отрицательная корреляция уровня тревожности

ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ Тревога

Правильная ссылка на статью:

Потапова Е. В., Аникина М. А., Чистов Р. С., Гудовский И. В., Шепелева Ю. С. 
Исследование взаимосвязи тревожности и социометрического статуса педагогов средней школы

// Психолог.
 2023. № 1.
 С. 65-76.
DOI: 10.25136/2409-8701.2023.1.39596 EDN: GGDWKB URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=39596

Эта статья — об эмоциональном процессе. О психическом расстройстве см. Тревожное расстройство.

Запрос «Беспокойство» перенаправляется сюда; о повести братьев Стругацких см. Беспокойство (повесть).

Трево́га, беспоко́йство — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание отрицательных событий, трудноопределимые предчувствия.

В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий. Тревога связана с бессознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации.

Для тревоги (и для многих форм страха) в большинстве случаев характерен следующий ход мысли: человек находит в своём прошлом или из окружающей жизни примеры неблагоприятных или опасных событий, а затем переносит этот опыт в своё будущее.

Например, человек, завидев вдалеке собаку, вспоминает, что когда-то его уже кусала собака, и у него возникает страх перед повторением подобной ситуации. Или однажды чиновник получил замечание от начальника. Теперь, заходя в кабинет шефа, он испытывает сильный страх в ожидании очередной неудачи. При этом человек может испытывать страх и тревогу по поводу событий, которые случились не с ним, а с другими людьми или вообще были выдуманы.

Иногда подобный механизм образования приводит к возникновению абсурдных страхов, которые тем не менее оказывают очень сильное негативное влияние на психику человека. Многие люди не могут спать от страха, посмотрев на ночь триллер или фильм ужасов. При этом они понимают, что фильм был всего лишь плодом воображения сценариста и режиссёра, а монстры были результатом компьютерной графики или искусной игры загримированных актёров, но люди всё равно продолжают испытывать тревогу.

Достаточно выраженная тревога включает два компонента:

Тревожность иногда усиливается чувством стыда («Другие увидят, что я боюсь»). Важным аспектом «тревожного» мышления является его выборочность: субъект склонен выбирать определённые темы из окружающей жизни и игнорировать остальные, чтобы доказать, что он прав, рассматривая ситуацию как устрашающую, или, напротив, что его тревога напрасна и не оправдана. Тревожность может вызывать спутанность и расстройства восприятия не только времени и пространства, но и людей, и значений событий.

Как показали исследования Бернарда Вейнера и Курта Шнайдера, успешность деятельности у «тревожных» и «нетревожных» индивидуумов меняется в зависимости от разных условий. У тревожных личностей эффективность деятельности увеличивалась в большей степени, когда им сообщали об успехе их работы, в то время как «нетревожных» испытуемых гораздо больше стимулировало сообщение о неудаче в пробных экспериментах, особенно когда дело касалось трудных заданий. Из этих экспериментов авторы делают вывод, что лиц, опасающихся возможной неудачи, желательно стимулировать сообщениями об успехах (пусть даже незначительных) на промежуточных этапах работы, в то время как лиц, изначально нацеленных на успех, сильнее мотивирует информация о неудачах в ходе выполнения задания.

Люди значительно различаются между собой по уровню своей тревожности. Для измерения подобных индивидуальных различий в 1953 году в США Джанет Тейлор путём урезания MMPI создала методику под названием «Шкала проявлений тревоги Тейлор». Со временем исследователям стало ясно, что существует два типа тревожности: один — как более или менее устойчивая черта личности, и второй — как реакция индивидуума на угрожающую ситуацию. Хотя эти два типа тревожности представляют собой вполне самостоятельные категории, между ними имеется определённая связь. Как указывает Хайнц Хекхаузен, под воздействием беспокоящих и угрожающих человеку обстоятельств (боль, стресс, угроза социальному статусу и пр.) различия между высоко- и слаботревожными людьми проявляются резче. Особенно сильное влияние на поведение склонных к повышенной тревожности людей оказывает боязнь неудачи, поэтому такие индивидуумы особенно чувствительны к сообщениям о неуспехе их деятельности, ухудшающие показатели их работы. Напротив, обратная связь с информацией об успехе (даже вымышленном) стимулирует таких людей, повышая эффективность их деятельности.

