высокий уровень тревожности выявлен у студентов первого и второго курса 19 вузов страны

ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕН У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСА 19 ВУЗОВ СТРАНЫ Тревога

Исследование показало, что в 19 вузах, которые участвуют в пилотном проекте федерального ресурсного Центра психологической помощи высшей школе, студенты первого и второго курсов испытывают тревожность. Центр был создан на базе Российской академии образования Министерством науки и высшего образования в прошлом году. Об этом рассказала президент РАО Ольга Васильева на Академической научной конференции «Воспитание – величайший вопрос человеческого духа», которая проходит в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов. Форум организован в честь 200-летия выдающегося русского педагога К. Д. Ушинского.

«Напряженное настроение студентов очевидно. У нас проведено большое исследование: наши академики-психологи отделения психологии и физиологии занимаются изучением настроения студенчества, которое показывает, что на сегодняшний день в 19 вузах, которые участвуют в пилотном проекте, студенты первого и второго курсов испытывают высокую тревожность», ― сказала Ольга Васильева.

Ольга Васильева добавила, что приоритетной работой всей системы образования остается воспитание, и подчеркнула, что это не комплекс мероприятий, а большая наука. По мнению президента РАО, только объединив усилия ученых и практиков можно добиться хороших результатов.

Новость подготовлена при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук

Экспериментальная психология
2023. Том 16. № 1. С. 101–118
doi:10.17759/exppsy.2023160106

ISSN: 2072-7593 / 2311-7036 (online)

Содержание
  1. Аннотация
  2. Общая информация
  3. Полный текст
  4. Метод
  5. Результаты
  6. Обсуждение
  7. Литература
  8. Ключевые слова
  9. For citation
  10. Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности
  11. . – С. 130–137. Hagströmer M., Oja P., Sjöström M. The International Physical Activity Questionnaire (IPAQ): a study of concurrent and construct validity. Public Health Nutr. 2006; 9 : 755-762. doi: 10.1079/phn2005898 Пискун О. Е. Оценка психического состояния студентов младших курсов на основе постоянного мониторинга / О. Е. Пискун, Н. Н. Петрова, В. О. Пискун // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2018. – Т. 13. – № 3. – С. 1202–1213. Синюшкина С. Д. Оценка влияния занятий спортом на устойчивость к стресс-факторам и психологическое состояние / С. Д. Синюшкина, Е. О. Меркеева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2021. – № 4 (194). – С. 517–520. doi: 10.34835/issn.2308-1961.2021.4.p517-520 Лещева А. В. Спорт как средство борьбы с тревожностью и стрессом студентов / А. В. Лещева, О. С. Давыдова // Актуальные проблемы профессионально-прикладной физической культуры и спорта: Межвузовский сборник научно-методических работ / Под редакцией В. П. Сущенко. – Санкт-Петербург: Политех-Пресс, 2020. – С. 118–123. Об авторах А. Э. Хусаинов Минздрав России Россия ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» ул. Ленина, д. 3 Т. Р. Зулькарнаев А. И. Агафонов Е. А. Поварго П. А. Мочалкин Минздрав России; ГБУЗ «Республиканский центр дезинфекции» Россия ул. Мингажева, д. 127/1 А. Ф. Шамсутдинова Дополнительные файлы 1. Установлено, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно), при этом гендерных различий не выявлено. 2. Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла у студентов с высокой физической активностью, р < 0,01), при этом анализ данных в зависимости от пола показал аналогичные различия только в женской подгруппе. 3. При сравнительном анализе полученных данных среди юношей и девушек установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05). 1. Адаптация методики Ю. Л. Ханина. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к шкале реактивной и личностной тревож- ности Ч. Д. Спилбергера. Ленинград. 1976. 18 с.
  12. Об авторах
  13. Дополнительные файлы

Аннотация

Исследование обращается к отдельным компонентам и характеристикам самосознания в целях расширения потенциала консультативной работы психолога с проблемой высокой личностной тревожности. Предполагается, что в группах лиц с разным уровнем тревожности существуют статистически значимые различия в выраженности параметров самосознания. В качестве участников исследования выступают 125 человек в возрасте от 20 до 30 лет. Целью исследования явилось изучение структурно-содержательных характеристик самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в период ранней взрослости. Выявлено, что когнитивно-эмоциональный компонент самосознания оказывается на среднем уровне выраженности при общей тенденции к развитию внутренней дезадаптации с возрастанием уровня тревожности. Поведенческий компонент самосознания с ростом тревожности обнаруживает тенденцию к снижению саморегуляции, общий низкий уровень волевой регуляции, настойчивости и самообладания, ухудшение функционирования процессов моделирования и программирования. Наиболее сформированными процессами являются планирование и самостоятельность, выступающие копинг-стратегиями для снижения уровня тревожности. Гипотеза в целом получила эмпирическое подтверждение.

