уровень ситуативной и личностной тревожности по шкале спилберга

УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА Тревога

Содержание
  1. Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности
  2. Ключевые слова
  3. For citation
  4. Методика Резапкиной на определение уровня тревожности
  5. Обсуждение
  6. Методика определения уровня тревожности по школе Бека
  7. Тест Спилбергера-Ханина на определение уровня тревожности
  8. Клиническая значимость
  9. Госпитальная шкала тревоги и депрессии
  10. Процедура проведения
  11. Шкала тревоги Спилбергера
  12. Интерпретация результатов STAI
  13. Список литературы
  14. : 2735. doi: 10.3390/ijerph16152735 Pascoe M. C., Hetrick S. E., Parker A. G. The impact of stress on students in secondary school and higher education. Int J Adolesc Youth. 2020; 25 : 104-112. doi: 10.1080/02673843.2019.1596823 Griggs S. Hope and mental health in young adult college students: An integrative review. J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 2017; 55 : 28-35. doi: 10.3928/02793695-20170210-04 January J., Madhombiro M., Chipamaunga S., Ray S., Chingono A., Abas M. Prevalence of depression and anxiety among undergraduate university students in low- and middle-income countries: A systematic review protocol. Syst Rev. 2018; 7 : 57. doi: 10.1186/s13643-018-0723-8 Александров А. Г. Изменение уровней тревожности студентов в условиях учебной деятельности / А. Г. Александров, П. И. Лукьяненок // Научное обозрение. Медицинские науки. – 2016. – № 6. – С. 5–14. Qamar K., Khan N. S., Bashir Kiani M. R. Factors associated with stress among medical students. J Pak Med Assoc. 2015; 65 : 753-755. Hill M. R., Goicochea S., Merlo L. J. In their own words: stressors facing medical students in the millennial generation. Med Educ Online. 2018; 23 : 1530558. doi: 10.1080/10872981.2018.1530558 Милашечкин В. С. Оценка уровня тревожности иностранных студентов первого года обучения / В. С. Милашечкин, А. В. Логачев, В. В. Милашечкина // Материалы Всероссийской научно-методической конференции, посвященной 90-летию введения физической культуры как обязательной дисциплины в высшем образовании «Актуальные проблемы физического воспитания и спорта в вузе». – Москва: Издательский центр РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина, 2019. – С. 174–176. Бобрищева-Пушкина Н. Д. Экзаменационный стресс у студентов медицинских вузов: распространенность, причины и профилактика / Н. Д. Бобрищева-Пушкина, Л. Ю. Кузнецова, О. Л. Попова // Гигиена и санитария. – 2018. – Т. 97. – № 5. – С. 456–460. U RL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekzamenatsionnyy-stress-u-studentov-meditsinskih-vuzov-rasprostranyonnost-prichiny-i-profilaktika Городецкая И. В. Исследование ситуативной и личностной тревожности студентов / И. В. Городецкая, Н. Ю. Коневалова, В. Г. Захаревич // Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2019. – Т. 18. – № 5. – С. 120–127. doi: https://doi.org/10.22263/2312-4156.2019.5.120 Сгонник Л. В. Анализ двигательной активности студентов педагогического вуза / Л. В. Сгонник, Н. Н. Иваненко // Таврический научный обозреватель. – 2016. – № 1-3 . – С. 17–20. Милашечкина Е. А. Особенности проявления уровня тревожности у студенток специальной медицинской группы, имеющих дополнительный объем двигательной активности / Е. А. Милашечкина, Г. В. Бичева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2019. – № 3 (169). – С. 433–437. Pascoe M., Bailey A. P., Craike M., et al. Physical activity and exercise in youth mental health promotion: a scoping review. B MJ Open Sport Exerc Med. 2020; 6 : e000677. doi: 10.1136/bmjsem-2019-000677 Мудриевская Е. В. Обоснование целесообразности и эффективности использования гимнастических упражнений йоги в физическом воспитании студентов / Е. В. Мудриевская // Здоровье человека, теория и методика физической культуры и спорта. – 2019. – № 2 . – С. 130–137. Hagströmer M., Oja P., Sjöström M. The International Physical Activity Questionnaire (IPAQ): a study of concurrent and construct validity. Public Health Nutr. 2006; 9 : 755-762. doi: 10.1079/phn2005898 Пискун О. Е. Оценка психического состояния студентов младших курсов на основе постоянного мониторинга / О. Е. Пискун, Н. Н. Петрова, В. О. Пискун // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2018. – Т. 13. – № 3. – С. 1202–1213. Синюшкина С. Д. Оценка влияния занятий спортом на устойчивость к стресс-факторам и психологическое состояние / С. Д. Синюшкина, Е. О. Меркеева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2021. – № 4 (194). – С. 517–520. doi: 10.34835/issn.2308-1961.2021.4.p517-520 Лещева А. В. Спорт как средство борьбы с тревожностью и стрессом студентов / А. В. Лещева, О. С. Давыдова // Актуальные проблемы профессионально-прикладной физической культуры и спорта: Межвузовский сборник научно-методических работ / Под редакцией В. П. Сущенко. – Санкт-Петербург: Политех-Пресс, 2020. – С. 118–123. Об авторах А. Э. Хусаинов Минздрав России Россия ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» ул. Ленина, д. 3 Т. Р. Зулькарнаев А. И. Агафонов Е. А. Поварго П. А. Мочалкин Минздрав России; ГБУЗ «Республиканский центр дезинфекции» Россия ул. Мингажева, д. 127/1 А. Ф. Шамсутдинова Дополнительные файлы Charlson F, van Ommeren M, Flaxman A, Cornett J, Whiteford H, Saxena S. New WHO prevalence estimates of mental disorders in conflict settings: a systematic review and meta-analysis. Lancet. 2019;394(10194):240-248. doi: 10.1016/S0140-6736 30934-1. Liu X, Cao H, Zhu H, Zhang H, Niu K, Tang N, et al. Association of chronic diseases with depression, anxiety and stress in Chinese general population: The CHCN-BTH cohort study. J Affect Disord. 2021;282:1278-1287. doi: 10.1016/j.jad.2021.01.040. GBD 2017 Causes of Death Collaborators. Global, regional, and national age-sex-specific mortality for 282 causes of death in 195 countries and territories, 1980-2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. Lancet. 2018;392(10159):1736-1788. doi: 10.1016/S0140-6736 32203-7. Arokiasamy P, Uttamacharya, Kowal P, Capistrant BD, Gildner TE, Thiele E, et al. Chronic Noncommunicable Diseases in 6 Low- and Middle-Income Countries: Findings From Wave 1 of the World Health Organization’s Study on Global Ageing and Adult Health (SAGE). Am J Epidemiol. 2017;185 :414-428. doi: 10.1093/aje/kww125. Hüfner K, Fuchs D, Blauth M, Sperner-Unterweger B. How acute and chronic physical disease may influence mental health — An Analysis of neurotransmitter precursor amino acid levels. Psychoneuroendocrinology. 2019;106:95-101. doi: 10.1016/j.psyneuen.2019.03.028. Zhu J, Fang F, Sjölander A, Fall K, Adami HO, Valdimarsdóttir U. First-onset mental disorders after cancer diagnosis and cancer-specific mortality: a nationwide cohort study. Ann Oncol. 2017;28 :1964-1969. doi: 10.1093/annonc/mdx265. Huang Y, Wang Y, Wang H, Liu Z, Yu X, Yan J, et al. Prevalence of mental disorders in China: a cross-sectional epidemiological study. Lancet Psychiatry. 2019;6 :211-224. doi: 10.1016/S2215-0366 30511-X. Silverman AL, Herzog AA, Silverman DI. Hearts and Minds: Stress, Anxiety, and Depression: Unsung Risk Factors for Cardiovascular Disease. Cardiol Rev. 2019;27 :202-207. doi: 10.1097/CRD.0000000000000228. Zhang Y, Chen Y, Ma L. Depression and cardiovascular disease in elderly: Current understanding. J Clin Neurosci. 2018;47:1-5. doi: 10.1016/j.jocn.2017.09.022. Hamam MS, Kunjummen E, Hussain MS, Nasereldin M, Bennett S, Miller J. Anxiety, Depression, and Pain: Considerations in the Treatment of Patients with Uncontrolled Hypertension. Curr Hypertens Rep. 2020;22 :106. doi: 10.1007/s11906-020-01117-2. Johnson HM. Anxiety and Hypertension: Is There a Link? A Literature Review of the Comorbidity Relationship Between Anxiety and Hypertension. Curr Hypertens Rep. 2019;21 :66. doi: 10.1007/s11906-019-0972-5. Volpato E, Toniolo S, Pagnini F, Banfi P. The Relationship Between Anxiety, Depression and Treatment Adherence in Chronic Obstructive Pulmonary Disease: A Systematic Review. Int J Chron Obstruct Pulmon Dis. 2021;16:2001-2021. doi: 10.2147/COPD. S313841. Bisgaard TH, Allin KH, Keefer L, Ananthakrishnan AN, Jess T. Depression and anxiety in inflammatory bowel disease: epidemiology, mechanisms and treatment. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. 2022;19
  15. Об авторах
  16. Дополнительные файлы
  17. Результаты
  18. Выводы

Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности

Введение. В процессе обучения в высших учебных заведениях к студентам предъявляются высокие требования, которые не всегда соответствуют психоэмоциональной готовности учащихся. Новые условия жизни, сложность обучения, предстоящая сессия могут подавлять адаптационные возможности и приводить к развитию стресса у студентов.   Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского университета с различной физической активностью.   Материалы и методы. В исследовании принимали участие 684 студента-медика (30,7 % юношей и 69,3 % девушек) в возрасте от 18 до 25 лет. На основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ) и в соответствии с показателями МЕТ (метаболический эквивалент) все учащиеся были разделены на 3 категории: категория 1 – студенты с низким уровнем физической активности, категория 2 – со средним уровнем физической активности и категория 3 – с высоким уровнем физической активности. Уровень ситуативной и личностной тревожности оценивали по опроснику Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина.   Результаты. По результатам исследования установлено, что в группе студентов с низкой физической активностью уровень ситуативной тревожности имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05). Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью, чем с высокой (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла, р < 0,01). При анализе средних показателей уровней ситуативной и личностной тревожности среди юношей и девушек было выявлено, что в группе со средним уровнем физической активности у девушек достоверно выше, чем у юношей, уровень личностной тревожности (48,14 ± 3,81 и 36,06 ± 3,49 балла соответственно, р < 0,05).   Выводы. Таким образом, были обнаружены статистически значимые различия в уровне тревожности студентов: более высокие показатели как ситуативной, так и личностной тревожности встречаются чаще у студентов-медиков с низкой физической активностью.

Ключевые слова

Хусаинов А. Э.,
Зулькарнаев Т. Р.,
Агафонов А. И.,
Поварго Е. А.,
Мочалкин П. А.,
Шамсутдинова А. Ф.
Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2022;

:39-43. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

For citation

Khusainov A. E.,
Zulkarnaev T. R.,
Agafonov A. I.,
Povargo E. A.,
Mochalkin P. A.,
Shamsutdinova A. F.
The Level of Anxiety among Medical University Students with Physical Activity of Different Intensity. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2022;

:39-43.
(In Russ.)

https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского вуза с различным уровнем физической активности.

Материалы и методы. Исследования были проведены на базе Башкирского государственного медуниверситета. Всего было обследовано 672 студента, при этом юноши составили 30,7 % и девушки 69,3 %. Критерием включения в группы исследования служили возраст от 18 до 25 лет, обучение в организации высшего образования не менее 1 года, информированное согласие студента на участие в исследовании.

Уровень физической активности определен на основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ), в котором для численной оценки уровня физической активности используется показатель MET (метаболический эквивалент – это показатель, косвенно отражающий активность метаболических процессов в организме путем расчета уровня потребления кислорода при заданной нагрузке).

В соответствии с показателями МЕТ все обследованные делятся на 3 категории.

Категория 1: низкий уровень физической активности. Включает тех студентов, которые не подходят к критериям двух следующих категорий, считаются малоподвижными/неактивными.

Категория 2: средний уровень физической активности. Любой из следующих 3 критериев: а) 3 и более дня в неделю физической активности высокой интенсивности, продолжительностью не менее 20 минут, или б) 5 и более дней в неделю физической активности умеренной степени или ходьбы, продолжительностью не менее 30 минут, или в) 5 и более дней в неделю нагрузок любой интенсивности, с достижением уровня метаболических затрат 600 MET-мин/нед.

