личностная тревога в психологии и тревоге

ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОГА В ПСИХОЛОГИИ И ТРЕВОГЕ Тревога

В современной науке психологии существует множество актуальных проблем, требующих особого подхода к их решению. Одна из них – тревожность. Тревожности отводится особая роль среди всех отрицательных переживаний. Опасны и последствия тревожности – проблемы в общении, снижение продуктивности деятельности и работоспособности. Страдает и самоорганизация.

Важно понимать, что определенный уровень тревожности присущ каждому человеку. Психологи говорят о так называемой полезной тревожности – она позволяет людям избегать необдуманных и опрометчивых поступков, служа своеобразным защитным механизмом. Одни люди тревожны в меньшей, а другие в большей степени. Проблема возникает тогда, когда тревожность становится настолько сильной, что мешает человеку учиться, работать, общаться и просто полноценно жить. Таким образом, задача стоит не столько в устранении тревожности, сколько в ее снижении до оптимального уровня, обеспечивающего самовоспитание и самоконтроль.

Как уже говорилось выше, современная психология относит тревожность к числу сложных и многозначных проблем.

Следует отметить, что на практике тревожность используется как интерпретационная, объяснительная и диагностическая категория. Путь к ее пониманию во многом лежит через познание и понимание персональных и индивидуальных типологических особенностей, так как выявить общие закономерности и осмыслить их можно только лишь при четком и ясном понимании индивидуальных различий.

Изучением понятия и особенностей тревожности занимались многие отечественные и иностранные авторы.

Зигмунд Фрейд считал, что проблематика тревожности уходит своими корнями в глубины психологии. Ученый ввел в научный оборот типологию тревожности, в соответствии с которой, выделяется три ее вида:

— моральная тревожность;

— невротическая тревожность;

В психологи одновременно используются два базовых термина, которые во многих ситуациях расцениваются, как синонимы, однако чаще интерпретируются, как автономные феномены: тревога и тревожность. Дифференцируется тревожность, как личностное качество, как относительно стабильная, константная на протяжении жизни характеристика (личностная тревожность) и тревога, как негативное эмоциональное состояние, относительно продолжительное, соотносящееся с преобразованием нервно-психической деятельности (ситуативная тревога). При этом понимание тревоги как состояния представляет собой основу для понимания тревожности как качества личности. Под тревожностью следует понимать склонность человека к переживанию чувства тревоги. Такая склонность отличается невысоким порогом возникновения реакции тревожности.

Согласно представлению многих исследователей, продолжительно существующее состояние тревоги может обретать статус качества личности, переходя в категорию тревожности.

Тревожность интерпретируется в роли одного из центральных критериев индивидуальных различий. Как правило, ее уровень увеличивается при нервно-психических и хронических соматических патологиях, а также у здоровых людей, которым необходимо преодолевать последствия психологической травмы, у субъектов с девиантным поведением.

Тревожность в структуре интегральной индивидуальности интерпретируется как качество личности и расценивается, как ожидание негативного результата при наличии в общем-то нейтральных, не несущих в себе реальной опасности условиях.

Личностная тревожность – это относительно стабильное индивидуальное свойство субъекта, позволяющее оценить уровень его склонности:

— воспринимать довольно обширный спектр ситуаций как несущих опасность для его самооценки, самоуважения и престижа;

— переживать состояние тревоги в подобных условиях.

Ситуативная тревожность обусловлена конкретными внешними условиями, ее уровень может значительно варьироваться в зависимости от воздействия тех или иных факторов. Уровень личностной тревожности обусловлен наследственными факторами и позволяет составить представление об индивидуальной склонности субъекта к тревоге. Высокая степень личностной тревожности подразумевает высокий уровень склонности рассматривать достаточно большой спектр объективно безопасных условий, как опасных, угрожающих, при этом демонстрирую определенную реакцию в конкретных условиях. Постоянно фиксирующиеся патологические реакции способны провоцировать патологические расстройства пищевого поведения субъекта, стать причиной выработки вредных привычек и нарушений здоровья.