Общая информация

Ключевые слова: личностная тревожность, самосознание, ранняя взрослость, самоотношение, самооценка, уровень притязаний, саморегуляция

Рубрика издания: Психология личности

Тип материала: научная статья

Благодарности. Работа выполнена на базе УО «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» (БГПУ), г. Минск, Республика Беларусь. Автор благодарит руководство Института психологии БГПУ, сотрудников кафедры общей и организационной психологии, кандидата психологических наук В. Е. Морозова, а также участников исследования — студентов различных факультетов университета. Особая благодарность выражается научному руководителю проекта — кандидату психологических наук Д. Г. Дьякову.

Принята в печать: 01.03.2023

Для цитаты:
Слонова А. И. Особенности самосознания лиц с высоким уровнем тревожности // Экспериментальная психология. 2023. Том 16. № 1. С. 101–118. D OI: 10.17759/exppsy.2023160106

Полный текст

Таким образом, целью представленного исследования является изучение структурно-содержательных характеристик самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в период ранней взрослости. Основной гипотезой выступает предположение о существовании значимых различий низкой, средней и высокой тревожности с выраженностью когнитивно-эмоциональных и поведенческих особенностей самосознания.

Метод

Исследование выполнено в парадигме неклассического типа научной рациональности. Теоретико-методологическая база исследования включает следующие методы: теоретический анализ общей и специальной литературы по проблеме исследования, тестирование с использованием стандартизированных методик для изучения необходимых параметров, обработка и анализ полученных данных при помощи статистических методов.

Участники исследования. Исследовательская выборка включает 125 участников от 20 до 30 лет (Ме=25,67), осваивающих педагогические специальности. Выборка состоит из 58 юношей и 67 девушек. Участие в исследовании принимают добровольно, с информированного согласия. Дифференциация по экспериментальным группам осуществляется на основании результатов, полученных на первом этапе исследования при помощи психодиагностического инструментария, направленного на определение уровня тревожности.

Результаты

На первом этапе исследования выделены следующие экспериментальные группы по критерию выраженности личностной тревожности:

— группа с низким и средним с тенденцией к низкому уровнями тревожности (31 человек);

— группа со средним уровнем (54 человека);

— группа с высоким уровнем тревожности (40 человек).

Далее обратимся к результатам второго этапа исследования. Интересующую нас экспериментальную группу высокотревожных лиц составляют 40 человек в возрасте от 20 до 30 лет (Ме=24,75)— 13 юношей и 27 девушек. Охарактеризуем особенности их самосознания с опорой на выделенные ранее компоненты.

Когнитивно-эмоциональный компонент самосознания: самоотношение, самооценка и уровень притязаний

Анализ сформированности самоотношения. В результате анализа и интерпретации данных, полученных при исследовании данной группы, выделены следующие особенности параметров самоотношения у лиц с высоким уровнем тревожности. У большинства представителей группы (от 55% до 93%) все параметры, характеризующие самосознание, находятся на среднем уровне выраженности (табл. 1).

Параметры самоотношения у лиц с разным уровнем тревожности (%)

По шкале «Открытость (Внутренняя честность)» 92,5% участников группы демонстрируют среднюю выраженность параметра. Им свойственен нормативный уровень рефлексивности, осознанности своего Я. Высокий уровень данного параметра в группе не обнаружен. Низкие значения, характеризующиеся закрытостью, слабой способностью к самоанализу, выявлены у 7,5% участников.

72,5% участников с высокой тревожностью характеризуются средним уровнем «Самоуверенности», что свидетельствует об отсутствии чрезмерного самомнения при адекватной уверенности в собственных качествах. 7,5% демонстрируют высокий уровень уверенности в себе. Низкие значения, свидетельствующие о неуверенности, неудовлетворенности собой, своими возможностями, выявлены у 20% участников группы.