Для лучшего различения личностной и ситуационной тревожности Чарльз Спилбергер создал два опросника: для определения личностной тревожности и для оценки ситуативной (реактивной) тревожности, обозначив первую как «Т-свойство», а вторую — как «Т-состояние». Личностная тревожность является более постоянной категорией и определяется типом высшей нервной деятельности, темпераментом, характером, воспитанием и приобретёнными стратегиями реагирования на внешние факторы. Ситуативная тревожность больше зависит от текущих проблем и переживаний — так, перед ответственным событием у большинства людей она значительно выше, чем в обычных ситуациях. Как правило, показатели личностной и ситуативной тревожности связаны между собой: у людей с высокими показателями личностной тревожности ситуативная тревожность в схожих ситуациях проявляется в большей степени. Особенно выражена такая взаимосвязь в ситуациях, угрожающих самооценке личности. С другой стороны, в ситуациях, которые вызывают боль или содержат другую физическую угрозу, индивидуумы, обладающие высокими показателями личностной тревожности, не проявляют какую-то особо выраженную ситуативную тревожность. Но если ситуация, провоцирующая возникновение тревожности, связана с тем, что другие люди ставят под сомнение самоуважение или авторитет индивида, различия в уровне ситуативной тревожности проявляются в максимальной степени. Исследователи показали, что чем настойчивее подчёркивается связь выполняемого задания с проверкой способности индивида, тем хуже справляются с ним «высокотревожные» испытуемые и тем лучше его выполняют «слаботревожные». Таким образом, повышенная тревожность, обусловленная страхом возможной неудачи, является приспособительным механизмом, повышающим ответственность индивидуума перед лицом общественных требований и установок. При этом, отрицательные негативные эмоции, сопровождающие тревожность, являются той «ценой», которую вынужден платить человек за повышенную способность чутко откликаться и, в конечном счёте, лучше приспосабливаться к социальным требованиям и нормам.

Человечество, вступив в третье тысячелетие, наряду с невиданными достижениями в области технического прогресса приобрело новые источники страха за свое существование. Если прошлый век прошел под знаком угрозы ядерной войны, которая все-таки была гипотетической, то страх терроризма, СПИДа и других новых болезней имеет вполне реальную основу. Ни один человек, независимо от возраста и социального статуса, не застрахован от того, чтобы стать жертвой очередной террористической акции, которые совершаются на планете почти ежедневно.

В нашей стране к этим тревогам добавляются страхи, связанные с экономической необеспеченностью большей части населения, а также с криминальной обстановкой в стране. Дети и подростки в силу их эмоциональной восприимчивости с особой силой переживают все эти страхи, которые, накладываясь на традиционные детские фобии, могут приводить к серьезным нарушениям их эмоциональной сферы вплоть до невротических расстройств. В связи с этим изучение детских и подростковых страхов, а также личностных факторов, которые предрасполагают к ним, представляется нам актуальной и практически значимой психологической проблемой.

Многие страхи сохраняют свою силу и могут проявляться на протяжении всей жизни человека, от младенчества до старости. В то же время каждый возрастной этап развития имеет свою специфику переживания и проявления страхов. В исследованиях разных авторов выделен ряд страхов, типичных для детского и подросткового возраста, хотя они обусловлены культурными и национальными факторами.

Анализ исследований детских и подростковых страхов позволяет заключить, что основная часть переживаемых страхов закладывается в детстве, но при этом каждый возрастной этап развития характерен проявлением определённых видов страха.

Одним из направлений изучения страхов является исследование личностных и ситуационных факторов, обусловливающих их возникновение. В качестве личностных детерминант страха чаще всего рассматриваются тревожность, нейротизм и агрессивность.

Все авторы склонны считать, что между склонностью к переживанию страхов и тревожностью существует позитивная связь, но не всегда на основе знания уровня тревожности личности можно предсказать вероятность возникновения у нее эмоции страха в конкретной жизненной ситуации, поскольку здесь большую роль играют и другие личностные и ситуативные детерминанты.

Взаимосвязь агрессивности и страха имеет более сложную природу.

Подводя итоги этому короткому обзору исследований, посвященных страху, можно сказать, что, несмотря на большое число исследований тревоги и страха в зарубежной и отечественной психологии, существует много неясностей относительно степени выраженности разных страхов у подростков, а также их личностной обусловленности.