В концепции дифференцированных эмоций формулируется такое умозаключение, что конструкт тревожности обладает сложной организацией и включает в себя преобладающее переживание страха, взаимодействия страха с другими глубинными эмоциями, такими как стыд, вина, гнев, интерес. В структуре тревожности заключена совокупность биохимических факторов и определенные потребностные состояния. Также можно дифференцировать различные типы тревожности на основании составляющих ее аффектов.

Многие психологи и психотерапевты сопоставляют тревожность с психической напряженностью и стрессом. Отмечается, что тревожность определенным образом влияет на личность, меняя ее поведение и снижая способности к саморегуляции поведения. Для нейтрализации негативного влияния тревожности необходимо предпринять определенные шаги. Но в этом вопросе исследователи придерживаются разных взглядов.

Сложности в части применения существующих доктринальных позиций к анализу понятия «тревожность» обусловлены такими ключевыми факторами:

— искусственной границей между витальными и социальными угрозами;

— поздним разграничением определенных и неопределенных, внешних и внутренних угроз.

Итак, тревожность – это устойчивое личностное образование, сохраняемое в течение довольно долгого времени, обладающее определенными константными формами внешнего выражения и своей особой побудительной силой.

Анализ научной литературы позволяет говорить о наличии нескольких разновидностей тревожности. Так, тревожность бывает генерализованной, общей, личностной, парциальной, ситуативной, специфической и частной. Условно тревожность делится на устойчивую и неустойчивую. Последняя способна к изменению объектов исходя из их значения для личности.

Отдельно стоит упомянуть о том, что личностная тревожность может не иметь четко определенной сферы внешнего выражения. Она может ощущаться только как переживание человеком некой абстрактной угрозы, не имеющей конкретного объекта. В таком случае личностная и ситуативная виды тревожности совпадают. Рассматриваемый момент имеет определенную связь с проблемами диагностики тревожности и обусловливает необходимость соотнесения разных ее эмпирических показателей.

Для диагностирования тревожности современные психологи используют методики двух типов.

При применении методик первого типа тревожность определяется исходя из проективной или прямой когнитивной оценки ситуации либо сферы, предполагая наличие конкретного объекта, на который, собственно, и направлена тревожность. Суть диагностики сводится к оценке показателя ситуативных и личностных видов тревожности. Итоговая оценка выступает в качестве показателя обобщенного уровня тревожности личности.

При использовании диагностических методик второго типа суть диагностики сводится к подтверждению испытуемым наличия у него тех или иных симптомов и проявлений. Такая тревожность определяется в качестве личностной, т.е. внеобъектной (безобъектной).

Выполненный анализ научной литературы по проблеме исследования позволил определиться с содержанием используемых в исследовании понятий.

Так, под «тревогой» в работе понимается негативная эмоция, которая отражает трудноопределимое предчувствие, ожидание плохих событий, ощущение неопределенности.

«Тревожность» – это устойчивое личностное образование, сохраняемое в течение довольно долгого времени, обладающее определенными константными формами внешнего выражения и своей особой побудительной силой. Личностная тревожность – сравнительно постоянная склонность человека к восприятию угрозы в широком смысле. Ситуативная тревожность, в свою очередь, представляет собой беспокойство, обусловленное потенциальными или реальными угрозами.

Тревожное расстройство личности характеризуется избеганием социальных ситуаций и взаимодействия, в котором может возникнуть риск отвержения, критики или унижения. Диагноз ставится на основании клинических критериев. Лечение состоит в проведении психотерапии и назначении анксиолитиков и антидепрессантов.

У людей с тревожным расстройством личности возникает интенсивное чувство неадекватности и они справляются с неадаптивностью, избегая любых ситуаций, в которых они могут получить отрицательную оценку.