В соответствии с данными критериями все обследованные студенты были разделены на 3 группы: в первую группу вошли студенты с высокой физической активностью – 26,93 % от всего контингента наблюдаемых, во вторую – со средним уровнем – 38,84 % обследованных, в третью – с низкой физической активностью (34,23 %). Для оценки тревожности использовался опросник Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина, который состоит из двух частей. Одна часть оценивает личностную, а вторая – ситуативную тревожность человека. Каждая часть опросника состоит из 20 утверждений. В опроснике личностной тревожности испытуемому нужно оценить, как часто он(а) испытывает данные чувства или находится в определенном состоянии, выбрав один вариант из четырех («Почти никогда»; «Иногда»; «Часто»; «Почти всегда»). В опроснике ситуативной тревожности испытуемый определяет степень выраженности своей тревоги в настоящее время, рассматривая ряд утверждений, оценивая их по принципу «Нет, это совсем не так»; «Пожалуй, так»; «Верно» или «Совершенно верно». При интерпретации показателей ситуативной и личностной тревожности использовали следующие ориентировочные оценки: уровень тревожности до 30 баллов указывает на низкую тревожность, показатель от 31 до 44 баллов – на среднюю, а уровень 45 и более баллов – на высокую. Показатели личностной тревожности даже у здоровых людей варьируют в широких пределах – от 25 до 60 баллов1.

Расчеты осуществляли с помощью программы Microsoft Office Excel и системы для статистического анализа данных Statistiса 10. Результаты описательной статистики представлялись в виде средней арифметической (М) и стандартной средней ошибки (± m). Для выявления статистически значимых различий (p < 0,05) применяли параметрический критерий t (Стьюдента).

Результаты исследования. Оценка тревожности по опроснику Спилбергера – Ханина1 показала, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем у студентов с высоким уровнем физической активности (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 1).

При рассмотрении личностной тревожности было обнаружено, что у студентов с высокой физической активностью уровень тревожности имел более низкие значения, чем у студентов с низким и средним уровнем физической активности (33,30 ± 3,50 по сравнению с 44,44 ± 3,08 балла (р < 0,05) и 47,69 ± 3,71 балла (р < 0,01)).

В женской подгруппе уровень личностной тревожности оказался достоверно выше у студенток с низкой физической активностью, чем с высокой (48,7 ± 3,81 и 36,03 ± 4,69 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 2).

При сопоставлении результатов в зависимости от пола студентов установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05), что, возможно, связано с гендерными различиями характера юношей и девушек (табл. 2).

Таблица 1. Средние показатели уровня ситуативной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 1. Average indicators of the level of situational anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Таблица 2. Средние показатели уровня личностной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 2. Average indicators of the level of personal anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Примечание: * – р < 0,05 (достоверность различий по полу).

Note: * p < 0.05 for sex-specific differences.

Обсуждение. Анализ современной научной литературы свидетельствует о возрастании актуальности исследования влияния физической активности на показатели ситуативной и личностной тревожности студентов.

Методика Резапкиной на определение уровня тревожности

Мы рассмотрели несколько различных тестов на определение уровня тревожности, разработанных зарубежными психотерапевтами и предназначенных преимущественно для взрослых людей. А как можно помочь детям, которым тоже хватает стрессов, связанных с нагрузками в школе, удаленным режимом обучения, общением с родителями, учителями и сверстниками?

В частности, у детей спрашивают, болит ли у них голова после напряженной работы, снятся ли тревожные сны перед контрольными, сбивают ли с толку неожиданные вопросы учителя и долго ли они переживают из-за ссоры с друзьями. После подсчета количества ответов «да» можно понять, какой уровень тревожности у ребенка в настоящее время:

Помимо собственно констатации факта того или иного уровня тревожности тест Резапкиной содержит пояснение относительно возможных причин таких результатов. Так, низкий уровень тревожности может быть обусловлен самыми разными факторами:

Галина Резапкина предостерегает, что дети с низким уровнем тревожности могут в решающий момент оказаться не готовы к трудностям и неожиданному развороту событий не в их пользу. Таким образом, ребятам с низким уровнем тревожности тоже следует учиться управлять своим психологическим состоянием, как и тем, у кого уровень тревожности средний или высокий. Как минимум, следует научиться адекватно воспринимать действительность и быть готовым к возможным проблемам, если для них есть какие-то основания.

Можно найти и более короткий тест на 10 вопросов, «заточенный» исключительно на определение уровня тревожности в ситуациях проверки знаний. Обратите внимание, что для мальчиков и девочек одинаковое количество баллов может иметь разную интерпретацию. Если для девочек крайне высокий уровень тревожности начинается с 9 баллов, то для мальчиков с 7 баллов.

Итак, мы рассмотрели наиболее популярные методики и тесты на определение уровня тревожности. Независимо от результатов, полученных вами и вашими детьми, следует помнить, что любые результаты тестов носят ознакомительный характер и не должны повышать ваш уровень тревожности.

В конце концов, тесты нацелены на то, чтобы помочь людям справиться с их проблемами, а не усугубить их. С этой же целью помочь улучшить свое психологическое состояние и решить психологические проблемы, если они у вас есть, мы разработали наши программы «Психическая саморегуляция» и «Сам себе психолог», которые вы можете пройти в любое удобное для вас время.

Мы желаем вам спокойствия и выдержки в любых обстоятельствах. Мы ждем вас на наших учебных курсах и программах. И мы предлагаем ответить на вопрос по теме статьи:

Обсуждение

Насколько нам известно, не существует общепринятой и проверенной методики качественной оценки распространённости тревоги и зачастую такая оценка является субъективной и недооценивает вариации тревожного синдрома. Кроме того, неоднородность полученных результатов (касаемо распространённости психоэмоциональных расстройств) может быть связана с различными инструментами скрининга или диагностической методики. В частности, наиболее часто используется Госпитальная Шкала Тревоги и Депрессии (HADS), опросник для самодиагностики депрессии пациента (PHQ-9), шкала депрессии Бека (BDI), при этом обычно исследования проводятся в крупных стационарах. Вместе с тем, группа пациентов с ХНИЗ, посещающих амбулаторно-поликлиническую сеть, вероятно, отличается от тех, кто находится в стационаре с неограниченным доступом к медицинской помощи.

Выполнение крупных и методологически верных исследований по изучению распространения синдрома тревоги среди пациентов с ХНИЗ может внести ценный вклад в решение проблемы бремени соматических и аффективных расстройств среди населения и оценить связь между психосоциальными факторами и физическими заболеваниями. Если соматические и сопутствующие психоэмоциональные заболевания настолько распространены, как предполагают наши результаты, практикующие врачи должны сделать доступной высококачественную и адаптированную психиатрическую помощь для пациентов с ХНИЗ.