В связи с этим цель данной работы состояла в исследовании страхов подростков и их обусловленности тревожностью, нейротизмом и агрессивностью. Данная цель конкретизировалась решением следующих задач:

Для диагностики страхов применялся опросник «Виды страха», разработанный И. П. Шкуратовой. Он содержит тридцать шесть факторов, вызывающих переживание страха. Все эти факторы сгруппированы в пять групп: а) фобии, б) учебные страхи, в) социальные страхи, г) криминальные страхи, д) мистические страхи. Испытуемый должен оценить, насколько данный фактор провоцирует у него чувство страха, пользуясь шкалой от 0 до 4 баллов: 0 — такого страха у меня никогда не было; 1 — такой страх у меня был однажды; 2 — такой страх у меня был несколько раз; 3 — периодически такой страх у меня возникает; 4 — этот страх меня преследует постоянно.

Для выявления возрастной динамики страхов использовалась методика «Свободное описание страхов» (СОС), разработанная И. П. Шкуратовой и В. В. Ермаком. В ней испытуемым предлагалось в свободной форме описать свои страхи в трёх временных измерениях: в прошлом, настоящем и будущем. Испытуемый отвечал на следующие вопросы. Чего я боялся, когда был маленьким? Чего я боюсь сейчас? Чего я боюсь в будущем?

Обработка осуществлялась с помощью контент-анализа ответов путем отнесения каждого страха к одной из пяти вышеуказанных групп.

В качестве объекта исследования выступили 60 учащихся 11-х классов (30 юношей и 30 девушек).

Исследование взаимосвязи тревожности и социометрического статуса педагогов средней школы

Дата направления статьи в редакцию:

Аннотация:
Любой педагог, сталкиваясь с различными проблемными и стрессовыми ситуациями в своей профессиональной деятельности, должен оперативно и эффективно уметь их решать. Для этого, прежде всего, он должен иметь низкий уровень тревожности, поскольку повышенная тревожность, отрицательно сказывается на способности рационально решать проблемные ситуации. Нами было организовано и проведено исследование на базе Средней школы № 12 г. Красноярска. В нем принимали участие 37 педагогов школы. Целью исследования являлось изучение взаимосвязи тревожности и социального статуса педагога средней школы. Мы выдвинули гипотезу о том, что для педагогов средней школы с различным социальным статусом в группе характерны различия показателей тревожности, как по степени выраженности, так и по соотношению отдельных ее составляющих. 1. Педагоги с ярко выраженной тревожностью могут занимать любое статусное место, т.е. могут иметь любое количество выборов как положительных, так и отрицательных. На социальный статус не влияет уровень тревожности у педагогов 2. Существует взаимосвязь между тревожностью, и факторами, ее вызывающими а именно: между тревожностью и фрустрацией, между тревожностью и самовыражением, между тревожностью и боязнью коллег. Таким образом, основная выдвинутая нами гипотеза о том, что для педагогов средней школы с различным социальным статусом в группе характерны различия показателей тревожности, как по степени выраженности, так и по соотношению отдельных ее составляющих, не подтвердилась. Это значит, что современные педагоги не тревожатся по поводу своего положения, статуса, авторитета в группе.

Abstract: Any teacher, when faced with various problematic and stressful situations in his professional activity, should be able to solve them promptly and effectively. To do this, first of all, he must have a low level of anxiety, since increased anxiety negatively affects the ability to rationally solve problematic situations. We organized and conducted a study on the basis of Secondary School No. 12. Krasnoyarsk. 37 teachers of the school took part in it. The purpose of the study was to study the relationship between anxiety and the social status of a secondary school teacher. We hypothesized that secondary school teachers with different social status in the group are characterized by differences in anxiety indicators, both in severity and in the ratio of its individual components.1. Teachers with pronounced anxiety can occupy any status position, i.e. they can have any number of choices, both positive and negative. The social status is not affected by the level of anxiety among teachers 2. There is a relationship between anxiety and the factors that cause it, namely: between anxiety and frustration, between anxiety and self-expression, between anxiety and fear of colleagues. Thus, the main hypothesis put forward by us that secondary school teachers with different social status in the group are characterized by differences in anxiety indicators, both in severity and in the ratio of its individual components, has not been confirmed. This means that modern teachers do not worry about their position, status, authority in the group.

anxiety, sociometric status, teacher, competence, activity, education, development, conflict, individual differences, skills

В связи с этим нами было организовано и проведено исследование на базе Средней школы № 12 г. Красноярска. В нем принимали участие 37 педагогов школы. Из них: женщин – 22, мужчин –15. Возраст респондентов 27-35 лет. Стаж работы – 5-10 лет.

