундаментом настоящей работы предстают ключевые постулаты и принципы когнитивной терапии Аарона Бека, рационально-эмоционально-поведенческой терапии Альберта Эллиса, а также краткосрочной стратегической терапии Джорджио Нардонэ, которые являются, образно говоря, тремя китами современной когнитивно-поведенческой психотерапии. На основе концептуального синтеза методов трех этих психотерапевтических направлений в данной книге раскрываются как специфика, так и способы изменения бесполезных мыслей и непродуктивных моделей поведения, которые лишь подпитывают различные невротические состояния.

Необходимо отметить, что данную книгу можно представить как своего рода содержательное продолжение одной из предыдущих работ авторов – «Поменяй себя! Психосоматика беспокойств, стрессов и депрессий. Практическое руководство по быстрому избавлению», в которой полноценно раскрываются практические техники и упражнения по изменению искаженных мыслей и иррациональных верований, создающих избыточные стрессовые эмоции и ведущих к неадаптивному поведению. Действительно, рассмотренные в вышеуказанной работе теоретические и практические принципы в рамках настоящей книги раскрываются с новой стороны, поскольку адаптируются применительно к конкретным эмоциональным проблемам. Таким образом, внимательно изучив книгу, которую сейчас держите в руках или читаете в электронном формате, вы получите огромный объем ценной информации о природе различных невротических состояний, а самое главное – освоите эффективные практические инструменты для изменения бесполезных мыслей и неадаптивных действий, порождающих и поддерживающих эти расстройства.

Уникальность настоящей работы состоит в том, что она будет полезна и для вдумчивого читателя, желающего обрести свободу от беспокоящих его эмоциональных проблем, и для специалистов (психологов, психотерапевтов, психиатров и студентов, осваивающих эти профессии), и для родственников и близких тех людей, которые столкнулись с описываемыми в книге сложностями. Названия подглавок и упражнений, которые актуальны для родных и близких тех, кто сейчас страдает от описываемых в книге невротических состояний, отмечены двумя звездочками (**), хотя им также полезно ознакомиться и с остальным материалом. Если же вы открыли эту книгу, потому что сами хотите преодолеть ту или иную эмоциональную проблему, то позвольте порекомендовать вам не спешить охватить и воплотить в жизнь все и сразу – именно такой подход и стал одной из причин вашего нынешнего состояния.

Вдумчиво читайте книгу и перечитывайте те фрагменты, которые непонятны вам с первого раза. Если во время чтения книги вы столкнетесь с материалом, который станет триггером для вашей тревоги или других негативных эмоций, вы можете сразу же применять описанные здесь техники для проработки своих переживаний. Мы старались преподнести теоретический и практический материал ясно, четко и доступно и сопроводить его наглядными примерами. Действительно, данная книга содержит большое количество поясняющих схем и таблиц, которые пригодятся вам в том числе и для самостоятельной практической работы. Какие-то техники и упражнения окажутся более эффективными, а какие-то будут выглядеть менее понятными. Это вполне естественно, ведь универсального способа избавления от эмоциональных проблем, который подходил бы всем людям, не существует.

Как не существует и волшебной таблетки, приняв которую, вы в одночасье почувствуете себя лучше. Если хотите преодолеть беспокоящее вас эмоциональное расстройство, придется систематически и регулярно практиковаться. Не верьте на слово, что представленные в этой книге техники эффективны (хотя они действительно эффективны). Проверяйте это на собственном опыте, ведь опытное знание – самое ценное и самое полезное. Одно дело – просто прочитать умную книжку и «головой все понять», и совсем другое – опробовать предлагаемые методики, что называется, на своей шкуре.