Симптоматика избегающего расстройства личности

Пациенты с тревожным расстройством личности избегают социального взаимодействия, в том числе в рабочих ситуациях, из-за страха критики или непринятия, а также в следующих ситуациях:

Пациенты с тревожным расстройством личности уклоняются от длительного социального взаимодействия, боятся потерять свое благополучие при взаимодействии с другими. Чаще всего эти пациенты относительно изолированы, ограничивают свой круг общения, не имеют социального окружения, которое может прийти на помощь при необходимости.

Эти пациенты очень чувствительны к любому незначительному критическому неодобрению или насмешке, так как постоянно думают о критике или неприятии. Они бдительны к любому признаку негативной реакции в свою сторону. Их напряженный, тревожный вид может вызывать насмешки или подшучивание, тем самым подтверждая их неуверенность в себе.

Низкая самооценка и чувство неполноценности усиливают симптомы, особенно в новых социальных ситуациях. Пациенты избегают взаимодействия с новыми людьми, так как ощущают себя социально неадаптированными, непривлекательными и хуже других. Они, как правило, спокойны и робки и пытаются исчезнуть, потому что они думают, что если они что-то скажут, другие скажут, что это неправильно. Они опасаются говорить о себе, чтобы не стать обьектом насмешек и унижений. Они беспокоятся, что будут краснеть или плакать, когда их критикуют.

Пациенты с тревожным расстройством личности неохотно идут на личные риски, и по тем же причинам не участвуют в новых видах деятельности. В таких случаях они часто преувеличивают опасность и используют минимальные симптомы или другие проблемы, чтобы объяснить свое избегание. Из-за своих потребностей в безопасности и стабильности, они предпочитают ограниченный образ жизни.

Эта закономерность проявляется в наличии 4 из следующих признаков:

Кроме того, необходимо, чтобы симптомы начали проявляться в раннем взрослом возрасте.

Тревожное расстройство личности следует дифференцировать от следующих 2-х нарушений:

Пациенты с уклоняющимся расстройством личности часто избегают лечения.

Пациенты с тревожным расстройством личности получают пользу от индивидуальной терапии, которая поддерживает и учитывает гиперчувствительность пациента по отношению к другим.

Может быть полезна психодинамическая терапия, сфокусированная на основных конфликтах.

Плацебо-контролируемые исследования лекарственных средств не проводились.

ПРИМЕЧАНИЕ:

Просмотреть пользовательскую версию

Феномен тревожности является актуальной проблемой на сегодняшний день и его изучение до сих пор продолжается. Независимо от различия взглядов на эту проблему, большинство исследователей различают тревожность как эмоциональное состояние и, как психологическое свойство или черту личности.

В психологии при определении понятия «тревожность» есть несколько, теоретических взглядов. Первым, кто ввел это понятие в психологическую науку, считается З. Фрейд. Он предполагал, что тревога сигнализирует о том, что «Эго» может потерпеть неудачу при выполнении своей задачи и это необходимо, чтобы сохранить целостность личности и адаптироваться к реальности. Фрейд различал три вида тревоги:

Тревога, по А. Адлеру: «выражение комплекса неполноценности, которое возникает, когда человек испытывает неспособность установить нормальные отношения с другими людьми». Он утверждал, что когда человека посещает чувство тревоги, выходя на улицу, он просит окружение его заметить и помочь ему, потому что он чувствует слабость и не хочет быть ответственным. Также Адлер утверждал, что чем сильнее чувство тревоги, тем более развиты фантазии у этой личности в представлении себя более самодостаточным и престижным, со склонностью к издевательствам над другими, агрессивности и страданий от несправедливости.

В. Райх был учеником Фрейда, продолжив его работу, он ввел новые аспекты психодинамической теории. Расширив пределы объяснения проблемы, не только основываясь на либидо, а также включил основные биологические и психологические процессы. Его понимание тревожности заключалось в том, что она проявляется через препятствие взаимодействию энергии с внешним миром, через подавление либидо, проявляющееся как «мышечные зажимы».