Мы выдвинули гипотезу о том, чтодля педагогов средней школы с различным социальным статусом в группе характерны различия показателей тревожности, как по степени выраженности, так и по соотношению отдельных ее составляющих.

Исследование проводилось в несколько этапов:

1 этап – сбор эмпирических данных

2 2 этап — Анализ и интерпретация результатов

3 3 этап — Статистическая обработка с помощью коэффициента корреляции Пирсона

Для определения уровня тревожности у педагогов мы использовали следующие методики:

1. Шкала явной тревожности CMAS(в адаптации А. М. Прихожан) .

2. «Тест школьной тревожности Филлипса», адаптированный для педагогов

3. Методика Дж. Морено «Социометрия».

Для исследования тревожности у педагогов мы провели тест — «Шкала явной тревожности CMAS» (в адаптации А. М. Прихожан) и получили следующие результаты (табл.2).

Характеристика уровней тревожности у педагогов

Из таблицы 2 видно, что состояние тревожности испытуемым не свойственно в 20% случаев. Такое «чрезмерное спокойствие», может, как иметь, так и не иметь защитный характер. В данном случае, можно предположить, что имеет место «скрытая тревожность» — защитное поведение. Испытуемые часто говорят, что они не испытывают тревоги, но постоянно терпят неудачи из-за своего невезения, несостоятельности, отношения других людей.

Среди педагогов преобладает нормальный уровень тревожности, который необходим для адаптации и продуктивной деятельности. Данный уровень характеризуется оптимальным проявлением тревожности в случаях, когда необходима мобилизация для выполнения задач, на пути к определенной цели, адекватным уровнем критичности относительно жизненных ситуаций и составляет 30 %.

Несколько повышенная тревожность имеет место быть у 20 % респондентов. В данном случае, возникновение тревожности часто бывает связано с ограниченным кругом ситуаций, определенной сферой жизни. Это могут быть ситуации, связанные со школьной жизнью (проверки, открытые уроки, отчеты), с представлениями о самом себе (например, высоком уровне притязаний и низкой самооценке), с общением с коллегами («я хуже», «у меня не получается, как у других») и т.д.

Явно повышенная тревожность проявляется у 20,0 % респондентов и обычно носит «разлитой», генерализованный характер, свободно меняющий объекты в зависимости от изменения их значимости для человека. В этих случаях частная тревожность является лишь формой выражения общей.

Очень высокая тревожность проявляется у 10 % респондентов . Такой уровень проявления тревожности относится к группе риска, он может порождаться либо реальным неблагополучием школьника в наиболее значимых областях деятельности и общения, либо существовать как бы вопреки объективно благополучному положению, являясь следствием определенных личностных конфликтов, нарушений в развитии самооценки и т.п. Подобную тревожность часто испытывают педагоги, которые хорошо и даже отлично учатся, ответственно относятся к учебе, общественной жизни, школьной дисциплине, однако это видимое благополучие достается им неоправданно большой ценой и чревато срывами, особенно при резком усложнении деятельности.

Таблица 3. Гендерные различия тревожности у педагогов

Из таблицы 3, мы видим, что у педагогов-женщин преобладает явная тревожность (19%), у педагогов-мужчин преобладает нормальный уровень тревожности (20%) и очень высокая тревожность (11%).

Таким образом, у женщин возникновение тревожности часто бывает связано с ограниченным кругом ситуаций, определенной сферой жизни либо возникает в зависимости от изменения значимости объекта.

У мужчин преобладает нормальный уровень тревожности (20%). Они лучше адаптируются в ситуации и способны к продуктивной деятельности. Они способны мобилизовать свои силы для выполнения задач. В то же время очень высокая тревожность у 11% относит их группе риска. Видимое благополучие достается им неоправданно большой ценой и чревато срывами, особенно при резком усложнении деятельности.

Для выявления основных видов тревожности нами был проведен «Тест школьной тревожности Филлипса», адаптированный для педагогов.

Мы проанализировали общее эмоциональное внутреннее состояние педагогов, во многом определяющееся наличием тех или иных тревожных синдромов (факторов) и их количеством.

Показатели тревожности у педагогов

Используя данную методику, мы рассматривали каждый параметр в отдельности, что являлось для нас информативным, и определенным образом наталкивало на выявление причин возникновения тревожности.