При создании данной книги авторы использовали огромное количество трудов и материалов таких ярких зарубежных и отечественных представителей когнитивно-поведенческой и краткосрочной стратегической терапии, как А. Бартолетти, Дж. Батлер, А. Бек, Дж. Бек, Дж. Беннетт-Леви, Д. Бернс, Р. Бранч, В. Брим, Дж. Брэнтли, Я. ван Никерк, П. Вацлавик, Д. Вестбрук, Н. А. Власов, Дж. Вуд, С. Геддес, К. Гермер, С. Гиллихан, С. Гранет, Р. Гринберг, Д. Гринбергер, Д. Добсон, К. Добсон, К. Дойл, М. Дэвис, М. Дюга, Д. Кларк, У. Кнаус, Д. В. Ковпак, Т. Корбой, К. Коуи, Р. Лихи, Т. Лихнер, М. Маккей, М. М. Манухин, М. Мацца, Н. Моррисон, Дж. Мэннинг, Ш. Найсли, Дж. Нардонэ, К. Нефф, К. Падески, А. Палмер, А. Поллард, Кл. Портелли, В. Ю. Разуваев, С. Рего, М. Ри, Н. Риджуэй, М. Робишо, В. Г. Ромек, Е. А. Ромек, Х. Руф, П. Салковскис, Д. Сандерс, К. Свит, М. Сейф, Э. Сильвер, М. Скин, Л. Смит, Л. Сокол, К. Спрингер, Д. Толин, Р. Уиллсон, С. Уинстон, А. Уэллс, П. Фаннинг, С. Фейдер, М. Феннелл, Э. Фоа, М. Фокс, Э. Хакманн, Э. Харви, Дж. Хершфилд, Ф. Чаллакомбе, Ч. Эллиотт, А. Эллис, Г. Эмери, Э. Эшельман, Э. Ядин и других. Авторы бережно отнеслись к научно-практическим разработкам вышеперечисленных представителей современной психотерапии и, конечно же, отразили в работе собственный терапевтический и практический опыт.

Вне всякого сомнения, никакая книга не сможет заменить работу с квалифицированным психотерапевтом, поскольку грамотный и опытный специалист, скорее всего, поможет вам увидеть и исправить ошибки в мышлении и поведении, которых вы не замечаете, но из-за которых страдаете, и подвести вас к открытиям и осознаниям, активное претворение которых в жизнь позволит вам устранить ограничивающие вашу жизнь трудности. При всем при этом стоит заметить, что нередки и такие случаи, когда вдумчивое и настойчивое претворение в жизнь описанных в книгах по самопомощи техник (при условии, что эти техники эффективны и применяются правильно) приводит к более качественному результату, нежели работа со специалистом. В любом случае эта книга действительно поможет вам сэкономить весьма существенную сумму, если вы прочитаете ее до обращения к психотерапевту или будете читать ее параллельно с работой с когнитивно-поведенческим терапевтом. Никуда не спешите, но и не откладывайте работу в долгий ящик. Двигайтесь в своем темпе, и тогда у вас все обязательно получится.

Приятного чтения, интересных открытий и продуктивной работы!

Часть IВажность осознанности

Вы когда-нибудь спрашивали себя: «Почему жить так сложно?» Я – постоянно. По сравнению с подавляющим большинством населения планеты мне особо не на что жаловаться. Хорошие родители, отсутствие серьезных заболеваний, достаточно еды, крыша над головой, любящие жена и дети, заботливые друзья и даже интересная работа. Но не проходит и дня, чтобы мое сознание не придумывало для меня какого-нибудь завуалированного или вполне очевидного страдания.

«Такое чувство, что я заболеваю. Не хватало только провести все выходные в постели».

«Надеюсь, дочка справится сегодня с экзаменом – в прошлый раз она сильно расстроилась».

«Надеюсь, что не застряну в этой пробке, я не могу снова опоздать».

«Все-таки старость не радость. Кто бы мог подумать».

Почему у меня в голове постоянно роятся эти мысли? Может, дело в генах? Но если это действительно так, то я, похоже, не один такой.

Эмоциональные страдания разнообразны. Мы можем беспокоиться о будущем, злиться или грустить, винить себя или стыдиться, расстраиваться из-за физической боли или просто испытывать скуку или стресс. Иногда эти эмоции едва уловимы – мы «чувствуем себя неважно» или пребываем «не в духе». В других случаях мы можем быть настолько поглощены тревогой, депрессией, зависимостями, болью или симптомами стресса, что нам будет трудно даже нормально функционировать в повседневной жизни. Быть человеком крайне непросто.