Методика определения уровня тревожности по школе Бека

Шкала Бека – это тест-опросник, автором и составителем которого является американский психотерапевт Аарон Бек (1921-2021). Прежде всего, Аарон Бек известен как крупнейший специалист в области лечения депрессивных расстройств и создатель метода когнитивной психотерапии для лечения таких расстройств. Аарон Бек оставил после себя огромное научное наследие.

Сегодня можно пройти составленный Аароном Беком тест на определение уровня тревожности онлайн, а система выдаст готовый результат в баллах. Зная количество набранных баллов, человеку останется посмотреть и прочитать, что же означает его результат. Обращаем ваше внимание, что ни один результат теста не может быть основанием для постановки диагноза в отрыве от других исследований и консультации профильного специалиста.

Итак, шкала Бека содержит 21 вопрос, касающийся психологического состояния человека на протяжении последней недели. Можно сказать, что в этом заключается одновременно и преимущество, и слабость данного метода оценки тревожности. С одной стороны, ответ на 21 вопрос займет минимум времени, что для экспресс-диагностики является преимуществом.

С другой стороны, вряд ли данные за одну неделю жизни человека пригодны для каких-то глобальных выводов и окончательного диагноза, пусть даже вкупе с другими исследованиями. Это обстоятельство в совокупности с прочими нюансами дают повод для критики объективности шкалы Бека.

В то же самое время, даже оппоненты признают, что шкала Бека имеет ряд преимуществ, которые заключаются в достаточно высокой внутренней согласованности и высокой содержательной достоверности. А учитывая, что ответы при повторном тестировании в течение одного дня или одной недели обычно расходятся не слишком сильно и совпадают на 80-90%, тест можно считать пригодным для общей первичной оценки текущего психологического состояния человека и вывода о необходимости дальнейшей диагностики и психотерапии.

Условно говоря, если испытуемый набрал 50-60 баллов из 63-х возможных, это достаточный повод для того, чтобы обеспокоиться его текущим психологическим состоянием, пусть даже это касается последних нескольких дней или недели. Как минимум, психотерапевту стоит выяснить, что же случилось в жизни человека, и подумать, как с ним работать дальше.

Если же испытуемый стабильно набирает меньше 10 баллов, беспокоиться вряд ли стоит, даже если предположить, что человек слегка привирает и хочет казаться лучше, чем он есть на самом деле. Если его в данный момент больше интересует то, какое он произведет впечатление на доктора, нежели его собственное настроение, сон, аппетит и вопросы будущего, у этого человека все не так уж плохо. Уточним, что по шкале Бека, чем меньше баллов вы набрали, тем лучше.

Интерпретация результатов по шкале Бека:

Что еще можно сказать по поводу шкалы Бека? В русскоязычной версии теста очень смущает наличие вариантов ответов-отрицаний с частицей «не» практически в каждом вопросе. Конечно, кое-где это видится логичным. Например, в вариантах ответов «Я получаю удовлетворение от жизни» и «Я не получаю удовлетворение от жизни»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Однако очень во многих случаях предлагаемые варианты ответов с частицей «не» выглядят как-то натянуто: «Я не тревожусь о своем будущем», «Я не чувствую себя неудачником», «Я не чувствую себя расстроенной/ расстроенным»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

По всем канонам русского языка, было бы ожидаемо увидеть предложения наподобие «У меня хорошее настроение», «Я уверен в своем будущем», «Удача обычно на моей стороне» и т.д.

Но, в принципе, возможны и некие промежуточные состояния в диапазоне «Я тревожусь о своем будущем» и «Я уверен в своем будущем». Далеко не все, кто не тревожится, уверены в чем-то хорошем. Возможно, они просто «забили» и не берут в голову вариант, что в будущем что-то пойдет не так. А те, кто тревожится о будущем, могут быть полностью уверены в нем. Точнее, в том, что перспективы у них так себе.

Кроме того, некоторые формулировки вопросов теста видятся не вполне исчерпывающими. Например, вопрос относительно качества сна предполагает лишь общие ответы «Сплю хорошо», «Сплю хуже, чем раньше», «Просыпаюсь на 1-2 часа раньше и не могу уснуть», «Просыпаюсь на несколько раньше и не могу уснуть»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Как минимум, это далеко не полный перечь нарушений сна, которые возникают, когда человека что-то тревожит. Гораздо хуже, если человек не может уснуть по полночи, хотя устал и вымотался за день. А если речь о том, что вы проснулись в 5 утра, более или менее выспались и, в принципе, «готовы к подвигам», вряд ли это повод для волнения. Те, кого это все же волнует, могут устроить себе физзарядку минут на 20 с гантелями и эспандером, после которой устанут и почти гарантированно уснут до 7 часов, пока не зазвонит будильник.

Так или иначе, диагностика на определение уровня тревожности по шкале Бека заслуженно является одной из самых распространенных и позволяет решить задачу первичной экспресс-диагностики.

Тест Спилбергера-Ханина на определение уровня тревожности

Несовершенство предлагаемых методов тестирования уровня тревожности вызвало к жизни новые исследования в этом направлении. Американский клинический психолог Чарльз Дональд Спилбергер (1927-2013) предложил свой вариант теста на определение уровня тревожности, который впоследствии был адаптирован для русскоговорящей аудитории профессором, доктором психологических наук Юрием Ханиным с учетом реалий жизни в России.

Исследование можно пройти онлайн, а система автоматически производит подсчет результатов. Тест на определение уровня тревожности Спилбергера-Ханина включает 2 части или 2 бланка по 20 вопросов-утверждений (итого 40 вопросов-утверждений). В части 1 нужно ответить, как вы себя ощущаете сейчас, а в части 2 нужно ответить, как вы себя чувствуете обычно.

Так, бланк №1 теста Спилбергера-Ханина содержит вопросы наподобие «В данный момент я довольна/ доволен», «В данный момент мне ничто не угрожает», «В данный момент я нахожусь в напряжении», «В данный момент я спокойна/ спокоен»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

20 вопросов-утверждений из части 1 позволяют диагностировать тревожность как ситуативное состояние. Это так называемая реактивная или ситуативная тревожность.