72,5% участников демонстрируют средний уровень выраженности «Саморуководства» — в целом они осознают себя основным источником собственной активности и результатов, касающихся их деятельности и личности. Они способны к организации своего Я, демонстрируют обоснованность своих внутренних побуждений и целей. Высокий балл выявлен у 20%. Низкие показатели саморуководства, показывающие зависимость «Я» от внешних обстоятельств, обнаружены у 7,5% представителей группы.

Параметр «Зеркальное Я (Отраженное самоотношение)» у 82,5% выражен на среднем уровне, свидетельствующем об адекватных положительных представлениях о себе в глазах окружающих людей. Всего у 5% представителей группы с высокой тревожностью обнаруживается высокий уровень выраженности данного параметра. Низкий уровень выявлен у 12,5% — эти участники не ожидают от других людей симпатии и уважения к себе, сомневаются в том, что по отношению к ним может выражаться одобрение и понимание.

По шкале «Самоценность» у 80% участников обнаружены средние показатели, что соответствует в целом о положительной эмоциональной оценке себя, своего Я. У 20% выявлен высокий уровень, отражающий заинтересованность в собственном Я, любовь к себе, ощущение ценности собственной личности и одновременно предполагаемую ценность своего Я для других. Низкая самоценность в группе не обнаружена.

Параметр «Самопринятие» оказывается у 55% представителей группы на среднем уровне. 27,5% участников демонстрируют высокий уровень самопринятия, соответствующий дружескому отношению к себе, согласию с самим собой. Отсутствие перечисленных качеств, т.е. недостаток самопринятия, являющийся проявлением внутренней дезадаптации, выявлен у 17,5% участников.

60% участников обнаруживают средний уровень «Самопривязанности». Их отличает адекватная привязанность к своему Я, общая лабильность Я-концепции, способность меняться при необходимости, положительное отношение к себе. Высокие значения шкалы, говорящие о ригидности Я-концепции, не обнаружены. Низкие значения, свидетельствующие о желании что-то в себе изменить, соответствовать идеальному представлению о себе, неудовлетворенности собой, показывают 40% участников.

Параметр «Конфликтность» в группе лиц с высокой тревожностью в большинстве своем (75%) характеризуется средним уровнем выраженности, что свидетельствует о рефлексии, осознании своих трудностей, адекватном образе Я. Высокий уровень, характеризующийся наличием внутренних конфликтов, сомнений, несогласия с собой, тревожно-депрессивных состояний, сопровождаемых переживанием чувства вины, в данной группе обнаружен у 25%. Высокая конфликтность связана с недостатком самоуважения, недооценкой своей компетентности и т.д. Низкие значения конфликтности не обнаружены.

«Самообвинение» отличается средним уровнем выраженности у большинства участников группы (67,5%), что свидетельствует об адекватном уровне критичности к себе, собственным неудачам, недостаткам. Высокий уровень самообвинения у 27,5% участников служит индикатором отсутствия симпатии и сопровождается негативными эмоциями в свой адрес. Низкий уровень выявлен у 5% участников данной группы.

Таким образом, лица с высоким уровнем личностной тревожности демонстрируют в целом положительное самоотношение. Все характеризующие самоотношение параметры у большинства представителей группы находятся на среднем уровне. Также отмечается определенная тенденция к развитию внутренней дезадаптации с возрастанием уровня тревожности: при сравнении с лицами с низкой и средней тревожностью некоторые участники данной группы обнаруживают низкую внутреннюю открытость и самопривязанность при полном отсутствии высоких значений, более низкие показатели самоуверенности, саморуководства, самопринятия, отраженного самоотношения. Помимо этого, процент участников, демонстрирующих высокую конфликтность и самообвинение, в группе возрастает. Низкие же значения по данным параметрам отсутствуют.