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рис. 1. Показатели наиболее выраженной тревожности у педагогов

Анализируя результат данного исследования, мы заметили, что у наибольшего количества педагогов фактором высокой тревожности оказался:

1. Страх ситуации проверки — 72,7%, негативное отношение и переживание тревоги в ситуациях проверки.

2. Страх не соответствовать ожиданиям окружающих — 67 %, педагоги ориентируются на значимость других в оценке своих результатов поступков и мыслей.

3. Страх самовыражения — 59 %. Педагоги испытывают негативные эмоциональные переживания ситуаций, сопряженных с необходимостью самораскрытия, предъявления себя другим, демонстрации своих возможностей.

Таким образом, мы видим, что больше всего педагоги тревожатся из-за проверки их деятельности, беспокоятся о том, что могут сделать что-то не так. А также, педагоги сильно переживают из-за того, что не знают, как себя преподнести окружающим, выразить свои возможности.

Результаты, полученные при помощи социометрических исследований, представлены в виде социоматрицы (Приложение № 4).

В результате проведенного социометрического исследования среди педагогов мы определили следующие диагностические показатели:

«звезды» — 11 %, «предпочитаемые» — 24 %, «принятые» — 54 и «не принятые» — 11%.


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рис. 2. Социальный статус педагогов

Далее мы проанализировали статусное положение педагогов по гендерному признаку. Результаты представлены на рис.3


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рис. 3. Статусное положение в группе женщин

Из рисунка 3 мы видим, что статусное положение женщин в группе достаточно высокое. 8% педагогов-женщин являются звездами, 15% – предпочитаемыми, и 77% хорошо приняты в коллективе. Только одна женщина-педагог считается не принятой группой.

На следующем рисунке мы видим ситуацию в группе мужского пола.

Рис. 4. Статусное положение в группе мужчин

Исходя из полученных данных, можно сделать вывод, что статусное положение в группе мужчин-педагогов также достаточно высокое у большинства. 4% из них – звезды, 8% – предпочитаемые, и 80 %- хорошо приняты в группе. В это же время двое (8%) не приняты остальными.

Уровень благополучия взаимоотношений (УБВ) – 88,4 %. Мы получили высокий уровень благополучия взаимоотношений, так как в группе большее количество педагогов имеет благоприятный статус (1 и 2 статус).

Индекс изолированности (ИИ) – 11,5 %, т.е. данную группу можно считать менее благополучной, так как статусную категорию «не принятые» имеют трое педагогов в исследуемой группе.

При исследовании половой дифференциации межличностных отношений между мужчинами и женщинами данной группы мы заметили тенденцию более благоприятного положения в группе женщин, чем мужчин. Хотя и у мужчин положение в группе не плохое.

Таким образом, у педагогов общее число ожидаемых выборов достаточно высокое.

Сопоставляя статусное положение каждого педагога с присущим ему уровнем тревожности, мы получили следующие результаты: из общего количества педагогов I статуса («звезды») 11 % педагогов имеют высокий уровень тревожности, 15% — средний уровень тревожности и 19,2% — низкий. Из педагогов группы, находящихся во II статусе («предпочитаемые»), 7 % имеют высокий уровень тревожности и 4% имеют средний уровень тревожности, 4% имеют низкий. Из всех педагогов III статуса («принятые») 8 % имеют высокий уровень тревожности, 8 % имеют средний уровень тревожности и 4% имеют низкий уровень тревожности. Из всех педагогов, находящихся в IV статусе («не принятые»), имеют высокий уровень тревожности – 15 %, низкий уровень – 4 %.

Теперь рассмотрим процентное соотношение педагогов с разным статусом для каждого уровня тревожности (процент берется от общего числа педагогов для данного уровня тревожности).

Взаимосвязь уровней тревожности и социального статуса ребенка в группе

Для получения более достоверной информации, связанной с предложением о взаимосвязи между статусным местом в группе и тревожностью был использован коэффициент корреляции Пирсона (для данной группы педагогов значимыми являются показатели от 0,40 до – 0,40).

Коэффициент корреляции Пирсона (rху), характеризует существование линейной зависимости между двумя величинами. Он был вычислен для следующих параметров: между статусным местом в группе (1 – 4 группы) и тревожностью; а также между тревожностью и факторами, ее вызывающими.