20 вопросов-утверждений из части 2 позволяют выявить тревожность как диспозицию и личностную особенность. Это так называемое свойство тревожности или личностная тревожность.

Бланк №2 Спилбергера-Ханина содержит описания различных психологических состояний и предлагает варианты ответов, насколько часто человек испытывает подобное состояние. Например, можно встретить утверждения в духе «Я легко расстраиваюсь», «Я стараюсь избегать критических ситуаций и трудностей», «У меня бывает приподнятое настроение», «Я чувствую прилив сил и желание работать»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Испытуемым предлагается самостоятельно оценить, как часто они впадают в то или иное состояние: «Иногда», «Часто», «Почти всегда», «Почти никогда».

Для чего нужны эти 2 бланка для тестирования по методике Спилбергера-Ханина? Дело в том, что ситуативная тревожность и личностная тревожность – это разные понятия:

Те, кто желает глубже вникнуть в методику и понять, как интерпретируются разные варианты ответов на вопросы теста, могут изучить ключ к тесту:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

В целом, в тесте на определение уровня тревожности Спилбергера-Ханина чем меньше баллов вы набрали, тем лучше для вашей психики.

Интерпретация результатов теста Спилбергера-Ханина:

Итоги теста по методике Спилбергера-Ханина не могут быть самодостаточным основанием для какого-либо диагноза, однако вполне могут выявить наличие проблемы и самого факта, что на человека действуют неблагоприятные психологические факторы.

Клиническая значимость

Большинство из известных методов оценки уровня тревожности позволяет оценить только или личностную тревожность, или текущее состояние тревожности, либо более специфические реакции. Единственным способом, позволяющим дифференцировано тревожность и как личностное свойство, и как состояние, является методика, предложенная Спилбергером.

Измерение тревожности как свойства личности имеет важное значение – ведь это свойство во многом обуславливает поведение человека. Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. У индивидуума существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности – так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля.

Госпитальная шкала тревоги и депрессии

Есть и совсем короткие тесты, позволяющие, как утверждают авторы, определить уровень тревожности. Это, например, Госпитальная шкала тревоги и депрессии (по-английски Hospital Anxiety and Depression Scale, сокращенно HADS), содержащая всего 14 вопросов-утверждений. Ответы на четные вопросы позволяют выявить уровень депрессии, ответы на нечетные вопросы выявляют уровень тревожности.

По-научному это называется подшкала А (от английского anxiety, что означает – «тревога»), и подшкала D (от английского depression, что переводится как – «депрессия»):

Подшкалы тревоги и депрессии, по заверениям авторов, являются достоверными показателями тяжести эмоционального расстройства. Предполагается, что внедрение шкал в общебольничную практику облегчило бы большую задачу выявления и лечения эмоциональных расстройств у больных, находящихся на обследовании и лечении в терапевтических и хирургических отделениях.

Пройти тестирование HADS можно онлайн, и тут же получить результаты с разделением на уровни тревожности и депрессии. Вопросы теста во многом «пересекаются» с теми, что мы видели в ранее изученных тестах. Так, испытуемым предлагаются вопросы-утверждения наподобие «Я испытываю бодрость», «Я легко могу сесть и расслабиться», «Я испытываю внутреннее напряжение и дрожь», «Я неусидчив, словно мне постоянно нужно двигаться», «Я испытываю напряжение»:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

В зависимости от того, насколько человеку свойственно то или другое состояние, ему предлагается ответить, испытывает ли он это состояние «Часто», «Иногда», «Все время», «Совсем не испытываю». Есть и другие вариации ответов в зависимости от специфики вопроса. Например, для вопроса-утверждения «Я не слежу за своей внешностью» есть варианты ответов «Это так», «Я не уделяю этому столько времени, сколько нужно», «Я слежу за собой» как и раньше» и т.д.:


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Разумеется, 14 вопросов вряд ли могут охватить весь спектр эмоций, свойственных человеку, и все параметры, необходимые для диагностики тревожного расстройства и уж тем более депрессии. Тем не менее, для первичного скрининга и общего понимания, нуждается ли пациент в психотерапевтической помощи, этого обычно достаточно.

Процедура проведения

Инструкция: «Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните цифру в соответствующей графе справа в зависимости от того, как вы себя чувствуете в данный момент. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных и неправильных ответов нет».

Шкала тревоги Спилбергера

Обработка результатов включает следующие этапы:

Интерпретация результатов STAI

При анализе результатов самооценки надо иметь в виду, что общий итоговый показатель по каждой из подшкал может находиться в диапазоне от 20 до 80 баллов. Чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности (ситуативной или личностной).

При общей интерпретации показателей можно использовать следующие ориентировочные оценки тревожности:

Сопоставление результатов по обеим подшкалам дает возможность оценить индивидуальную значимость стрессовой ситуации для респондента.

Лицам с высокой оценкой тревожности следует формировать чувство уверенности и успеха. Им необходимо смещать акцент с внешней требовательности, категоричности, высокой значимости в постановке задач на содержательное осмысление деятельности и конкретное планирование по подзадачам.

Низкотревожным личностям, наоборот, требуется пробуждение активности, подчеркивание мотивационных компонентов деятельности, возбуждение заинтересованности, высвечивание чувства ответственности в решении тех или иных задач.

Состояние реактивной (ситуационной) тревоги возникает при попадании в стрессовую ситуацию и характеризуется субъективным дискомфортом, напряженностью, беспокойством и вегетативным возбуждением. Естественно, это состояние изменчиво и отличается различной интенсивностью. Таким образом, значение итогового показателя по данной подшкале позволяет оценить не только уровень актуальной тревоги испытуемого, но и определить, находится ли он под воздействием стресса, а также какова интенсивность этого воздействия.

Рекомендуем по этой теме:

13 декабря 2023

Существуют ли табу в разговорах с человеком, который болеет депрессией

Симптомы депрессии, которые чувствуют больные люди, включают утрату надежды, отсутствие мотивации и значительное снижение активности в повседневной деятельности. Каждый человек переживает депрессию по-разному, и некоторые люди могут не чувствовать того, о чем сообщают другие.

11 декабря 2023

Резистентная депрессия: «мрачное» название совсем не означает отсутствия методов лечения

Депрессию обычно лечат с помощью лекарственных средств, психотерапии или их сочетания, и чаще после такого лечения симптомы депрессивного расстройства исчезают. Однако иногда симптомы болезни после типичного лечения наблюдаются и дальше. В таких случаях врачи считают, что у пациента «резистентная депрессия» (РД), или «терапевтически резистентная депрессия» (ТРД).