Для проверки гипотезы о статистической значимости различий между экспериментальными группами применен критерий Краскела—Уоллиса (Kruskal—Wallis H-test), являющийся непараметрическим аналогом однофакторного дисперсионного анализа для сравнения трех и более независимых групп. Данный критерий используется, поскольку распределение в группах не подчиняется закону нормального распределения, что является нередким фактом в психологических исследованиях с выборками небольшого объема. Определено, что между группами с низким, средним и высоким уровнями тревожности существуют значимые различия в самоотношении по следующим шкалам: «Открытость (Внутренняя честность)» (H=13,383; df=2; p=0,001), «Самоуверенность» (H=18,034; df=2; p=0,0001), «Саморуководство» (H=11,660; df=2; p=0,003), «Зеркальное Я (Отраженное самоотношение)» (H=15,836; df=2; p=0,0001), «Самоценность» (H=7,304; df=2; p=0,026), «Самопривязанность» (H=20,018; df=2; p=0,0001), «Конфликтность» (H=40,419; df=2; p=0,0001), «Самообвинение» (H=29,221; df=2; p=0,0001).

При этом, согласно статистическому анализу, параметр «Самопринятие» в группах не обнаруживает значимых различий (H=3,906; df=2; p=0,142).

Анализ сформированности самооценки. Результаты диагностики самооценки представлены в виде гистограммы (рис. 1).


ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕН У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСА 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Рис. 1. Уровень самооценки у лиц с разным уровнем тревожности

Для большинства лиц с высоким уровнем тревожности (35%) характерна завышенная по невротическому типу самооценка. Завышенную самооценку без признаков невротизации в группе обнаруживают всего 2,5% участников.

Адекватной самооценкой, считающейся наиболее функциональной, обладают 22,5% участников группы. Заниженный уровень характерен для 22,5%. У 17,5% встречается заниженная самооценка с проявлением невроза. Таких участников характеризуют неприятие себя, наличие внутренних конфликтов.

Таким образом, большая часть лиц с высоким уровнем личностной тревожности демонстрирует завышенную по невротическому типу самооценку, как и участники из групп с низкой и средней тревожностью. Однако, в отличие от них, участники с высоким уровнем тревожности реже демонстрируют завышенный уровень самооценки, при этом обнаруживается значительное число лиц с заниженной и заниженной по невротическому типу самооценкой.

Посредством статистического анализа определено, что между группами с разным уровнем тревожности существуют значимые различия по уровню сформированности самооценки (H=15,283; df=2; p=0,0001).

Анализ сформированности уровня притязаний. Результаты диагностики уровня притязаний представлены в виде гистограммы (рис. 2).


ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕН У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСА 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Рис. 2. Уровень притязаний у лиц с разным уровнем тревожности

У большинства представителей группы (57,5%) обнаруживается низкий уровень притязаний. Адекватно умеренный уровень притязаний демонстрируют 20%, высокий — 2,5%. Помимо этого, выявлены крайне высокий (2,5%) и крайне низкий (17,5%) уровни притязаний.

Таким образом, лица с высоким уровнем тревожности в большинстве своем обнаруживают низкий уровень притязаний. Умеренный и высокий уровни в данной группе, в сравнении с участниками с низкой и средней тревожностью, представлен у меньшего числа участников. Также стоит отметить не встречавшийся в других группах нереалистично завышенный уровень притязаний, характеризующийся переоцениванием своих способностей и возможностей. Такие люди берутся за непосильные для них задачи и часто терпят неудачи.

Однако анализ статистических данных демонстрирует отсутствие значимых различий по степени сформированности уровня притязаний в структуре самосознания (H=1,534; df=2; p=0,464).

Таким образом, предположение о наличии статистически значимых различий в когнитивно-эмоциональных особенностях самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в целом подтверждена. В группах с низкой, средней и высокой тревожностью обнаруживаются различия в выраженности самооценки и отдельных характеристик самоотношения (открытость, самоуверенность, саморуководство, зеркальное Я, самоценность, самопривязанность, конфликтность, самообвинение). По уровню притязаний и самопринятию, однако, статистически значимых различий группы не обнаруживают.

Поведенческий компонент самосознания: саморегулирование

Анализ стиля саморегуляции поведения. У большинства представителей группы с высоким уровнем тревожности параметры, характеризующие стиль саморегуляции, преимущественно находятся на среднем уровне выраженности (табл. 2).