По мнению К. Хорни, «Базальная тревожность – всеобъемлющее, глубокое чувство одиночества и беспомощности». Понятие тревожности является ключевым в ее концепции и является фундаментом для развития неврозов, через вытесненное чувство враждебности. К. Хорни, утверждала, что ребенок рождается с чувством тревоги, которое вызвано, ощущением себя вне утробы матери.

Она выделяет две потребности для возникновения базальной тревожности:

Трансформация энергии происходит для превращения энергетического потенциала в конкретные действия, направленные на удовлетворение потребностей или ослабление тревоги.

Э. Фромм считает, что: «Тревога – это результат экзистенциального конфликта, противоречие между инстинктами и самосознанием, между природой и свободой. Человек, лишенный возможности успешно взаимодействовать с природой, вынужден, преодолевая тревогу и беспомощность, искать новые формы взаимодействия с миром, в котором он ищет безопасность и покой».

В то же время, Э. Фромм рассматривал проблему тревоги с точки зрения исторического развития общества. Он считал, что с эры средневековья происходили трансформации психологической атмосферы. Тогда человек был не свободен, но не изолирован и не одинок, он был един с природой и людьми. В процессе развития капитализма, человек начинает ощущать уединенность, изолированность и одиночество.

Приобретение свободы привело к потере уверенности в завтрашнем дне и принесло человеку неуверенность, бессилие, сомнение, одиночество и тревогу. Для того чтобы избавиться от нее, она видит только один выход – бегство от свободы, стремясь избавиться от своей сущности, и где-то раствориться, чтобы не чувствовать одиночество и всеобъемлющую тревогу.

К. Роджерс заметил, что тревога представляет собой ответную реакцию на то, что может произойти осознание не конгруэнтности, которое приведет к дезорганизации. Поэтому, для сохранение традиционных представлений о себе, личность искажает восприятие реальности. По этой причине, личность испытывает конфликт между «Я-реальным» и «Я-идеальным», так называемая «хронизированная» тревожность.

Р. Кеттел и Ч. Д. Спилбергер предложили дифференцировать понятие тревожности как ситуативную и личностную тревожность.

Ситуативная или реактивная тревожность – характеризуется субъективными интенсивными эмоциями: динамическим напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию.

Личная тревожность или активная тревожность – это устойчивая индивидуальная характеристика степени склонности человека к действию разных стрессоров. Личность воспринимает большинство жизненных ситуаций как угрожающие и не всегда по объективным причинам.

Итак, мы можем сказать, что независимо от теоретического подхода, сущность тревоги рассматривается как механизм развития неврозов, личностных расстройств, когда у личности есть глубокий внутренний конфликт и чаще это вызвано недостаточностью внутренних ресурсов для достижения поставленных целей, несогласованностью потребностей и путей их удовлетворения, нестабильностью и социальной незрелостью.

Тревожность, в свою очередь, понимается как склонность к переживанию состояния тревоги. Тревожность разделяют на два вида: 1) эмоциональное состояние, вызванное определенной ситуацией, ответ на объективную причину и 2) тревожность как черта личности – неопределенный источник беспокойства, которое характеризуется как постоянное переживание страха, скованность, раздражительность и ожидание угрозы.

Тревожность

Тревожность – это эмоциональный дискомфорт, который связан с ожиданием и предчувствием неприятных переживаний или опасности. Даже если все вокруг хорошо и благополучно, человек испытывает фоновое ощущение предстоящей беды.

Тревожность в психологии может означать кратковременное эмоциональное состояние, а может являться устойчивой чертой характера человека. Тревога как эмоция свойственна всем людям и необходима для оптимальной адаптации человека к окружающему миру. Тревожность же, как часть личности человека, является нарушением в его личностном развитии и мешает полноценной жизни в социуме.