24 ноября 2023

Как распознать депрессию

Депрессия (другие названия – «большое депрессивное расстройство», «клиническая депрессия») – это расстройство настроения с группой симптомов, в частности постоянной печалью и/или отсутствием интереса к жизни.

18 октября 2023

Токсическая позитивность: когда (чрезмерный) оптимизм становится вредным

Конечно, для психического здоровья (да и для соматического) очень важно иметь хорошее настроение и не принимать неизбежные мелкие жизненные проблемы слишком близко к сердцу. Однако показная, а тем более чрезмерная, неоправданная жизнерадостность может нанести человеку серьезный вред – она мешает трезво оценивать ситуацию и часто бывает губительной для отношений.

Список литературы

Bore M., Kelly B., Nair B. Potential predictors of psychological distress and well-being in medical students: a cross-sectional pilot study. Adv Med Educ Pract. 2016; 7: 125-135. doi: 10.2147/AMEP. S96802

Quek T. T., Tam W. W., Tran B. X., et al. The global prevalence of anxiety among medical students: A meta-analysis. Int J Environ Res Public Health. 2019; 16

: 2735. doi: 10.3390/ijerph16152735

Pascoe M. C., Hetrick S. E., Parker A. G. The impact of stress on students in secondary school and higher education. Int J Adolesc Youth. 2020; 25

: 104-112. doi: 10.1080/02673843.2019.1596823

Griggs S. Hope and mental health in young adult college students: An integrative review. J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 2017; 55

: 28-35. doi: 10.3928/02793695-20170210-04

January J., Madhombiro M., Chipamaunga S., Ray S., Chingono A., Abas M. Prevalence of depression and anxiety among undergraduate university students in low- and middle-income countries: A systematic review protocol. Syst Rev. 2018; 7

: 57. doi: 10.1186/s13643-018-0723-8

Александров А. Г. Изменение уровней тревожности студентов в условиях учебной деятельности / А. Г. Александров, П. И. Лукьяненок // Научное обозрение. Медицинские науки. – 2016. – № 6. – С. 5–14.

Qamar K., Khan N. S., Bashir Kiani M. R. Factors associated with stress among medical students. J Pak Med Assoc. 2015; 65

: 753-755.

Hill M. R., Goicochea S., Merlo L. J. In their own words: stressors facing medical students in the millennial generation. Med Educ Online. 2018; 23

: 1530558. doi: 10.1080/10872981.2018.1530558

Милашечкин В. С. Оценка уровня тревожности иностранных студентов первого года обучения / В. С. Милашечкин, А. В. Логачев, В. В. Милашечкина // Материалы Всероссийской научно-методической конференции, посвященной 90-летию введения физической культуры как обязательной дисциплины в высшем образовании «Актуальные проблемы физического воспитания и спорта в вузе». – Москва: Издательский центр РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина, 2019. – С. 174–176.

Бобрищева-Пушкина Н. Д. Экзаменационный стресс у студентов медицинских вузов: распространенность, причины и профилактика / Н. Д. Бобрищева-Пушкина, Л. Ю. Кузнецова, О. Л. Попова // Гигиена и санитария. – 2018. – Т. 97. – № 5. – С. 456–460. U RL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekzamenatsionnyy-stress-u-studentov-meditsinskih-vuzov-rasprostranyonnost-prichiny-i-profilaktika

Городецкая И. В. Исследование ситуативной и личностной тревожности студентов / И. В. Городецкая, Н. Ю. Коневалова, В. Г. Захаревич // Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2019. – Т. 18. – № 5. – С. 120–127. doi: https://doi.org/10.22263/2312-4156.2019.5.120

Сгонник Л. В. Анализ двигательной активности студентов педагогического вуза / Л. В. Сгонник, Н. Н. Иваненко // Таврический научный обозреватель. – 2016. – № 1-3

. – С. 17–20.

Милашечкина Е. А. Особенности проявления уровня тревожности у студенток специальной медицинской группы, имеющих дополнительный объем двигательной активности / Е. А. Милашечкина, Г. В. Бичева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2019. – № 3 (169). – С. 433–437.

Pascoe M., Bailey A. P., Craike M., et al. Physical activity and exercise in youth mental health promotion: a scoping review. B MJ Open Sport Exerc Med. 2020; 6

: e000677. doi: 10.1136/bmjsem-2019-000677

Мудриевская Е. В. Обоснование целесообразности и эффективности использования гимнастических упражнений йоги в физическом воспитании студентов / Е. В. Мудриевская // Здоровье человека, теория и методика физической культуры и спорта. – 2019. – № 2

. – С. 130–137.

Hagströmer M., Oja P., Sjöström M. The International Physical Activity Questionnaire (IPAQ): a study of concurrent and construct validity. Public Health Nutr. 2006; 9

: 755-762. doi: 10.1079/phn2005898

Пискун О. Е. Оценка психического состояния студентов младших курсов на основе постоянного мониторинга / О. Е. Пискун, Н. Н. Петрова, В. О. Пискун // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2018. – Т. 13. – № 3. – С. 1202–1213.

Синюшкина С. Д. Оценка влияния занятий спортом на устойчивость к стресс-факторам и психологическое состояние / С. Д. Синюшкина, Е. О. Меркеева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2021. – № 4 (194). – С. 517–520. doi: 10.34835/issn.2308-1961.2021.4.p517-520

Лещева А. В. Спорт как средство борьбы с тревожностью и стрессом студентов / А. В. Лещева, О. С. Давыдова // Актуальные проблемы профессионально-прикладной физической культуры и спорта: Межвузовский сборник научно-методических работ / Под редакцией В. П. Сущенко. – Санкт-Петербург: Политех-Пресс, 2020. – С. 118–123.

Об авторах

А. Э. Хусаинов

Минздрав России
Россия

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет»

ул. Ленина, д. 3

Т. Р. Зулькарнаев

А. И. Агафонов

Е. А. Поварго

П. А. Мочалкин

Минздрав России; ГБУЗ «Республиканский центр дезинфекции»
Россия

ул. Мингажева, д. 127/1

А. Ф. Шамсутдинова

Дополнительные файлы

Charlson F, van Ommeren M, Flaxman A, Cornett J, Whiteford H, Saxena S. New WHO prevalence estimates of mental disorders in conflict settings: a systematic review and meta-analysis. Lancet. 2019;394(10194):240-248. doi: 10.1016/S0140-6736

30934-1.