Были произведены расчеты коэффициента Пирсона. На основе данных вычислений нами был выявлен коэффициент корреляции:

· между тревожностью и фрустрацией потребности в достижении успеха rху = 0, 45;

· между тревожностью и страхом самовыражения rху = 0, 64;

· между тревожностью и проблемами в отношениях с коллегами rху = 0, 40;

Эти данные говорят о том, что у педагогов имеется прямая связь между тревожностью и фрустрацией, между тревожностью и самовыражением, между тревожностью и боязнью коллег.

Нами был вычислен коэффициент Пирсона между статусным местом в группе (1 – 4 группы) и тревожностью. Корреляционный анализ показал

· между тревожностью и I статусом – «звезда» = rху 0, 01;

· между тревожностью и I I статусом – «предпочитаемый» rху = 0, 04;

· между тревожностью и I I I статусом – «принятый» rху = 0,04;

· между тревожностью и IV статусом – «не принятый» = 0,014.

Таким образом, корреляционный анализ показал отсутствие связи между статусным местом в группе (1 – 4 группы) и тревожностью.

Таким образом, в результате проведенного исследования было установлено:

Таким образом, основная выдвинутая нами гипотеза о том, что для педагогов средней школы с различным социальным статусом в группе характерны различия показателей тревожности, как по степени выраженности, так и по соотношению отдельных ее составляющих, не подтвердилась. Это значит, что современные педагоги не тревожатся по поводу своего положения, статуса, авторитета в группе. Тем не менее, они тревожатся по поводу ситуаций, связанной с проверкой их деятельности, негативным отношением к ним коллег, не соответствием ожиданиям окружающих, поскольку ориентируются на значимость других в оценке своих результатов поступков и мыслей. Кроме того, современные педагоги испытывают негативные эмоциональные переживания ситуаций, сопряженных с необходимостью самораскрытия, предъявления себя другим, демонстрации своих возможностей. Причем, у педагогов-женщин преобладает явная тревожность, у педагогов-мужчин преобладает нормальный уровень тревожности и очень высокая тревожность. У женщин возникновение тревожности часто бывает связано с ограниченным кругом ситуаций, определенной сферой жизни либо возникает в зависимости от изменения значимости объекта. У мужчин, которые лучше адаптируются к ситуации и способны к продуктивной деятельности, имеется способность мобилизовать свои силы для выполнения задач. В то же время очень высокая тревожность у 11% мужчин говорит о том, что видимое благополучие чревато срывами, особенно при резком усложнении деятельности.

Таким образом, не смотря на то, что социальный статус прямо не влияет на уровень тревожности педагогов средних школ, следует осуществлять профилактику и организовывать психологические мероприятия по коррекции уровня тревожности, а также минимизировать выявленные причины повышенной тревоги, связанные с профессиональной деятельностью.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также
попробовать найти похожие
статьи

Тревога и страх

Основная статья: Страх

Многие исследователи проводят между тревогой и страхом ряд принципиальных различий, касающихся и происхождения этих феноменов, и их проявлений. Так тревогу могут считать возникающей обычно задолго до наступления опасности, в то время как страх — возникающим при её наступлении или незадолго до неё. Источник страха, как правило, считается осознаваемым и имеющим вполне конкретный характер (злая собака, предстоящий экзамен, грозный начальник), в то время как источник тревоги — неосознаваемым или не поддающимся логическому объяснению. Тревогу могут связывать с общим возбуждением организма (в частности симпатической нервной системы), а страх — с торможением деятельности и активацией парасимпатической нервной системы, а в больших дозах даже с парализацией человека. Тревогу могут считать проецированной в будущее, а источником страха — прошлый психотравмирующий опыт. И, наконец, тревогу могут считать социально обусловленной, а основой страха — биологические инстинкты.

В большинстве случаев все упомянутые различия между страхом и тревогой выводятся не экспериментальным путём, а задаются на уровне определений самими же исследователями. Это связано в первую очередь с тем, что большинство людей (а значит и испытуемых в экспериментах) очень по-разному представляют себе отличия тревоги от страха (если вообще представляют) и могут по-разному называть одно и то же чувство, а разные чувства — одинаково.

Гены, ассоциированные с проявлением тревоги

Первой задачей данной работы было исследовать степень выраженности разных страхов у старшеклассников. Суммарные значения по группам юношей и девушек по методике «Виды страха» представлены в таблице 1.