Параметры стиля саморегуляции у лиц с разным уровнем тревожности (%)

Показатели «Общего уровня саморегуляции» у большинства участников (47,5%) с высокой тревожностью имеют средние значения, что свидетельствует о достаточной самостоятельности, адекватном реагировании на изменение условий, сознательном формулировании и достижении целей. Высоким уровнем обладают 27,5%, низким — 25%. У последних потребность в регуляции своего поведения снижена, они более зависимы от ситуации и мнения окружающих людей.

«Планирование» характеризуется средним уровнем выраженности у большинства участников (45%), определяя, таким образом, в достаточной степени сформированное планирование деятельности, и высоким уровнем выраженности у 42,5% участников. У последних ярко выражена потребность в осознанном планировании своих действий, их планы реалистичны, детализированы, цели деятельности выдвигаются самостоятельно. Наконец, низкие показатели демонстрируют 12,5% участников, отличающихся недостаточной сформированностью навыков планирования.

Навык «Моделирования» развит у большинства представителей группы на среднем (45%) и низком (42,5%) уровнях. У участников с низкими показателями по шкале выявляется неадекватная оценка значимых внутренних условий и внешних обстоятельств, фантазирование, которое может сопровождаться резкими перепадами отношения к ситуации, последствиям своих действий. У таких индивидов часто возникают трудности в определении цели и алгоритма действий, отвечающих текущей ситуации. Всего 12,5% обнаруживают по данной шкале высокие баллы.

Навыки «Программирования» сформированы у большинства участников данной группы (67,5%) на среднем уровне. В целом у них развита потребность в продумывании способов своих действий для достижения намеченных целей. У 10% выявлен высокий уровень навыков программирования. У 22,5% участников обнаружен низкий уровень программирования, характеризующийся их неумением и нежеланием продумывать последовательность собственного поведения. Такие люди предпочитают действовать импульсивно, часто сталкиваются с несоответствием полученных результатов целям деятельности, действуют путем проб и ошибок.

Такой навык, как «Оценивание результатов», сформирован у большинства участников данной группы (60%) на среднем уровне и определяет достаточную развитость и адекватность оценки самого себя и результатов своей деятельности и поведения. 30% обнаруживают высокий уровень. У них сформированы устойчивые субъективные критерии оценки результатов, они адекватно оценивают факт рассогласования полученных результатов с целью деятельности, приведшие к нему причины. Низкий уровень по данному параметру обнаружен у 10% участников, которые не замечают своих ошибок, некритичны к своим действиям.

По шкале «Гибкость» большинство участников группы (50%) имеют средние баллы. У них в целом сформирована способность перестраиваться, вносить коррекции в систему саморегуляции при изменении внешних и внутренних условий. У 25% выявлен высокий уровень гибкости. Они демонстрируют пластичность всех регуляторных процессов. У 25% обнаружен низкий уровень. В динамичной обстановке они чувствуют себя неуверенно, с трудом привыкают к переменам в жизни, не способны быстро и своевременно планировать деятельность.

Результаты анализа свидетельствуют также о высоком уровне «Самостоятельности» у 50% представителей группы лиц с высокой тревожностью, что указывает на автономность в организации активности, способность самостоятельно планировать деятельность и поведение, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения. 37,5% обнаруживают средний уровень. У 12,5% обнаруживается низкий уровень самостоятельности, они зависимы от мнений и оценок окружающих, нуждаются в помощи окружающих при построении плана и программы действий.

Обобщая полученные данные, можно отметить незначительную тенденцию к снижению сформированности уровня саморегуляции с ростом тревожности. В целом, лица с высоким уровнем тревожности в большинстве своем обнаруживают средний уровень выраженности способности к саморегуляции. Однако при сравнении с менее тревожными участниками можно обнаружить тенденцию к возрастанию данных показателей, в частности моделирования и программирования. Наиболее сформированными процессами являются планирование и самостоятельность — в данной группе они более выражены, чем в группах с низкой и средней тревожностью.

Определено, что между группами с разным уровнем тревожности отсутствуют значимые различия по шкале «Общий уровень саморегуляции» (H=4,661; df=2; p=0,097). Из всех шкал, направленных на оценку стиля саморегуляции поведения, значимые различия обнаруживаются только по факторам «Моделирование» (H=27,933; df=2; p=0,0001) и «Программирование» (H=15,354; df=2; p=0,0001). « Планирование» (H=1,323; df=2; p=0,516), «Оценивание результатов» (H=1,270; df=2; p=0,530), «Гибкость» (H=6,334; df=2; p=0,042), «Самостоятельность» (H=4,933; df=2; p=0,085) характеризуются равной степенью сформированности — различия здесь не достигают статистической значимости.