Счастье возможно – но необязательно

Проблема может быть в том, что человек эволюционировал не для того, чтобы быть счастливым. Естественный отбор выстроен на адаптивных механизмах, которые помогают нам успешно размножаться. Проще говоря, эти механизмы позволяют нам прожить достаточно долго, чтобы отыскать достойного партнера, спариться с ним и защитить свое потомство. Эволюцию не волнует, наслаждаемся мы своей жизнью или нет, – если только это не препятствует выживанию или потенциальному спариванию. И ей действительно все равно, что будет с нами после рождения и воспитания детей.

А вот нам не все равно. Конечно, выживание человечества – это здорово, но нам бы хотелось насладиться своей жизнью, пока мы здесь. Кажется, не так уж много мы просим.

И все же мы боремся. Как клинический психолог я заглядывал в жизнь многих людей, и все они находили ее трудной. Конечно, мои пациенты могут быть исключением из правил. В конце концов, разве к психотерапевту не обращаются люди с проблемами? Отчасти это так, но я подозреваю, что большинство из них страдают не больше, чем люди, которые не посещают психолога, – просто первые более мотивированы внести изменения в свою жизнь. Более того, каждый мой друг, коллега, член семьи – независимо от того, ходил он на терапию или нет, – тоже считал жизнь довольно сложной.

Что же с нами не так? Жизнь ведь настолько необыкновенна. Мир природы и культура человечества удивительно сложны и интересны, и по историческим меркам почти все люди в развитых странах живут в достатке и комфорте. Большинство из нас никогда не переживают реальных трагедий, о которых нам рассказывают каждый день по телевизору: потерю семьи в результате стихийного бедствия, войну или ужасающие несчастные случаи, едва оставляющие шансы на выживание. Но мы все равно постоянно находимся в стрессе и переживаем эмоциональную боль.

Неужели мы эволюционировали, чтобы быть несчастными? В некотором смысле да. Для естественного отбора важно лишь выживание вида. Определенные инстинкты и интеллектуальные способности, которые помогали человеку успешно жить миллионы лет, негативно сказались на нашем личностном становлении. Возьмем пример из прошлого.

Фред и Вильма были первыми Homo sapiens, проживавшими на равнинах Восточной Африки около сорока тысяч лет назад. Благодаря огромному мозгу они сильно превзошли в развитии своих предков Homo erectus. Чтобы поддерживать его работу, им нужно было употреблять не менее четырехсот калорий в день – пятую часть их обычного рациона. Пара использовала этот орган, чтобы делать всевозможные удивительные вещи, которые помогали им выживать: мыслить абстрактно, планировать будущее, находить новые решения проблем и заниматься бартером с соседями. В свободное время они даже могли делать наскальные рисунки и украшения из камня.

Но жизнь в саванне не была такой уж беззаботной. Мозг Фреда и Вильмы доставлял им немало неприятностей. Они переживали о нападениях носорогов и львов, завидовали своим соседям, у которых пещера была побольше, спорили о том, кому таскать домой воду в жаркие дни. Когда становилось холодно и дождливо, они оба начинали раздражаться, вспоминая о том, как сильно им нравится солнце. Фред и Вильма замечали изменения вокруг и беспокоились, если на деревьях было мало фруктов или не получалось найти достаточно кореньев или личинок насекомых (любимое лакомство), чтобы перекусить. Наблюдая за чужими смертями, Фред и Вильма с горечью осознавали, что это может случиться и с ними. Порой Вильма расстраивалась, когда Фред начинал поглядывать на других женщин. Тогда она отказывала ему в сексе, что уже расстраивало его. Иногда они вспоминали о своей собаке, которую съели гиены. И всякий раз чувствовали себя ужасно, когда их сына обижал хулиган, живущий за соседним холмом.

Даже когда все шло хорошо, они не могли перестать думать о том, что пошло не так в прошлом или что может случиться с ними в будущем. Выживанию Фреда и Вильмы ничто не угрожало, и у их сына тоже были неплохие шансы на успех, но они продолжали переживать.