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Как видно из таблицы 1, наиболее выраженным у подростков оказался страх смерти близких людей (78 баллов у юношей и 90 баллов у девушек). Удивительным является тот факт, что возможность собственной смерти страшит их значительно меньше (32 балла у юношей и 59 у девушек). Очевидно, это можно объяснить тем, что подростки считают это маловероятным для себя событием, а также действием защитных механизмов.

Следующим по выраженности у юношей идёт группа учебных страхов: страх получить плохую оценку (62 балла), страх перед вызовом отвечать у доски (59 баллов), страх вызова родителей в школу (59 баллов).

У девушек в первую пятерку входят страх медицинских процедур (78 баллов), страх болезни (68 баллов), страх животных (68 баллов), страх отвечать у доски (69 баллов) и страх получить плохую оценку (67 баллов). Поскольку величина страха определяется величиной негативных последствий устрашающего события для личности и его вероятностью, то можно предположить, что эти страхи являются у подростков хроническими и ярко выраженными. Особенно удручает тот факт, что такое повседневное действие, как ответ у доски, сопряжено с таким сильным страхом у школьников обоего пола, что он опережает даже страх физического насилия. В то же время это говорит об очень большой степени инфантильности старшеклассников, которым школьные проблемы кажутся страшнее реальных угроз вне школы.

Судя по данным, школьников не очень пугает возможность быть ограбленным на улице, подвергнуться физическому насилию, оказаться заложником в руках бандитов. Для юношей страх сексуального насилия в нашем исследовании оказался наименее характерен (всего 9 баллов), но для девушек он очень актуален (62 балла). Это еще раз свидетельствует о вероятностной природе переживаемых страхов.

Для обобщенного анализа страхов все они были сведены в группы в зависимости от источника по следующему ключу:

Поскольку группы страхов включали разное количество пунктов, для их сопоставления были высчитаны средние значения по группам (см. таблицу 2).


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Наибольшую выраженность у старшеклассников имеют фобии, особенно у девушек. Второе место делят учебные и социальные страхи, на третьем месте находятся криминальные и замыкают ряд мистические страхи.

Данные свидетельствуют о том, что девушки более предрасположены к переживанию всех видов страха. Эти различия являются результатом различий в воспитании девочек и мальчиков. Традиционно юношей с детства приучают к тому, что они не должны бояться всевозможных объектов и явлений или, по крайней мере, не признаваться в собственных страхах. В то же время девушкам позволительно проявлять слабость и искать защиты у представителей мужского пола.

Для выявления возрастной динамики страхов испытуемые опрашивались о страхах, которые они переживали в прошлом, наиболее выражены в настоящее время, и чего они опасаются в будущем. Обработка методики «СОС» осуществлялась с помощью контент-анализа по тем же шкалам, что и в предыдущей методике (см. таблицу 3).


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Данные, представленные в таблице 3, показывают, что детство оказывается представленным в основном фобиями, которые с возрастом убывают. Школьники считают, что в будущем они вообще будут свободными от фобий (страха темноты, высоты, болезни и т.п.). Напротив, социальные страхи, связанные с отношениями с окружающими людьми, нарастают, причем подростки считают, что в будущем эти страхи выйдут на первый план. Учебные страхи находятся на пике в настоящее время, что вполне объяснимо. Подростки явно недооценивают криминальную обстановку в стране, не выражая никаких волнений по поводу возможности стать жертвой криминального поведения других людей. Гораздо более часто (особенно девушки) они отмечают наличие у себя мистических страхов, связанных с потусторонними силами.

Следующей задачей нашего исследования было изучение влияния тревожности и нейротизма на степень выраженности страхов у старшеклассников. Для этого была проведена диагностика тревожности школьников с помощью методики «Шкала личностной тревожности для учащихся» А. М. Прихожан и нейротизма с применением опросника Г. Айзенка. Затем был проведен корреляционный анализ показателей тревожности, нейротизма и степени выраженности страхов на всей выборке в целом. Результаты анализа представлены на рис. 1.