Liu X, Cao H, Zhu H, Zhang H, Niu K, Tang N, et al. Association of chronic diseases with depression, anxiety and stress in Chinese general population: The CHCN-BTH cohort study. J Affect Disord. 2021;282:1278-1287. doi: 10.1016/j.jad.2021.01.040.

GBD 2017 Causes of Death Collaborators. Global, regional, and national age-sex-specific mortality for 282 causes of death in 195 countries and territories, 1980-2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. Lancet. 2018;392(10159):1736-1788. doi: 10.1016/S0140-6736

32203-7.

Arokiasamy P, Uttamacharya, Kowal P, Capistrant BD, Gildner TE, Thiele E, et al. Chronic Noncommunicable Diseases in 6 Low- and Middle-Income Countries: Findings From Wave 1 of the World Health Organization’s Study on Global Ageing and Adult Health (SAGE). Am J Epidemiol. 2017;185

:414-428. doi: 10.1093/aje/kww125.

Hüfner K, Fuchs D, Blauth M, Sperner-Unterweger B. How acute and chronic physical disease may influence mental health — An Analysis of neurotransmitter precursor amino acid levels. Psychoneuroendocrinology. 2019;106:95-101. doi: 10.1016/j.psyneuen.2019.03.028.

Zhu J, Fang F, Sjölander A, Fall K, Adami HO, Valdimarsdóttir U. First-onset mental disorders after cancer diagnosis and cancer-specific mortality: a nationwide cohort study. Ann Oncol. 2017;28

:1964-1969. doi: 10.1093/annonc/mdx265.

Huang Y, Wang Y, Wang H, Liu Z, Yu X, Yan J, et al. Prevalence of mental disorders in China: a cross-sectional epidemiological study. Lancet Psychiatry. 2019;6

:211-224. doi: 10.1016/S2215-0366

30511-X.

Silverman AL, Herzog AA, Silverman DI. Hearts and Minds: Stress, Anxiety, and Depression: Unsung Risk Factors for Cardiovascular Disease. Cardiol Rev. 2019;27

:202-207. doi: 10.1097/CRD.0000000000000228.

Zhang Y, Chen Y, Ma L. Depression and cardiovascular disease in elderly: Current understanding. J Clin Neurosci. 2018;47:1-5. doi: 10.1016/j.jocn.2017.09.022.

Hamam MS, Kunjummen E, Hussain MS, Nasereldin M, Bennett S, Miller J. Anxiety, Depression, and Pain: Considerations in the Treatment of Patients with Uncontrolled Hypertension. Curr Hypertens Rep. 2020;22

:106. doi: 10.1007/s11906-020-01117-2.

Johnson HM. Anxiety and Hypertension: Is There a Link? A Literature Review of the Comorbidity Relationship Between Anxiety and Hypertension. Curr Hypertens Rep. 2019;21

:66. doi: 10.1007/s11906-019-0972-5.

Volpato E, Toniolo S, Pagnini F, Banfi P. The Relationship Between Anxiety, Depression and Treatment Adherence in Chronic Obstructive Pulmonary Disease: A Systematic Review. Int J Chron Obstruct Pulmon Dis. 2021;16:2001-2021. doi: 10.2147/COPD. S313841.

Bisgaard TH, Allin KH, Keefer L, Ananthakrishnan AN, Jess T. Depression and anxiety in inflammatory bowel disease: epidemiology, mechanisms and treatment. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. 2022;19

:717-726. doi: 10.1038/s41575-022-00634-6.

Benmaamar S, Lazar N, El Harch I, Maiouak M, Qarmiche N, Otmani N, et al. Depression and anxiety in patients with diabetes in a Moroccan region. Encephale. 2022;48

:601-606. doi: 10.1016/j.encep.2021.06.014.

Read JR, Sharpe L, Modini M, Dear BF. Multimorbidity and depression: A systematic review and meta-analysis. J Affect Disord. 2017;221:36-46. doi: 10.1016/j.jad.2017.06.009.

Smith L, Shin JI, Jacob L, Schuch F, Pizzol D, López Sánchez GF, et al. Physical multimorbidity predicts the onset and persistence of anxiety: A prospective analysis of the Irish Longitudinal Study on Ageing. J Affect Disord. 2022;309:71-76. doi: 10.1016/j.jad.2022.04.022.

Armbrecht E, Shah R, Poorman GW, Luo L, Stephens JM, Li B, et al. Economic and Humanistic Burden Associated with Depression and Anxiety Among Adults with Non-Communicable Chronic Diseases (NCCDs) in the United States. J Multidiscip Healthc. 2021;14:887-896. doi: 10.2147/JMDH. S280200.

Pierobon A, Ranzini L, Torlaschi V, Sini Bottelli E, Giardini A, Bruschi C, Maestri R, et al. Screening for neuropsychological impairment in COPD patients undergoing rehabilitation. P LoS One. 2018;13

:e0199736. doi: 10.1371/journal.pone.0199736.

Shimokhina NY, Savchenko AA, Petrova MM. Peculiarities of Platelet Metabolism in Patients with Acute Coronary Syndrome with Anxiety-Depressive Disorders and Informativity of Enzymes in the Forecast of Development of Cardiovascular Complications. Pharmaceuticals (Basel). 2020;13

:169. doi: 10.3390/ph13080169.

Драпкина О. М., Шепель Р. Н., Кабурова А. Н. Оценка субъективной ситуационной и личностной тревожности у лиц с избыточной массой тела. Неотложная кардиология и кардиоваскулярные риски, 2017, Т. 1, № 1, С. 83-88. e LIBRARY ID: 32522367.

Uphoff EP, Newbould L, Walker I, Ashraf N, Chaturvedi S, Kandasamy A, et al.; NIHR Global Health Research Group – IMPACT. A systematic review and meta-analysis of the prevalence of common mental disorders in people with non-communicable diseases in Bangladesh, India, and Pakistan. J Glob Health. 2019;9

:020417. doi: 10.7189/jogh.09.020417.

Гацких ИВ, Окладникова ЕВ, Шалда ТП, Петрова ММ, Наркевич АН. Связь тревожно-депрессивных расстройств с когнитивными нарушениями у пациентов с сахарным диабетом. Сибирское медицинское обозрение. 2018;

: 94-99. doi: 10.20333/2500136-2018-2-94-99.

