статистика уровня тревожности

СТАТИСТИКА УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ Тревога

Введение

Цель исследования — изучить особенности распространения синдрома тревоги у пациентов с ХНИЗ в амбулаторной практике.

Исследователи фонда «Общественное мнение» (ФОМ) выяснили, что в данный момент около 70% россиян испытывают тревогу. Это число выросло почти в два раза с 18 сентября

По данным исследования фонда «Общественное мнение» (ФОМ), почти две три россиян испытывают тревогу в последнее время. Результаты опроса, который проводился 23–25 сентября в различных регионах России среди 1500 респондентов, были опубликованы на официальном сайте организации.

Как выяснили исследователи, по состоянию на 23–25 сентября уровень тревожного настроения опрошенных составил почти 70%. Аналитики спрашивали респондентов, какое настроение, по их мнению, преобладает среди их родных, друзей, коллег, знакомых — спокойное или тревожное. При этом известно, что неделей ранее, 18 сентября, специалисты ФОМ проводили аналогичный опрос. Тогда о чувстве тревоги заявили всего 35% респондентов — почти вдвое меньше участников, чем на следующей неделе.

26% опрошенных в рамках последнего исследования рассказали, что чувствуют спокойствие. Однако за неделю до этого такой вариант ответа называли 57% респондентов — более чем в два раза больше участников.

Ранее, в марте, исследователи Аналитического центра НАФИ выяснили, что только 30% россиян удается сохранять эмоциональное равновесие и контролировать уровень тревожности в текущей социально-экономической ситуации. В меньшей степени стрессу подвержены молодые россияне 18-24 лет, люди с хорошим материальным положением и опрошенные без высшего образования, сообщали тогда аналитики.

Россияне массово спасаются от стресса, заедая его вкусной едой. Главной причиной для тревог становится обстановка на рабочем месте. Об этом сообщает «Газета. Ru» со ссылкой на исследование, проведенное сервисом «Работа.ру».

В публикации отмечается, что более 57% респондентов сообщили, что периодически заедают стресс. Из них каждый пятый признался, что с помощью дополнительных перекусов снижает уровень тревоги, еще 18% респондентов с помощью еды спасаются от напряжения, 14% переедают со скуки и 11% — из-за неуверенности в себе. 10% опрошенных таким образом пытаются забыть обиды, 9% избавляются от грусти, 7% — от волнения.

Среди россиян, заедающих стресс едой, 63% заявили, что причиной этого стресса является работа. Они рассказали, что среди факторов, которые провоцируют излишнюю тревожность на первом месте стоит несправедливое отношение (44%), далее следуют многозадачность (40%), переживания из-за ошибок (34%), неинтересная работа (33%), спор с начальством (29%). Также в список факторов тревожности попали жесткие дедлайны (23%), штрафы (22%), ссоры с коллегами (18%).

42% респондентов рассказали, что чаще всего заедают проблемы сладостями, 15% — фруктами. Мясо, рыбу и снеки как лекарство от стресса используют 13% респондентов, 12% выбирают фастфуд, 10% — сладкие напитки, замыкают список антистрессовой еды овощи (8%).

Психолог Елена Щербина, член правления Ассоциации специалистов, информированных о расстройствах пищевого поведения, комментируя результаты исследования, отметила, что стресс вызывает повышение аппетита из-за выделения кортизола. Если человек находится в постоянном стрессе, то и аппетит у него постоянно повышен. А это может привести к дополнительным проблемам со здоровьем.

Если хронически заедать стресс, это может привести не только к ожирению, но и к апатии, проблемам со сном, плохому настроению и снижению самооценки. Эксперт отметила, что если стресс заедается чем-то вкусным разово, то это не является проблемой, а вот если это стало системой, то Щербина предлагает искать корень проблемы и избавляться от тревог.

При проблемах со здоровьем необходима консультация специалиста

Петербуржцы возглавили рейтинг по уровню тревожности среди россиян

Петербуржцы оказались первыми в рейтинге по уровню тревоги, следует из исследования аналитиков hh.ru совместно с экспертами Alter. Лишь 58% респондентов из Петербурга указали, что их уровень тревоги не поднимался выше 5–6 баллов из 10 максимально «тревожных».

По сравнению с прошлым годом больше половины опрошенных (55%) в Петербурге заявили, что они чувствуют значительное увеличение тревожности. Лишь 5% были абсолютно спокойны.