Пройдите тест на уровень тревожности (прим.ред).

Постоянное чувство тревоги и страха является следствием внутриличностного конфликта. Это может быть противоречием между образом себя идеального и себя реального, которое является расхождением между уровнем самооценки и уровнем притязаний человека. Тревожность всегда сигнализирует о необходимости удовлетворения потребности, а чувство постоянной тревоги – показатель того, что потребность не удовлетворена.

Чувство тревоги также является фактом неудовлетворения социально-психологических потребностей человека.

Популярное на сайте: 12 простых способов успокоиться и не нервничать (прим.ред.)

Повышенная тревожность тесно связана с закономерностями между эмоциональной и мотивационно-потребностной сферами личности. Внутриличностный конфликт приводит к неудовлетворению потребностей, что создает напряженность и состояние тревожности.

После того как постоянный страх и тревога закрепляется в психике человека, это новая часть личности способна негативно влиять на дальнейшие мотивы поведения – на его коммуникации с другими людьми, побуждение к успеху, жизненную активность и поступки.

Тревожность, вместе с такими эмоциями, как страх и надежда, находится в особом положении. Как сказал Фриц Перлз, великий немецкий психиатр: «Формула тревоги очень проста. Тревога — это брешь, между сейчас и тогда».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Обобщение различных точек зрения на феноменологию и функции тревожности позволило нам выделить две причины тесной связи тревожности и психологической защиты личности. Стимулируя поисковую активность, побуждая к оценке ситуации и устранению возможной угрозы, тревожность становится органической составляющей структуры «защитно-совладающего поведения»1. Работая в унисон с другими составляющими этой структуры, она участвует в процессе психической саморегуляции. Но при этом возникает напряжение и, поскольку оно субъективно оценивается как негативное состояние, появляется потребность в психологической защите. Для разрешения этого противоречия и поддержания собственной устойчивости структура защитно-совладающего поведения в процессе развития должна вырабатывать «регламент» взаимоотношений между отдельными своими составляющими, подчиняя их принципам взаимодействия, взаимодополнения и взаимной поддержки. Так, за актуализацией тревожности, продуцирующей состояние тревоги, должна следовать целенаправленная активизация психологической защиты личности, призываемая для снижения уровня этого состояния. И наоборот, напряжение неконструктивных защитных механизмов и копинг-стратегий (копингов) должно вызывать повышение тревоги, сигнализирующей о неадекватном реагировании системы защиты.

Для доказательства высказанного предположения проведено эмпирическое исследование с использованием метода возрастных срезов. В качестве испытуемых выступили подростки 15–16 лет — учащиеся 8-х классов (60 человек — 30 мальчиков и 30 девочек) и студенты старших курсов вузов в возрасте поздней юности 19–20 лет (60 человек — 30 юношей и 30 девушек) — выборки однородны по полу и виду основной деятельности (учебная). Измерялись: общая тревожность, ситуативная тревога и личностная тревожность, защитные механизмы личности и применяемые ею стратегии совладания (копинг-стратегии). В исследовании использовались общепринятые методики диагностики (адаптированные и стандартизированные). Анализировались средние значения, а также взаимосвязи девятнадцати выделенных с помощью этих методик диагностических показателей (табл. 1).


ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОГА В ПСИХОЛОГИИ И ТРЕВОГЕ

Таким образом, наряду с защитными механизмами подростки используют достаточно сформированные к этому возрасту копинг-стратегии, средние значения которых даже превалируют над величинами показателей защитных механизмов. Однако возникает вопрос, как, насколько активно и умело, эти защитные механизмы и копинг-стратегии применяются в ситуациях, вызывающих актуализацию личностной тревожности и стимулирующих ситуативную тревогу? И каково участие самой тревоги в работе структуры, образованной показателями защиты? Отчасти ответы на эти вопросы можно получить в процессе корреляционного анализа, позволяющего выявить характер взаимосвязей показателей.