Можно сказать, что за последние сорок тысяч лет ситуация не сильно изменилась. Наш мозг, сколь бы замечательным он ни был, продолжает доставлять нам хлопоты. Но, к счастью, некоторые из тех способностей, что помогли нашим предкам выжить, позволили нам придумать эффективные стратегии противостояния нашему беспокойному мозгу и повышения своего уровня счастья. Со времен Фреда и Вильмы эти техники прошли долгий путь в своем развитии и совершенствовании.

Часть IНавязчивые состояния

Обсессивно-компульсивное расстройство можно охарактеризовать как взаимосвязанную совокупность навязчивых мыслей (обсессий) и навязчивых действий (компульсий). Обсессии – это повторяющиеся, назойливые, вторгающиеся (интрузивные), нежелательные мысли, образы, импульсы, которые захватывают сознание человека, трактуются им как чужеродные, неприятные и опасные и сопровождаются эмоциями тревоги, вины, стыда или отвращения и весьма сильными позывами к совершению определенных ритуальных действий (компульсий) для облегчения состояния. В свою очередь, компульсии – это повторяющиеся физические или ментальные ритуальные действия, которые человек совершает с целью нейтрализации навязчивых мыслей, образов и представлений (и их «возможных» плохих последствий), а также для избавления от эмоционального дискомфорта, сопровождающего обсессии. Люди с навязчивостями довольно часто разделяют верование о тождественности мыслей и действий, полагая, что нежелательные и неконтролируемые мысли приведут к каким-то нежелательным и неконтролируемым действиям или как-либо негативно повлияют на реальность, если не контролировать, не подавлять и не блокировать эти навязчивые мысли за счет ментальных (внутренних) или поведенческих (внешних) ритуальных действий или если не избегать триггерных ситуаций, провоцирующих возникновение этих нежелательных и назойливых мыслей.

Парадоксальный эффект и негативное подкрепление

Однако попытки блокировать навязчивые мысли с помощью ритуальных действий или определенных контрмыслей, как и избегание связанных с обсессиями ситуаций, приносят лишь временное облегчение, но в долгосрочной перспективе поддерживают и усиливают эти навязчивые мысли и образы, поскольку такие попытки сами являются продолжением навязчивостей. Действительно, «спасительные» действия, которые приводят к временному ослаблению эмоционального дискомфорта, заставляют человека продолжать осуществлять ритуалы, поскольку являются негативным подкреплением: совершение действий, уменьшающих дискомфорт и вызывающих облегчение, увеличивает вероятность выполнения этих действий в дальнейшем. Однако навязчивые действия, выполняемые в ответ на появление навязчивых мыслей, только подтверждают «опасность» обсессий, вынуждая человека прибегать ко все более частому и длительному совершению ритуальных действий. При этом сами эти навязчивые действия со временем становятся все более изощренными и вычурными.

Пытаясь «защититься» от обсессий и связанных с ними воображаемых негативных последствий, а также стремясь ослабить сопровождающие эти мысли тревогу и дискомфорт, человек вырабатывает привычку совершать компульсивные действия, которые только усиливают навязчивые мысли, из-за чего игра затягивается.

Типичные обсессии

Обсессии рознятся по своему тематическому содержанию, но наиболее частыми темами обсессий являются агрессия, сексуальность, религия, психическое здоровье, беспорядок, несовершенство, заражение, загрязнение и сомнения:

• «Сейчас я нанесу вред себе или маме!»

• «Я сейчас выпрыгну из окна!»

• «А что если я невольно кому-то навредил?»

• «Лучше бы мой ребенок умер!»

• «Я могу чем-то заразиться!»

• «Грязь, микробы или химические вещества могут оказаться в еде!»

• «Сейчас я поцелую своего друга!»

• «А вдруг я сорвусь и изнасилую свою сестру?»

• «Я, наверное, педофил/гей/лесбиянка/трансгендер!»

• «Бог накажет меня!»

• «Я люблю/ненавижу инвалидов/изуродованные тела!»

• «Я не сдержусь и выругаюсь в церкви!»

• «А что если я сейчас скажу что-то неуместное?»