Анализ сформированности волевой саморегуляции. Выделены следующие особенности саморегуляции у лиц с высоким уровнем тревожности (табл. 3).

Параметры волевой саморегуляции у лиц с разным уровнем тревожности (%)

Волевая саморегуляция у большинства участников данной группы (65%) находится на низком уровне сформированности, что свидетельствует об их высокой чувствительности, эмоциональной неустойчивости, неуверенности в себе. Высокий уровень демонстрируют лишь 10%, средний — 25%. Такие индивиды в целом способны сознательно управлять своими действиями, овладевать собственными эмоциональными состояниями в различных ситуациях, обладают достаточной рефлексией.

У 60% участников по субшкале «Настойчивость» выявлен низкий уровень выраженности, свидетельствующий о сниженном фоне активности, повышенной лабильности, импульсивности, которые могут приводить к непоследовательности поведения и снижению работоспособности. У 7,5% обнаружен высокий уровень настойчивости, у 32,5% — средний. Они обычно деятельны, работоспособны и целеустремленны.

По субшкале «Самообладание» у большинства участников (57,5%) обнаруживается низкий уровень выраженности. Таким индивидам свойственна спонтанность в сочетании с обидчивостью и предпочтением традиционных взглядов, которые являются защитой от интенсивных переживаний и внутренних конфликтов. У 15% участников выявлен высокий уровень, у 27,5% — средний.

Таким образом, лица с высоким уровнем тревожности демонстрируют общий низкий уровень волевой саморегуляции, проявляя тенденцию к снижению настойчивости и самообладания с ростом тревожности.

Согласно статистическому анализу, между группами с разным уровнем тревожности существуют значимые различия по общему уровню волевой саморегуляции (H=38,790; df=2; p=0,0001). Демонстрируется также наличие значимых различий по степени сформированности способности к проявлению «Самообладания» (H=22,290; df=2; p=0,0001), «Настойчивости» (H=37,364; df=2; p=0,0001).

Таким образом, гипотеза о наличии статистически значимых различий в развитии поведенческого компонента самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности частично подтверждена. В группах с низкой, средней и высокой тревожностью обнаруживаются различия в выраженности отдельных характеристик стиля саморегуляции (моделирование, программирование) и волевой регуляции, настойчивости, самообладания. Однако по общему уровню стиля саморегуляции поведения, навыков планирования, оценки результатов, гибкости, самостоятельности статистически значимых различий группы не обнаруживают.

Обсуждение

В исследовании описаны структурно-содержательные характеристики самосознания в период ранней взрослости у лиц с высоким уровнем личностной тревожности. Проведен сравнительный анализ выраженности различных характеристик самосознания при нормативной тревожности и высоком ее уровне. Согласно полученным данным, между группами лиц с низкой, средней и высокой тревожностью существуют значимые различия в выраженности некоторых характеристик самосознания. Обнаруживается более низкий уровень самоотношения (открытости, самоуверенности, саморуководства, самоценности, самопривязанности, конфликтности, самообвинения), самооценки, волевой саморегуляции, ее стиля (параметров моделирования, программирования), настойчивости, самообладания. При этом характеристики самопринятия, уровня притязаний, общего уровня саморегуляции и отдельных ее параметров (планирование, оценивание результатов, гибкость, самостоятельность) у лиц с высокой тревожностью выражены примерно так же, как и у индивидов с нормативным ее уровнем.

Таким образом, гипотеза, согласно которой у лиц с разным уровнем тревожности существуют статистически значимые различия в выраженности когнитивно-эмоциональных характеристик самосознания и поведения, в целом получает эмпирическое подтверждение.

Результаты исследования служат углублению и уточнению ранее описанных взаимосвязей эмоциональных характеристик личности с различными компонентами самосознания. Материалы могут быть использованы исследователями в области психологических наук при изучении самосознания личности, практическими психологами и психотерапевтами в целях разработки программ профилактики развития тревожных расстройств, психокоррекционных программ по работе с аспектами самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности.