Анализ корреляций отдельных составляющих психологической защиты показывает, что структура защитно-совладающего поведения складывается уже к подростковому возрасту (рис. 1).


ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОГА В ПСИХОЛОГИИ И ТРЕВОГЕ

В целом сравнительный анализ средних значений показателей сформированности отдельных составляющих психологической защиты позволяет говорить лишь о некоторых особенностях, связанных с возрастным развитием личности. Можно констатировать, что с возрастом сохраняется сложившаяся ещё в подростковый период тенденция использования защит и копингов, особенно тех, что вызываются борьбой с переизбытком информации и необходимостью брать на себя ответственность за происходящее. Лица юношеского возраста в меньшей степени, чем подростки, склонны к сознательному избеганию проблем (р ≤ 0.05), фокусированию на создании положительного мнения о своей личности (р ≤ 0.01) и в большей — к получению поддержки и помощи со стороны других людей (р ≤ 0.05). Количественный анализ средних значений не выявил общей закономерности возрастной динамики показателей защиты и совладания.


ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОГА В ПСИХОЛОГИИ И ТРЕВОГЕ

На рис. 2 представлена корреляционная плеяда показателей студенческой выборки. Первое, что обращает на себя внимание — в три раза большее количество взаимосвязей в структуре по сравнению с таким же корреляционным образованием выборки школьников-подростков (44 к 131). Это говорит о том, что с возрастом происходит интенсивное увеличение взаимосвязей в структуре защитно-совладающего поведения, что приводит к еë обогащению. Отдельные составляющие структуры «заручаются» активной поддержкой со стороны других составляющих, что делает структуру сильной и менее уязвимой. Интересно отметить, что половина показателей защитных механизмов «сотрудничает» с малопродуктивными копинг-стратегиями (бегство-избегание, дистанцирование, конфронтация), практически не противореча друг другу. Их изменения синхронны: напряжение защитных механизмов актуализирует действие этих копинг-стратегий, и наоборот, привлечение копингов для разрешения конфликтов и решения проблем одновременно приводит в действие закрепившиеся в личности защиты. Конструктивные копинги (самоконтроль, планирование решения проблем и положительная переоценка) не нуждаются в помощи механизмов защиты (достоверных корреляций между ними не обнаружено). А такой копинг, как поиск социальной поддержки, напротив, противодействует использованию защитных механизмов (например, снижает проявления гиперкомпенсации).

В рамках рассматриваемого возрастного интервала структура показателей психологической защиты претерпевает коренные изменения, что свидетельствует о еë возрастной изменчивости. Из плеяды подростковой выборки в юношескую переходят только две взаимосвязи, которые следует признать независимыми от возраста: это отмеченная выше взаимосвязь поиска социальной поддержки и гиперкомпенсации, а также взаимосвязь конфронтативного копинга и механизма рационализации. Характер других взаимосвязей кардинально меняется. Иными словами, складывающаяся в подростковом возрасте структура ещë неустойчива, стабилизация всего двух взаимосвязей не позволяет выделить «ядро» структуры, о котором можно было бы говорить, что оно сформировано на данном возрастном этапе.

Что касается интересующих нас показателей тревожности, то, как это показывает корреляционный анализ, в отличие от подростковой выборки, они буквально «врастают» в структуру защитно-совладающего поведения юношеской выборки. Если в подростковой выборке все три показателя тревожности в сумме имеют всего 7 взаимосвязей с показателями защит и копингов, то в юношеской таких взаимосвязей уже 22, причём все, кроме одной, — положительные.

Поскольку не все различия структур возможно определить визуально и, кроме того, в связи с необходимостью оценивать достоверность выявляемых различий, мы обратились к дивергентному анализу.