• «Мне нужно определенным образом расставить вещи!»

• «А вдруг я пропустил какую-то ошибку?»

• «Я точно что-то недоделал!»

• «Я не закрыл дверь/не выключил плиту/не перекрыл газ!» и т. д.

Типичные компульсии

Компульсии, нацеленные на нейтрализацию обсессий, предотвращение «потенциальных» негативных последствий этих мыслей и ослабление эмоционального дискомфорта, могут иметь как поведенческий (физический), так и когнитивный (ментальный) характер:

• избыточное мытье рук/стирка одежды;

• частые измерения пульса/давления/уровня кислорода в крови;

• многократная перепроверка бытовой техники/дверных замков;

• подсчитывание предметов и действий (шагов, ступенек, машин, столовых приборов);

• повторение в голове определенных фраз, образов или чисел;

• поддержание симметричности и наведение порядка;

• накопительство вещей, не имеющих реальной ценности (еды, газет и т. д.);

• чрезмерная дотошность при выполнении работы;

• составление различных списков (перечней дел, покупок и т. д.);

• частая потребность обращаться к высшим силам, молиться или исповедоваться;

• привычка постоянно извиняться;

• частый поиск поддержки, утешений и заверений со стороны близких;

• просьбы родных и близких подтвердить факт совершения того или иного действия;

• попытки убедить себя в том, что «все будет хорошо» и «ничего плохого не случится»;

• попытки отвлечься, не думать о навязчивой мысли или заменить ее позитивной;

• попытки найти логические доказательства того, что навязчивые мысли безопасны;

• попытки бить себя по щекам, ругать и критиковать себя за наличие навязчивых мыслей.

Чистое «О» и грязное «К»

Некоторые исследователи заявляют о существовании так называемого обсессивного вида обсессивно-компульсивного расстройства, говоря иначе, расстройства, характеризующегося наличием одних обсессий без последующих компульсивных действий (так называемые «чистые обсессии», или «чистое „О”»). Безусловно, во многих случаях обсессии, условно говоря, доминируют над компульсиями, однако если компульсии не проявляются физически (внешне), это еще не значит, что их не существует на уровне мыслей (так называемые когнитивные ритуалы). Посему говорить о существовании такой формы расстройства, в рамках которой присутствуют сугубо одни обсессии (без сопутствующих им компульсий), затруднительно и даже нецелесообразно.

Ритуалы будут практически всегда в том или ином виде присутствовать при навязчивых мыслях, ведь с помощью этих действий человек пытается хотя бы на какое-то время облегчить свое эмоциональное состояние или устранить потенциальную «угрозу», описываемую обсессиями, и тем самым избежать эмоциональных страданий.

Как пишут психологи В. Ю. Разуваев и М. М. Манухин, «чистое „О” точно такое же ОКР, при котором есть другое навязчивое, отличное от компульсивных действий поведение, но оно обязательно есть».

Глава 2Особенности мышления и поведения людей с навязчивыми состояниями

Люди с навязчивостями полагают, что есть некое «правильное» состояние разума, в котором нет места нежелательным мыслям, образам и побуждениям: «У меня не должно быть таких мыслей, поскольку они неприемлемы и означают нечто ужасное». Но если человек расценивает свои навязчивые мысли как запрещенные, он тем самым лишь усиливает свой страх по поводу того, что они могут снова у него появиться, потому как невольно фокусирует свое внимание на том, есть ли у него в голове нежелательные мысли и образы, сканируя собственное сознание, что естественным образом повышает частоту обнаружения этих мыслей, ведь невозможно не думать ни о чем.

Попав на крючок навязчивой мысли, человек оказывается настолько захвачен этим ярким отторгающим внутренним представлением или образом, что просто не может понять, где заканчивается его обсессия и начинается непосредственно он сам.

Люди с навязчивостями также часто переживают о том, что не могут контролировать свои навязчивые мысли, которые без спроса вторгаются в сознание, а неспособность подавить навязчивые мысли, в свою очередь, усиливает тревогу и подкрепляет ощущение, будто разум вышел из-под контроля, что может приводить к возникновению страха утраты контроля и крайне неприятным симптомам дереализации (ощущение отчужденности от реальности) и деперсонализации (ощущение отчужденности от самого себя).