Среди регионов, самый высокий показатель тревожности также у жителей Северной столицы (17% респондентов), констатируют рекрутеры. По России не испытывают и редко испытывают 64%, а постоянно находятся в этом нестабильном состоянии 12%. Самыми спокойными оказались жители Челябинской области (80%) и Красноярского края (75%).

Согласно опросу, каждый третий опрошенный (29%) житель Петербурга оценивает своё эмоциональное состояние на 3 из 5 баллов. Каждый пятый (20%) на двойку, ещё 20% поставили своему эмоциональному фону низший бал

.

«При этом несмотря на такие не самые позитивные данные по сравнению с 2021 годом доля тех, кто оценивает своё эмоциональное состояние как хорошее в регионе выросла на 7%, а доля тех, кто оценивает своё состояние на двойку, наоборот, сократилась на 6%», — отмечает Мария Бузунова, руководитель пресс-службы hh.ru СЗФО.

Самыми тревожными, как следует из опроса, оказались представители сферы маркетинга, рекламы, пиара, консалтинга, управления персоналом, ИТ-сферы и стратегии. При этом самые высокие оценки ставят строители, юристы, а также работники сферы образования.

Год назад на Северо-Западе России больше половины участников опроса о влиянии работы на жизнь сообщили, что постоянно накручивают себя и нервничают даже дома. С такой проблемой в СЗФО сталкиваются 55% сотрудников, это также был самый высокий показатель в РФ. Среди негативных моментов называли нарушение режима сна (42%) и недостаток активности (36%).

Между тем, как ранее писал «ДП», работники IT-сферы верят в подъём отрасли, но тревожатся насчёт собственного будущего. Особенно их пугает вероятность призыва на военную службу.

Тревога перестает быть преобладающей эмоцией россиян, следует из последнего опроса ФОМ: впервые в 2023 году количество тех, кто чувствует себя спокойно, превысило количество испытывающих тревогу. И это несмотря на то, что спецоперация на Украине по-прежнему остается в фокусе общего внимания. Эксперт объясняет происходящее отсутствием чрезвычайных событий в повестке и общей способностью психики к адаптации.

Впервые с конца сентября прошлого года россиян, испытывающих различные тревоги, оказалось меньше тех, кто чувствует себя спокойно, об этом свидетельствует последняя волна опросов ФОМ. 48% респондентов оценивают настроение окружающих как спокойное, и только 47% признались, что их близкие и знакомые испытывают тревогу. Опрос проводился 3–5 марта методом интервью по месту жительства респондента. Выборка составила 1500 человек в 104 городских и сельских населенных пунктах в 53 регионах, статпогрешность исследования социологи оценивают в 2,5%.

С учетом последней число россиян, ощущающих тревожность, скорее сравнялось с количеством тех, кто чувствуют себя спокойно. Если посмотреть предыдущие замеры ФОМ, то можно увидеть, что уровень страхов, достигший пиковых показателей в сентябре прошлого года (тогда о преобладании тревожности сообщали до 70% опрошенных), неуклонно снижается и достиг уровня значений, характерных для времени до начала специальной военной операции (СВО).

Несмотря на успокоение в обществе, самым главным событием на прошлой неделе, по мнению россиян, стала специальная военная операция. Таковым ее посчитали 42% респондентов.

Напомним, что социологи ФОМ регулярно просят респондентов назвать в произвольной форме наиболее заинтересовавшее их событие. Впоследствии исследователи сами группируют их в общие категории. С аналогичными значениями (41%) СВО держалась в топе главных событий весь январь, однако с середины февраля и до прошлой недели она хоть и по-прежнему сохраняла лидерство, но со значимо меньшим результатом в 30–35%. Отметим, что в последнем опросе социологи разделили упоминания этого события как главного на три категории: спецоперация, военные действия в целом (32%), проникновение диверсионной группы в Брянскую область (10%), обстрел российских территорий (2%). На втором месте в топе событий недели идет землетрясение в Турции (4%), на третьем — послание федеральному собранию, состоявшееся 21 февраля (3%). На прошлой неделе выступление президента находилось на втором месте с результатом в 19%.