ЛИЧНОСТНАЯ ТРЕВОГА В ПСИХОЛОГИИ И ТРЕВОГЕ

Как это видно из табл. 2, между парами показателей в структурах подростковой и юношеской выборок обнаруживается 50 существенных различий, из них 17 различий (то есть 34% от общего их числа) касаются показателей тревожности. Прослеживая возрастную динамику, можно увидеть, что к юношескому возрасту сохраняются в неизменном виде только те прочные связи (р ≤ 0.001), которые образовались между тремя показателями тревожности уже к подростковому возрасту (1-м и 2-м; 1-м и 3-м; 2-м и 3-м), что не требует пояснения и только подтверждает достоверность результатов проведённого исследования. Ранее (в подростковом возрасте) слабые или практически отсутствующие связи тревожности с показателями защитно-совладающего поведения в юношеском возрасте становятся явными и прочными. Так, если в подростковой выборке связь тревожности

и копинга «бегство-избегание» (17) очень слабая, практически незначимая (r = 0.12), то в юношеской выборке эта связь укрепляется и рассматривается как существенная, принимающая активное участие в процессе саморегуляции, направленном на адаптацию (r = 0.60 на уровне р ≤ 0.001). По-видимому, оценка ситуации как неопределённой и угрожающей вызывает повышение тревоги и стремление к еë избеганию, и наоборот, использование стратегии избегания осознаётся и оценивается как неадаптивное, что, в свою очередь, вызывает тревогу. В целях саморегуляции состояния субъект может сознательно преодолевать негативное влияние стратегии избегания, намеренно подавляя в себе это побуждение или заменяя эту стратегию другой, например стратегией поиска социальной поддержки (15), которая отрицательно коррелирует с показателями тревожности. Подобным образом могут интерпретироваться не все выявленные различия между парами исследуемых показателей. Дивергентный анализ выявил и те пары показателей, корреляции между которыми существенны в подростковом возрасте, но практически разрываются в юношеском. В первую очередь, это интересующие нас связи показателей тревожности (1, 2, 3) с другими показателями структуры защитно-совладающего поведения. В корреляционной плеяде выборки подростков выявлены достоверные отрицательные взаимосвязи этих показателей с копингом «положительная переоценка» (19). Подростками в ситуациях, вызывающих тревогу, подавляются усилия по приданию положительного значения происходящему, которые могли бы помочь им справиться с возникающим напряжением. И наоборот, если ситуации придаётся значение, уменьшающее степень еë угрозы, это снижает у них проявления тревожности. В юношеском возрасте эта закономерность не сохраняется, то есть процесс положительной переоценки ситуации мало зависит от уровня тревожности. Подобный разрыв связей происходит и между другими показателями (6 – 14, 12 – 19, 13 – 16). Наблюдается также процесс превращения ранее отрицательных связей между показателями в положительные, хотя при этом статистически незначимые. Это касается взаимосвязей между показателями механизмов защиты и копинг-стратегий (пары показателей 4 – 15, 7 – 17). По-видимому, в юношеском возрасте снимается противоречие между этими формами защиты и в парах «завязываются» более логичные, в данном случае нейтральные, отношения.

Проведённое исследование позволяет говорить о том, что структура защитно-совладающего поведения, образованная защитными механизмами и копинг-стратегиями, начинает складываться в подростковом возрасте. Уже в старшем подростковом возрасте устанавливаются взаимосвязи между еë показателями, однако они недостаточно прочные и устойчивые, зачастую носят антагонистический характер. В юношеском возрасте структура психологической защиты обогащается связями, за счëт чего становится интегрированной. Между подструктурами устанавливаются «партнëрские» отношения, отчасти снимающие противоречие между использованием защитных механизмов и копинг-стратегий. Тревожность, принимающая участие в организации защитно-совладающего поведения в подростковом возрасте, в юношеском полностью «врастает» в структуру, взаимодействуя практически со всеми еë показателями. В связи с этим тревожность может рассматриваться как неотъемлемая часть психологической защиты, которая на данном уровне развития личности выполняет функцию еë адаптации.

Оцените статью
Избавиться от тревоги