Навязчивая атака сознания

Люди, страдающие обсессивно-компульсивным расстройством, понимают беспочвенность и нелогичность навязчивых идей, что и отличает их от сумасшедших, однако не могут справиться с иррациональным страхом, что навязчивости однажды так или иначе воплотятся в реальности, если не блокировать их, не совершать компульсивных действий или не избегать определенных ситуаций, ведь эти мысли выглядят очень убедительными и правдоподобными. Людям кажется, что сознание словно атакует их, и поэтому они пытаются защититься от него, стараясь подавить эти мысли и избегая провоцирующих их объектов и ситуаций. Но избегание действий, которые могли бы показать необоснованность навязчивых мыслей (скажем, избегание резки продуктов ножом при страхе нанести вред), усиливает эти мысли. Навязчивые состояния также подпитываются верой в то, что выполнение ритуалов приведет к исчезновению этих молниеносно атакующих противных мыслей, что в действительности приводит к прямо противоположному эффекту.

Иллюзия безопасности

Необходимо понимать, что человек начинает прибегать к ритуалам не осознанно, а потому, что буквально «чувствует» «необходимость» их выполнения для избавления от крайне выраженного эмоционального дискомфорта и достаточно болезненных переживаний, ведь отказ от выполнения ритуала сопровождается усилением тревоги (вплоть до приступа панической атаки). Однако постоянное совершение ритуалов дает мозгу сигнал не о том, что человек «спасен» и теперь находится в полной безопасности, а о том, что опасность существует и что она значительно больше, чем человеку казалось до совершения компульсивных действий. После выполнения ритуалов люди часто испытывают вторичные эмоции подавленности, вины и стыда из-за самокритичных мыслей о том, что они, прибегнув к ритуалу, в очередной раз усилили свои навязчивые мысли, вместо того чтобы заняться чем-то важным и полезным для себя («Я не должен был поддаваться этому импульсу!», «Я безвольный слабак!» и т. д.).

Злая ирония навязчивостей

Кроме этого, у человека, чувствующего себя вынужденным выполнять компульсивные ритуалы, со временем накапливается все больше внутреннего напряжения, усталости и раздражения, в связи с чем он может все чаще делегировать те или иные действия окружающим, избегать пользоваться определенными вещами или предметами – вплоть до полной социальной самоизоляции, утраты контактов с родными и близкими и ведения образа жизни домашнего затворника.

Злая ирония обсессивно-компульсивного расстройства как раз и заключается в том, что люди пытаются предотвратить воображаемую катастрофу, в то время как главные страдания вызываются попыткой ее предотвратить с помощью компульсивных действий.

Игра затягивается еще и из-за того, что навязчивые действия, призванные облегчить эмоциональный дискомфорт, сопровождающий обсессию, далеко не каждый раз приводят к желаемому результату, что сильнее подстегивает человека к более усердному выполнению ритуалов и усложнению и удлинению этих компульсивных действий. Более того, отсутствие наступления предсказываемых человеком негативных последствий в случае выполнения компульсивных ритуалов связывается им именно с ритуалами, что только подкрепляет привычку прибегать к этим навязчивым действиям, которые, в свою очередь, всякий раз напоминают человеку о существовании навязчивых мыслей.

Неудержимая одержимость

В результате человек может затрачивать на выполнение каждый раз не срабатывающих ритуалов такое количество сил и времени, что его обычное функционирование в разных сферах жизни может существенно нарушиться, а качество самой жизни – значительно ухудшиться, ведь навязчивые мысли и действия могут подавлять всякую не связанную с ними активность. Помимо этого, озабоченность навязчивыми мыслями и зацикленность на навязчивых действиях нередко доставляют существенный дискомфорт родным и близким человека. Так, человек может быть настолько «одержим» страхом заражения, что его компульсивная дезинфекция квартиры химическими средствами может стать настоящей угрозой для здоровья близких, в то время как при педофильных обсессиях человек может избегать общения даже со своими детьми, что, конечно, негативно сказывается на качестве его отношений с близкими. В этом отношении родные и близкие человека с обсессивно-компульсивным расстройством могут нуждаться в неменьшей помощи, чем он сам, поскольку устают от необходимости подстраивать свою жизнь под ритуалы, правила поведения и иные «странности» человека с навязчивостями.