Россияне стали чаще обращаться к психологам с жалобами на стресс и финансовую тревожность, пишет РБК со ссылкой на специалистов. Год назад большинство запросов к психологу были связаны с тревогой и приступами паники, отмечают эксперты. В 2022 году рост спроса на услуги психологов связывали со «спецоперацией» и мобилизацией

Россияне в 2023 году стали чаще обращаться за психологической помощью по вопросам, связанным со стрессом и отношением к деньгам, сообщает РБК со ссылкой на специалистов онлайн-сервисов психологической помощи. Гештальт-терапевт, руководитель сообщества психологов сервиса «Ясно» Екатерина Артеменко заявила, что самым распространенным поводом обратиться к психологу в 2023 году стал стресс.

«Если в январе-феврале стресс отмечал 51% клиентов сервиса, то к концу года этот показатель вырос до 56%. Речь идет не о стрессе, связанном конкретно с работой, а, скорее, о некоем перманентном состоянии, охватывающем все сферы жизни», — отметила эксперт. Год назад абсолютное большинство запросов было связано с тревогой и приступами паники. « С февраля по апрель 2022 года эти симптомы отмечали в анкете порядка 63% клиентов «Ясно». Затем динамика постепенно падала до 57% в июле и августе и резко подскочила (до 62%) после объявления мобилизации в конце сентября. В 2023 году жалобы на приступы страха и тревоги стабильно держались на уровне 42–44% в течение всего года», — рассказала Артеменко.

Клинический директор сервиса Alter Анастасия Черткова отметила увеличение в 2023 году запросов, связанных с отношением к деньгам. По ее словам, доля таких запросов в общем количестве за год выросла на 11%. Черткова уточнила, что в личной практике среди своих клиентов также видит всплеск такого рода запросов в последнее время. Alter к самым популярным запросам также относит проблемы с самооценкой и уверенностью в себе, сообщает РБК.

«Наряду с привычными поводами для тревоги и депрессии (от кризисных ситуаций, жизненных утрат и т.п.) добавились, в частности, страх и тревога за родных мужчин из-за возможной мобилизации, переживание женщин (мать, жена, невеста, подруга) за призванных на военную операцию, эмоциональные проблемы с родственниками в Украине», — объяснила руководитель благотворительной интернет-службы психологической помощи «Помогая другим — помогаешь себе» Вера Захарова.

В декабре 2022-го эксперты отметили резкий рост спроса на помощь психологов в России. Потребность в психологах тогда выросла в стране по сравнению с прошлым годом на 62,87%, количество сессий с ними — на 62%, спрос на корпоративную психологическую помощь — в несколько раз. Всплески спроса на услуги психологов пришлись, как и в прошлом году, на весну (март) и осень (октябрь-ноябрь). Отчасти это связано с сезонностью обращений. Однако число обратившихся к психологам Alter в названные месяцы в 2022 году резко подскочило. Исследователи связали мартовский всплеск с объявлением «специальной военной операции»*, а осенний — с началом частичной мобилизации и ее последствиями.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Материалы и методы

В условиях амбулаторного приёма в исследование были включены 1004 человека (565 женщин и 440 мужчин, средний возраст — 55,7±14,1 лет ), первую группу составили лица без ХНИЗ (190 человек, 134 женщины и 56 мужчин, средний возраст — 39,1±10,6 лет), во вторую группу вошли пациенты с ХНИЗ (всего 814 человек, 430 женщин и 384 мужчины, средний возраст — 59,6±11,8 лет).

Исследование проводилось в период с июля по август 2022 г. на базе поликлиник Красноярска. Критериями включения в исследование являлись согласие на участие в исследовании с подписанием информированного согласия и возраст старше 18 лет. В исследование не включали пациентов моложе 18 лет и лиц, отказавшихся отвечать на вопросы анкеты, не подписавшие информированное согласие. Критериями включения в группу лиц без ХНИЗ было определение I группы здоровья в ходе проведения диспансеризации.

Диагноз ХНИЗ и/или факторов риска их развития в группе сравнения был установлен с учётом жалоб и анамнеза пациентов, имеющихся данных амбулаторной карты в соответствии с актуальными клиническими рекомендациями.

Ситуативная (реактивная) тревожность — это состояние человека в настоящий момент времени. Состояние реактивного или ситуативного синдрома тревоги в соответствии с текстом методики характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями человека: нервозностью, беспокойством, напряжением, озабоченностью. Ситуативно синдром тревоги возникает как следствие эмоциональной реакции на стрессовую или экстремальную ситуацию и может быть динамичным по времени и разным по уровню интенсивности.