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Данные свидетельствуют о наличии большого числа связей между всеми видами страхов и шкалами личностной тревожности, что доказывает данные других авторов о том, что тревожность как личностное свойство предрасполагает человека испытывать беспокойство по поводу возможных физических и социальных угрожающих событий. Наиболее высокие значения корреляций наблюдаются между социальными страхами и межличностной и самооценочной тревожностью, между мистическими страхами и магической тревожностью. Это свидетельствует о том, что существует определенная тематическая доминанта страхов и тревожности. Если человека более волнуют его межличностные отношения, то более вероятно у него возникновение страхов, связанных с этими отношениями (например, страх критики со стороны близких людей). Хотя наряду с этим действует и генерализованное влияние тревожности на склонность к переживанию страхов по разным поводам. При прочих равных условиях в одной и той же ситуации тревожный человек будет испытывать большее беспокойство, чем человек с низким уровнем тревожности. Но было бы неправильно думать, что тревожность вредна, ведь беспокойство заставляет человека заранее принимать меры по предотвращению угрозы, что может спасти ему жизнь.

Следующей задачей нашей работы было изучение влияния разных форм агрессивности на склонность к переживанию страха.

Для определения уровня агрессивности нами была использована методика «Диагностика состояния агрессии у подростков» Басса — Дарки. В результате нами были получены данные по восьми формам проявления агрессивности: физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражение, негативизм, обида, подозрительность, вербальная агрессия, чувство вины. Корреляционный анализ показателей агрессивности и видов страха позволил установить значимые связи между ними, которые представлены на рис. 2.


ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ КОРРЕЛЯЦИЯ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Больше всего взаимосвязей дала такая форма агрессивности, как вина.

Наибольшая величина корреляции наблюдается между чувством вины и мистическими страхами. Эта взаимосвязь, на наш взгляд, закономерна. Ощущаемые при переживании чувства вины угрызения совести, наталкивают человека на мысли о наказании за содеянное. Это наказание человек в первую очередь ожидает от потусторонних сил, от которых ничего не утаишь. Поэтому страх перед Богом, который знает каждый наш шаг на земле, больше всего испытывают люди, склонные к самообвинению.

Положительно коррелирует чувство вины с социальными страхами. При переживании чувства вины у человека возникает убеждение, что он плохой и недостойный, он ощущает угрызения совести, что может приводить к нарастанию социальных страхов. Наличие положительной связи между чувством вины и криминальными страхами можно объяснить действием проекции. Человек, рисующий в своем воображении возможные собственные агрессивные действия или совершавший таковые в реальности, имеет больше оснований опасаться, что и другие люди вынашивают агрессивные планы относительно него. Он вообще может считать, что все люди злы и агрессивны.

Положительно коррелируют между собой раздражение и социальные страхи. В данном случае трудно определить причинно-следственные отношения между ними, т.е. раздражение вызывает социальные страхи или, наоборот, наличие социальных страхов провоцирует раздражение. Скорее всего, здесь имеет место взаимное усиление этих феноменов. Например, человек, опасающийся выглядеть смешным, будет более раздраженно реагировать на шутки в его адрес, что, скорее всего, приведет к большей конфликтности его отношений с окружающими и укрепит его социальные страхи.

Положительную корреляцию даёт взаимосвязь подозрительности и мистических страхов. Подозрительность как проявление агрессивности связана с недоверием и осторожностью по отношению к людям. Подозрительные люди могут ожидать, что их знакомые хотят причинить им вред, в том числе и с помощью мистических приемов (колдовства, сглаза и пр.). Подозрительность и мистические страхи объединяет то, что в обоих случаях включается воображение.

Единственная отрицательная взаимосвязь выявлена между физической агрессией и фобиями, что легко объяснимо. Как уже отмечалось выше, люди, имеющие фобии, более склонны к проявлениям робости и ведомости, что несовместимо с применением грубой физической агрессии.

Подводя итоги результатов проведенного исследования, можно сделать ряд выводов.

Литература

  • Айзенк Г. Структура личности. – СПб, 1999.
  • Захаров А. И. Как помочь нашим детям избавитmся от страха. – СПб, 1995.
  • Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. – СПб, 2000.
  • Изард К. Эмоции человека. – М.,1980.
  • Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – СПб, 2002.
  • Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.
  • Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.
  • Мерлин В. С. Проблемы экспериментальной психологии личности. – Пермь, 1970.
  • Мей Р. Проблема тревоги. – М., 2001.
  • Прихожан А. М Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. – М., 2000.
  • Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога. – М.,1999.
  • Спилбергер Ч. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревожности. // Тревога и тревожность. – СПб, 2001.
  • Фрейд З. Психоанализ детских неврозов. – М., 1997.
Оцените статью
Избавиться от тревоги