Здоровая логика, доведенная до крайности

Как замечает американский психотерапевт Р. Лихи, люди с навязчивостями на самом деле рассуждают логично и последовательно, хоть и преувеличивают потенциальные угрозы, вследствие чего возникающие неудобства перевешивают, казалось бы, полезное стремление к осторожности и безопасности. Действительно, если принимать во внимание эволюционную теорию, то, скажем, частое мытье рук или дезинфекция уменьшают риск заражения, накопление не совсем нужных, на первый взгляд, вещей увеличивает шансы на выживание, а стремление все контролировать может позволить избежать роковой ошибки. Иными словами, обсессивно-компульсивное расстройство имеет собственную логику, исходящую из стремления контролировать внутреннюю и внешнюю реальность, однако если контроль становится избыточным, то здоровая логика доводится до крайности, что проявляется в превращении адаптивного мышления и поведения в ритуализированное: «Я должен все контролировать, чтобы не случилось ничего плохого». Однако стоит заметить, что компульсивное поведение в своей основе может иметь не только тревогу, но стремление к удовольствию, как происходит, например, при трихотилломании и дерматилломании, о которых мы еще поговорим.

Переживания и опасения людей с навязчивостями

Нередко люди стыдятся своих навязчивостей и не обращаются за квалифицированной помощью, из-за чего ощущают себя одинокими, беспомощными и покинутыми. К тому же родные и близкие не могут понять их переживаний и опасений. В этой связи люди, страдающие навязчивостями, зачастую вынуждены носить «маску», под которой скрывают свои переживания и страдания, чтобы хотя бы внешне создавать ощущение спокойствия и благополучия. Многие люди с обсессивно-компульсивным расстройством боятся того, что если кто-то узнает об их мыслях, то их могут посчитать сумасшедшими, упрятать в «дурку», лишить родительских прав или возбудить против них уголовное дело. Даже на приеме у специалиста люди могут бояться говорить о своих навязчивых мыслях из-за представлений о том, что одно упоминание этих мыслей может негативно повлиять на реальность или привести к каким-то ужасным последствиям в будущем (в том числе далеком). Как отмечают Н. Моррисон и Д. Вестбрук, «некоторым пациентам с ОКР трудно описать свои страхи, потому что они стали адептами в избегании провокационных ситуаций и/или быстрой нейтрализации расстраивающих мыслей, поэтому страхи никогда не становятся сознательными».

И снова переживания и опасения

Некоторые люди, страдающие от данного расстройства, не осознают в полной мере, от чего они мучаются, и связывают тягостные мысли и образы со своими плохими чертами. После сильных наплывов навязчивых мыслей и образов люди испытывают крайне гнетущее чувство вины, в связи с чем нередко просят близких подтвердить, что эти мысли нормальные и что они сами – хорошие люди, несмотря на наличие таких скверных мыслей. Самое интересное, что такой поиск заверений может даже усилить вину, особенно если в ответ на эти заверения близкий реагирует негативно (тревожно, подавленно, зло). Нередки и такие случаи, когда человек, страдающий от навязчивостей, боится того, что последствия его навязчивых мыслей «догонят» его спустя много лет или даже настигнут в загробной жизни: «Если я буду допускать эти абсурдные мысли, то через пять лет у меня разовьется шизофрения или я буду гореть в аду после смерти». Если человек живет с обсессивно-компульсивным расстройством много лет, то он настолько долго и часто выполняет ритуальные действия, что зачастую перестает понимать, какое количество тех или иных действий является нормой, как другие люди действуют в этих ситуациях, и даже не может вспомнить, как он вел себя до того, как у него развилось это расстройство.