Вторая субшкала характеризует тревожность как черту личности или привычное самоощущение. При восприятии индивидом широкого спектра объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу можно судить о наличии у него свойства или мотива приобретённой поведенческой черты, побуждающей его реагировать на эти обстоятельства состоянием тревоги, выраженность которой не соответствует размеру действительной опасности. Вместе с тем, у человека деятельного, активного, особенно творческой личности, наличие определенного уровня тревожности — это даже обязательная и естественная особенность. У каждого человека существует свой оптимальный уровень тревожности, это называется полезной тревожностью.

Заполнению опросника предшествовал вводный инструктаж, а затраченное на исследование время занимало не более 30 минут. По каждой субшкале могут быть получены следующие ответы на высказывание от «вовсе нет» до «совершенно верно», что будет кодироваться от 1 до 4 баллов соответственно, при этом итоговый балл может варьироваться от 20 до 80. Результаты оценивались следующим образом: до 30 баллов — низкий уровень тревоги, 31–44 балла — умеренная выраженность, 45 и более — высокий уровень тревоги. При анализе полученных ответов в ходе тестирования надо выполнять подсчёт баллов по каждой из подшкал, а наличие синдрома тревоги диагностируется при общем количестве баллов от 31 и более.

Исследование было проведено в соответствии с принципами Хельсинской Декларации Всемирной Медицинской Ассоциации (World Medical Association Deciarationos Helsinki 1964, 2011 — поправки), «Правилами клинической практики в Российской Федерации», утверждёнными Приказом Минздрава России от 19.06.2003 г. № 266 и соглашением по Надлежащей клинической практике (ICh gCp).

Описание выборки производили с помощью подсчёта медианы (Ме) и интерквартального размаха в виде 25 и 75 процентилей (Q0,25-Q0,75). Качественные переменные были представлены в абсолютных значениях и процентах (n (%)). Достоверность различий количественных показателей оценивали с помощью непараметрического критерия U-критерия Манна-Уитни. Сравнение качественных переменных проводилось с использованием критерия Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность. Статистический анализ осуществляли в пакете прикладных программ Statistica 12.0 (StatSoft Inc., США).

Обсуждение

Насколько нам известно, не существует общепринятой и проверенной методики качественной оценки распространённости тревоги и зачастую такая оценка является субъективной и недооценивает вариации тревожного синдрома. Кроме того, неоднородность полученных результатов (касаемо распространённости психоэмоциональных расстройств) может быть связана с различными инструментами скрининга или диагностической методики. В частности, наиболее часто используется Госпитальная Шкала Тревоги и Депрессии (HADS), опросник для самодиагностики депрессии пациента (PHQ-9), шкала депрессии Бека (BDI), при этом обычно исследования проводятся в крупных стационарах. Вместе с тем, группа пациентов с ХНИЗ, посещающих амбулаторно-поликлиническую сеть, вероятно, отличается от тех, кто находится в стационаре с неограниченным доступом к медицинской помощи.

Выполнение крупных и методологически верных исследований по изучению распространения синдрома тревоги среди пациентов с ХНИЗ может внести ценный вклад в решение проблемы бремени соматических и аффективных расстройств среди населения и оценить связь между психосоциальными факторами и физическими заболеваниями. Если соматические и сопутствующие психоэмоциональные заболевания настолько распространены, как предполагают наши результаты, практикующие врачи должны сделать доступной высококачественную и адаптированную психиатрическую помощь для пациентов с ХНИЗ.

Социологи посчитали сторонников и противников углубления СВО

Послание президента — это, безусловно, событие в повестке, оно и содержательно, и на символическом уровне подтвердило, что все нормально, говорит директор по политическому анализу ИНСОМАР Виктор Потуремский. Общее снижение тревоги он объясняет отсутствием в повестке потрясений и чрезвычайных событий, а также общей адаптацией. « Напомню, что рост уровня тревоги в прошлом году был связан в том числе с частичной мобилизацией,— говорит он.— Сейчас ничего такого нет. Ситуация на фронтах затяжная, стабильная, более того, ее можно интерпретировать как достижение определенных успехов».

Кроме того, нужно понимать, что тревога и страх — это энергозатратные состояния, долго в них пребывать невозможно, добавляет эксперт. Поэтому люди находят способы адаптации и склоняются к поведению, которое позволяет снижать общий уровень тревоги.

Аналогичной позиции придерживается и президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Стало меньше негативных событий, взрывающих картину мира тех, кто считает, что все идет в целом благополучно и устойчиво». Сверхстрессовых событий типа мобилизации или взрыва Крымского моста стало заметно меньше, а привычные фронтовые сводки встречаются с меньшим драматизмом и вниманием, отмечает эксперт.