Песковец РД, Штарик СЮ, Евсюков АА. Распространенность тревожных расстройств в общемедицинской сети и их связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сибирское медицинское обозрение. 2019;

:73-79. doi: 10.20333/2500136-2019-6-73-79.

Результаты

Среди 814 пациентов с ХНИЗ лица с заболеваниями сердечно-сосудистой системы составили 54,9% (447 человек), с сахарным диабетом — 16,7% (136 человек), с заболеваниями бронхолёгочной системы — 15,8% (129 человек), 12,5% — лица с злокачественными новообразованиями (102 человека).

При изучении распространённости синдрома тревоги среди обследованных лиц, нами обнаружено, что личностная тревога наблюдалась у 116 человек без ХНИЗ (61%) и у 529 пациентов с ХНИЗ (65%). Ситуативная тревога была обнаружена у 74 человек без ХНИЗ (39%) и у 753 обследованных с ХНИЗ (93%) (рис. 1).


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Рисунок 1. Распространённость синдрома тревоги у обследованных.

Клинико-лабораторная характеристика обследованных представлена в таблице 1. Медиана возраста пациентов с ХНИЗ была статистически значимо выше, чем в группе лиц без сопутствующих ХНИЗ. В обеих группах испытуемых преобладали пациенты женского пола.

Примечание: данные представлены в виде медианы (Ме) и межквартильного размаха (Q0,25-Q0,75), р* — уровень статистической значимости по критерию Манна-Уитни, p** — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность; ИМТ — индекс массы тела, САД — систолическое артериальное давление, ДАД — диастолическое артериальное давление, ЧСС — частота сердечных сокращений, ЛПНП — липопротеиды низкой плотности, ЛПВП — липопротеиды высокой плотности.

Включённые в исследование лица не имели значимых статистических различий только по частоте сердечных сокращений и уровню общего холестерина. В то же время статистически значимые различия были выявлены по уровню индекса массы тела (ИМТ) и окружности талии, которые были выше в группе пациентов с ХНИЗ. Значения систолического артериального давления (САД) и диастолического артериального давления (ДАД) также были значимо выше в группе обследованных с ХНИЗ. При изучении показателей липидного спектра липопротеиды низкой плотности (ЛПНП) и триглицериды были достоверно выше в группе пациентов с ХНИЗ, тогда как уровни липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) в этой когорте обследованных были значимо ниже, чем у лиц без ХНИЗ. Уровень глюкозы был достоверно выше в группе пациентов с ХНИЗ, как значения креатинина и гемоглобина.

При оценке личностной тревоги по шкале Спилбергера-Ханина средний балл в группе пациентов с ХНИЗ составил 43,0 (34,0–48,0) и был статистически значимо выше, чем значения в группе лиц без ХНИЗ, в которой он составил 37,0 (27,0–44,0) баллов. Что касается ситуативной тревоги, то в группе обследованных с ХНИЗ средний балл составил 40,0 (35,0–45,0) и был достоверно выше, чем в группе лиц без ХНИЗ, в которой он имел значения 39,0 (34,0–46,0).

При анализе уровней выраженности личностной тревоги обнаружено, что среди пациентов с ХНИЗ медиана показателей как низкого уровня тревоги, так и умеренно выраженной тревоги были выше, чем в группе лиц без ХНИЗ. Статистически значимых различий не получено только по высокому уровню тревоги, не различавшимся в обеих группах испытуемых (табл. 2).

Выраженность личностной тревоги у обследованных

Примечание: данные представлены в виде медианы (Ме) и межквартильного размаха(Q0,25-Q0,75), p — уровень статической значимости по критерию Манна-Уитни.

При изучении выраженности уровней ситуативной тревоги было обнаружено, что у обследованных с ХНИЗ значимо не отличалось от группы лиц без ХНИЗ только количество баллов низкого уровня тревоги, при этом медиана баллов по уровню умеренной и высокой тревоги была значимо выше в когорте пациентов с ХНИЗ (табл. 3).

Выраженность ситуативной тревоги у обследованных

Анализ уровней личностной тревоги у обследованных групп пациентов продемонстрировал статистически значимо больший процент встречаемости высокого уровня у пациентов с ХНИЗ (30,5% против 21,3%, р<0,001). В группе обследованных с ХНИЗ статистические значимо чаще встречалась умеренно выраженная личностная тревога — 51,6% против 44,0% (р<0,001). Низкий уровень личностной тревоги был значимо ниже у пациентов с ХНИЗ в сравнении с группой лиц без ХНИЗ, составляя 17,9% против 34,7% (р<0,001) (рис. 2).


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Рисунок 2. Частота уровней личностной тревоги у обследованных. Примечание: χ2=21,36; * — р<0,001 в сравнении с лицами без ХНИЗ; р — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность.

При исследовании частоты выраженности ситуативной тревоги среди обследованных пациентов установлено, что достоверно с большей частотой высокий уровень наблюдался в группе лиц с ХНИЗ, составляя 27,8% против 21,1% в группе без ХНИЗ (р<0,0001). Умеренно выраженная реактивная тревога значимо чаще встречалась у обследованных без ХНИЗ (77,9% против 63,2% в группе пациентов с ХНИЗ (р<0,001)). Низкий уровень ситуативной тревоги достоверно чаще отмечался в группе лиц с сопутствующими ХНИЗ в сравнении с обследованными без таковых (9,0% в сравнении с 1,0%, р<0,001) (рис. 3).


УРОВЕНЬ СИТУАТИВНОЙ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ ПО ШКАЛЕ СПИЛБЕРГА

Рисунок 3. Частота уровней ситуативной тревоги у обследованных. Примечание: χ2=20,53; * — р<0,001 в сравнении с лицами без ХНИЗ; р — уровень статической значимости по критерию Пирсона χ2 с поправкой Йетса на непрерывность.

Выводы

1. Установлено, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно), при этом гендерных различий не выявлено.

2. Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла у студентов с высокой физической активностью, р < 0,01), при этом анализ данных в зависимости от пола показал аналогичные различия только в женской подгруппе.

3. При сравнительном анализе полученных данных среди юношей и девушек установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05).

1. Адаптация методики Ю. Л. Ханина. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к шкале реактивной и личностной тревож- ности Ч. Д. Спилбергера. Ленинград. 1976. 18 с.

Оцените статью
Избавиться от тревоги