Когнитивные искажения, поддерживающие навязчивости

• избирательная фильтрация: «У меня снова появилась эта мысль! Да что ж такое-то!»;

• поляризация: «У меня должны быть либо позитивные мысли, либо никаких вообще!»;

• сверхобобщение: «Я ничего не могу делать нормально из-за своих навязчивых мыслей!»;

• преувеличение: «Мои навязчивые мысли невероятно прилипчивые и приставучие!»;

• предсказание негативного будущего: «Я всю жизнь буду бороться с навязчивостями!»;

• катастрофизация: «Если я не справлюсь с навязчивостями быстро, это будет ужасно!»;

• низкая переносимость фрустрации: «Иметь эти навязчивые мысли невыносимо!»;

• глобальная оценка (обесценивание): «Если у меня есть такие мысли, то я неадекватен!»;

• чтение мыслей: «У других людей никогда не возникает подобных грязных мыслей!»;

• персонализация: «Я ответствен за возникновение плохих мыслей в своей голове!»;

• болезненное сравнение: «Другие люди с навязчивостями более спокойны, чем я!»;

• долженствование: «У меня не должно возникать таких мерзких навязчивых мыслей!»;

• перфекционизм: «Все мысли в моей голове должны быть идеально упорядочены!»;

• эмоциональная аргументация: «Если я испытываю тревогу, значит мои мысли опасны!»;

• магическое мышление: «Если я буду продолжать так думать, то привлеку неприятности».

Отзывы о книге «Как избавиться от стресса и вредных привычек»

«Доступно и полезно. Доктор Сигел предлагает нам по-настоящему уникальный обучающий курс искусства осознанности, способный изменить жизнь».

Джек Корнфилд, доктор философии, автор книги Wise Heart («Мудрое сердце»)

«Осознанность – это сила, сокрытая в нас. Взращивая ее, можно обрести здоровье и истинное счастье. Книга доктора Сигела – это простое и исчерпывающее руководство для всех, кто хочет успешно работать со сложными эмоциями, физической болью и трудностями в отношениях. Наполненная мудростью, глубокая и практичная, она служит приглашением проживать реальные моменты нашей жизни, всем сердцем ощущая каждый из них».

Тара Брах, доктор философии, автор книги «Радикальное принятие. Как исцелить психологическую травму и посмотреть на свою жизнь взглядом Будды»

Дэниел Дж. Сигел, доктор медицинских наук, автор книги «Майндсайт. Новая наука личной трансформации»

«Это понятное и практичное руководство поможет вам раскрыть свой потенциал для развития осознанности. Здесь вы не только научитесь построению формальной практики медитации, но и освоите инструменты, которые помогут вам преодолеть сложности в повседневной жизни».

Шарон Зальцберг, автор книги «Любящая доброта. Искусство быть счастливым»

«Доктор Сигел делится множеством упражнений, преобразующих практик и эффективных методик, которые помогут привнести в вашу жизнь осознанность и значимость. Хочу отдать должное его уникальному подходу, основанному на личном опыте и подкрепленному медитативными практиками, психотерапевтической деятельностью и научными исследованиями. Эта замечательная книга – реальный вклад в область изучения счастья и духовного развития».

Лама Сурья Дас, автор книги Awakening the Buddha Within («Пробуждение Будды внутри»)

«Когда речь заходит об осознанности, мы представляем себе монахов, посвятивших жизнь таинственным обрядам. Но доктор Сигел показывает нам, как привнести эту простую мудрость в нашу повседневность. Легко, искренне и информативно эта книга объясняет, как мы, люди, сами себе создаем проблемы, и помогает нам научиться жить той жизнью, которой мы хотим».

Стивен Хайес, доктор философии, автор книги «Перезагрузи мозг»

«В этой книге доступным и убедительным языком объясняется, как осознанность может помочь позаботиться о себе и оставаться при этом сосредоточенным, несмотря на все жизненные трудности».

Зиндел Сигал, доктор философии, соавтор книги «Выход из депрессии»

Посвящается Джине, моей опоре, приносящей вдохновение и любовь. И моим родителям Клэр и Солу – самым важным моим учителям

Оцените статью
Избавиться от тревоги