Список литературы

Чарльсон Ф., ван Оммерен М., Флаксман А., Корнетт Дж., Уайтфорд Х., Саксена С. Новые оценки ВОЗ распространенности психических расстройств в условиях конфликта: систематический обзор и метаанализ. Ланцет. 2019;394(10194):240-248. дои: 10.1016/S0140-6736

30934-1.

Лю X, Цао Х, Чжу Х, Чжан Х, Ню К, Тан Н и др. Связь хронических заболеваний с депрессией, тревогой и стрессом среди населения Китая в целом: когортное исследование CHCN-BTH. J Аффект Беспорядка. 2021;282:1278-1287. дои: 10.1016/j.jad.2021.01.040.

GBD 2017 Причины смерти сотрудников. Глобальная, региональная и национальная смертность в разбивке по возрасту и полу от 282 причин смерти в 195 странах и территориях, 1980–2017 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2017 г. Lancet. 2018;392(10159):1736-1788. дои: 10.1016/S0140-6736

32203-7.

Арокиасами П., Уттамачарья, Коваль П., Капистрант Б.Д., Гилднер Т.Е., Тиле Е. и др. Хронические неинфекционные заболевания в 6 странах с низким и средним уровнем дохода: результаты первой волны исследования Всемирной организации здравоохранения по вопросам глобального старения и здоровья взрослых (SAGE). Am J Epidemiol. 2017;185

:414-428. дои: 10.1093/aje/kww125.

Хюфнер К., Фукс Д., Блаут М., Спернер-Унтервегер Б. Как острые и хронические соматические заболевания могут влиять на психическое здоровье — Анализ уровней аминокислот-предшественников нейротрансмиттеров. Психонейроэндокринология. 2019;106:95-101. doi: 10.1016/j.psyneuen.2019.03.028.

Чжу Дж., Фанг Ф., Шёландер А., Фолл К., Адами Х.О., Валдимарсдоттир У. Психические расстройства, возникающие впервые после диагностики рака, и смертность от рака: общенациональное когортное исследование. Энн Онкол. 2017;28

:1964-1969. doi: 10.1093/annonc/mdx265.

Хуан И, Ван И, Ван Х, Лю З, Юй Икс, Ян Дж и др. Распространенность психических расстройств в Китае: перекрестное эпидемиологическое исследование. Ланцет Психиатрия. 2019;6

:211-224. doi: 10.1016/S2215-0366

30511-X.

Сильверман А.Л., Херцог А.А., Сильверман Д.И. Сердца и разум: стресс, тревога и депрессия: незамеченные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Cardiol Rev. 2019;27

:202-207. дои: 10.1097/CRD.0000000000000228.

Чжан Ю, Чен Ю, Ма Л. Депрессия и сердечно-сосудистые заболевания у пожилых людей: современное понимание. Дж. Клин Неврология. 2018;47:1-5. doi: 10.1016/j.jocn.2017.09.022.

Хамам М.С., Кунджуммен Э., Хусейн М.С., Насерельдин М., Беннетт С., Миллер Дж. Тревога, депрессия и боль: соображения по лечению пациентов с неконтролируемой гипертонией. Республика Карр Гипертенс 2020;22

:106. дои: 10.1007/s11906-020-01117-2.

Джонсон ХМ. Тревога и гипертония: есть ли связь? Обзор литературы о коморбидных отношениях между тревогой и гипертонией. Республика Карр Гипертенс 2019;21

:66. дои: 10.1007/s11906-019-0972-5.

Вольпато Э., Тониоло С., Паньини Ф., Банфи П. Взаимосвязь между тревогой, депрессией и приверженностью лечению при хронической обструктивной болезни легких: систематический обзор. Int J Chron Obstruct Pulmon Dis. 2021;16:2001-2021. дои: 10,2147/ХОБЛ. С313841.

Бисгаард Т.Х., Аллин К.Х., Кифер Л., Анантакришнан А.Н., Джесс Т. Депрессия и тревога при воспалительных заболеваниях кишечника: эпидемиология, механизмы и лечение. Nat Rev Гастроэнтерол Гепатол. 2022;19

:717-726. дои: 10.1038/s41575-022-00634-6.

Бенмаамар С., Лазар Н., Эль Харч I, Майуак М., Кармиш Н., Отмани Н. и др. Депрессия и тревога у пациентов с диабетом в марокканском регионе. Энцефале. 2022;48

:601-606. doi: 10.1016/j.encep.2021.06.014.

Прочтите Дж.Р., Шарпа Л., Модини М., Дорогой БФ. Мультиморбидность и депрессия: систематический обзор и метаанализ. J Аффект Беспорядка. 2017;221:36-46. дои: 10.1016/j.jad.2017.06.009.

Смит Л., Шин Дж.И., Джейкоб Л., Шух Ф., Пиццоль Д., Лопес Санчес Г.Ф. и др. Физическая мультиморбидность предсказывает возникновение и сохранение тревоги: проспективный анализ ирландского продольного исследования старения. J Аффект Беспорядка. 2022;309:71-76. дои: 10.1016/j.jad.2022.04.022.

Армбрехт Э., Шах Р., Пурман Г.В., Луо Л., Стивенс Дж.М., Ли Б. и др. Экономическое и гуманистическое бремя, связанное с депрессией и тревогой среди взрослых с неинфекционными хроническими заболеваниями (НИЗЗ) в США. J Многопрофильное здравоохранениеc. 2021;14:887-896. дои: 10.2147/JMDH. С280200.

Пьеробон А., Ранзини Л., Торласки В., Сини Боттелли Е., Джардини А., Бруски С., Маэстри Р. и др. Скрининг нервно-психических нарушений у больных ХОБЛ, находящихся на реабилитации. P LoS Один. 2018;13

:e0199736. doi: 10.1371/journal.pone.0199736.

Шимохина Н.Ю., Савченко А.А., Петрова М.М. Peculiarities of Platelet Metabolism in Patients with Acute Coronary Syndrome with Anxiety-Depressive Disorders and Informativity of Enzymes in the Forecast of Development of Cardiovascular Complications. Pharmaceuticals (Basel). 2020;13

:169. doi: 10.3390/ph13080169.

Драпкина О. М., Шепель Р. Н., Кабурова А. Н. Оценка субъективной ситуационной и личностной тревожности у лиц с избыточной массой тела. Неотложная кардиология и кардиоваскулярные риски, 2017, Т. 1, № 1, С. 83-88. e LIBRARY ID: 32522367.

Uphoff EP, Newbould L, Walker I, Ashraf N, Chaturvedi S, Kandasamy A, et al.; NIHR Global Health Research Group – IMPACT. A systematic review and meta-analysis of the prevalence of common mental disorders in people with non-communicable diseases in Bangladesh, India, and Pakistan. J Glob Health. 2019;9

:020417. doi: 10.7189/jogh.09.020417.

Гацких ИВ, Окладникова ЕВ, Шалда ТП, Петрова ММ, Наркевич АН. Связь тревожно-депрессивных расстройств с когнитивными нарушениями у пациентов с сахарным диабетом. Сибирское медицинское обозрение. 2018;

: 94-99. doi: 10.20333/2500136-2018-2-94-99.

Песковец РД, Штарик СЮ, Евсюков АА. Распространенность тревожных расстройств в общемедицинской сети и их связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сибирское медицинское обозрение. 2019;

:73-79. doi: 10.20333/2500136-2019-6-73-79.

Результаты

Среди 814 пациентов с ХНИЗ лица с заболеваниями сердечно-сосудистой системы составили 54,9% (447 человек), с сахарным диабетом — 16,7% (136 человек), с заболеваниями бронхолёгочной системы — 15,8% (129 человек), 12,5% — лица с злокачественными новообразованиями (102 человека).

При изучении распространённости синдрома тревоги среди обследованных лиц, нами обнаружено, что личностная тревога наблюдалась у 116 человек без ХНИЗ (61%) и у 529 пациентов с ХНИЗ (65%). Ситуативная тревога была обнаружена у 74 человек без ХНИЗ (39%) и у 753 обследованных с ХНИЗ (93%) (рис. 1).


СТАТИСТИКА УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рисунок 1. Распространённость синдрома тревоги у обследованных.

Клинико-лабораторная характеристика обследованных представлена в таблице 1. Медиана возраста пациентов с ХНИЗ была статистически значимо выше, чем в группе лиц без сопутствующих ХНИЗ. В обеих группах испытуемых преобладали пациенты женского пола.

Примечание: данные представлены в виде медианы (Ме) и межквартильного размаха (Q0,25-Q0,75), р* — уровень статистической значимости по критерию Манна-Уитни, p** — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность; ИМТ — индекс массы тела, САД — систолическое артериальное давление, ДАД — диастолическое артериальное давление, ЧСС — частота сердечных сокращений, ЛПНП — липопротеиды низкой плотности, ЛПВП — липопротеиды высокой плотности.

Включённые в исследование лица не имели значимых статистических различий только по частоте сердечных сокращений и уровню общего холестерина. В то же время статистически значимые различия были выявлены по уровню индекса массы тела (ИМТ) и окружности талии, которые были выше в группе пациентов с ХНИЗ. Значения систолического артериального давления (САД) и диастолического артериального давления (ДАД) также были значимо выше в группе обследованных с ХНИЗ. При изучении показателей липидного спектра липопротеиды низкой плотности (ЛПНП) и триглицериды были достоверно выше в группе пациентов с ХНИЗ, тогда как уровни липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) в этой когорте обследованных были значимо ниже, чем у лиц без ХНИЗ. Уровень глюкозы был достоверно выше в группе пациентов с ХНИЗ, как значения креатинина и гемоглобина.

При оценке личностной тревоги по шкале Спилбергера-Ханина средний балл в группе пациентов с ХНИЗ составил 43,0 (34,0–48,0) и был статистически значимо выше, чем значения в группе лиц без ХНИЗ, в которой он составил 37,0 (27,0–44,0) баллов. Что касается ситуативной тревоги, то в группе обследованных с ХНИЗ средний балл составил 40,0 (35,0–45,0) и был достоверно выше, чем в группе лиц без ХНИЗ, в которой он имел значения 39,0 (34,0–46,0).

При анализе уровней выраженности личностной тревоги обнаружено, что среди пациентов с ХНИЗ медиана показателей как низкого уровня тревоги, так и умеренно выраженной тревоги были выше, чем в группе лиц без ХНИЗ. Статистически значимых различий не получено только по высокому уровню тревоги, не различавшимся в обеих группах испытуемых (табл. 2).

Выраженность личностной тревоги у обследованных

Примечание: данные представлены в виде медианы (Ме) и межквартильного размаха(Q0,25-Q0,75), p — уровень статической значимости по критерию Манна-Уитни.

При изучении выраженности уровней ситуативной тревоги было обнаружено, что у обследованных с ХНИЗ значимо не отличалось от группы лиц без ХНИЗ только количество баллов низкого уровня тревоги, при этом медиана баллов по уровню умеренной и высокой тревоги была значимо выше в когорте пациентов с ХНИЗ (табл. 3).

Выраженность ситуативной тревоги у обследованных

Анализ уровней личностной тревоги у обследованных групп пациентов продемонстрировал статистически значимо больший процент встречаемости высокого уровня у пациентов с ХНИЗ (30,5% против 21,3%, р<0,001). В группе обследованных с ХНИЗ статистические значимо чаще встречалась умеренно выраженная личностная тревога — 51,6% против 44,0% (р<0,001). Низкий уровень личностной тревоги был значимо ниже у пациентов с ХНИЗ в сравнении с группой лиц без ХНИЗ, составляя 17,9% против 34,7% (р<0,001) (рис. 2).


СТАТИСТИКА УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рисунок 2. Частота уровней личностной тревоги у обследованных. Примечание: χ2=21,36; * — р<0,001 в сравнении с лицами без ХНИЗ; р — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность.

При исследовании частоты выраженности ситуативной тревоги среди обследованных пациентов установлено, что достоверно с большей частотой высокий уровень наблюдался в группе лиц с ХНИЗ, составляя 27,8% против 21,1% в группе без ХНИЗ (р<0,0001). Умеренно выраженная реактивная тревога значимо чаще встречалась у обследованных без ХНИЗ (77,9% против 63,2% в группе пациентов с ХНИЗ (р<0,001)). Низкий уровень ситуативной тревоги достоверно чаще отмечался в группе лиц с сопутствующими ХНИЗ в сравнении с обследованными без таковых (9,0% в сравнении с 1,0%, р<0,001) (рис. 3).


СТАТИСТИКА УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ

Рисунок 3. Частота уровней ситуативной тревоги у обследованных. Примечание: χ2=20,53; * — р<0,001 в сравнении с лицами без ХНИЗ; р — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность.

Выводы

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Оцените статью
Избавиться от тревоги