Литература

Всего: 1923
В прошлом месяце: 207
В текущем месяце: 11

Скачиваний

Всего: 374
В прошлом месяце: 47
В текущем месяце: 1

Введение. В процессе обучения в высших учебных заведениях к студентам предъявляются высокие требования, которые не всегда соответствуют психоэмоциональной готовности учащихся. Новые условия жизни, сложность обучения, предстоящая сессия могут подавлять адаптационные возможности и приводить к развитию стресса у студентов.   Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского университета с различной физической активностью.   Материалы и методы. В исследовании принимали участие 684 студента-медика (30,7 % юношей и 69,3 % девушек) в возрасте от 18 до 25 лет. На основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ) и в соответствии с показателями МЕТ (метаболический эквивалент) все учащиеся были разделены на 3 категории: категория 1 – студенты с низким уровнем физической активности, категория 2 – со средним уровнем физической активности и категория 3 – с высоким уровнем физической активности. Уровень ситуативной и личностной тревожности оценивали по опроснику Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина.   Результаты. По результатам исследования установлено, что в группе студентов с низкой физической активностью уровень ситуативной тревожности имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05). Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью, чем с высокой (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла, р < 0,01). При анализе средних показателей уровней ситуативной и личностной тревожности среди юношей и девушек было выявлено, что в группе со средним уровнем физической активности у девушек достоверно выше, чем у юношей, уровень личностной тревожности (48,14 ± 3,81 и 36,06 ± 3,49 балла соответственно, р < 0,05).   Выводы. Таким образом, были обнаружены статистически значимые различия в уровне тревожности студентов: более высокие показатели как ситуативной, так и личностной тревожности встречаются чаще у студентов-медиков с низкой физической активностью.

Ключевые слова

Хусаинов А. Э.,
Зулькарнаев Т. Р.,
Агафонов А. И.,
Поварго Е. А.,
Мочалкин П. А.,
Шамсутдинова А. Ф.
Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности. Здоровье населения и среда обитания – ЗНиСО. 2022;

:39-43. https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

For citation

Khusainov A. E.,
Zulkarnaev T. R.,
Agafonov A. I.,
Povargo E. A.,
Mochalkin P. A.,
Shamsutdinova A. F.
The Level of Anxiety among Medical University Students with Physical Activity of Different Intensity. Public Health and Life Environment – PH&LE. 2022;

:39-43.
(In Russ.)

https://doi.org/10.35627/2219-5238/2022-30-4-39-43

Цель исследования: оценить уровень тревожности у студентов медицинского вуза с различным уровнем физической активности.

Материалы и методы. Исследования были проведены на базе Башкирского государственного медуниверситета. Всего было обследовано 672 студента, при этом юноши составили 30,7 % и девушки 69,3 %. Критерием включения в группы исследования служили возраст от 18 до 25 лет, обучение в организации высшего образования не менее 1 года, информированное согласие студента на участие в исследовании.

Уровень физической активности определен на основе международного опросника International Physical Activity Questionnaire (IPAQ), в котором для численной оценки уровня физической активности используется показатель MET (метаболический эквивалент – это показатель, косвенно отражающий активность метаболических процессов в организме путем расчета уровня потребления кислорода при заданной нагрузке).

В соответствии с показателями МЕТ все обследованные делятся на 3 категории.

Категория 1: низкий уровень физической активности. Включает тех студентов, которые не подходят к критериям двух следующих категорий, считаются малоподвижными/неактивными.

Категория 2: средний уровень физической активности. Любой из следующих 3 критериев: а) 3 и более дня в неделю физической активности высокой интенсивности, продолжительностью не менее 20 минут, или б) 5 и более дней в неделю физической активности умеренной степени или ходьбы, продолжительностью не менее 30 минут, или в) 5 и более дней в неделю нагрузок любой интенсивности, с достижением уровня метаболических затрат 600 MET-мин/нед.

В соответствии с данными критериями все обследованные студенты были разделены на 3 группы: в первую группу вошли студенты с высокой физической активностью – 26,93 % от всего контингента наблюдаемых, во вторую – со средним уровнем – 38,84 % обследованных, в третью – с низкой физической активностью (34,23 %). Для оценки тревожности использовался опросник Ч. Д. Спилбергера в адаптации Ю. Л. Ханина, который состоит из двух частей. Одна часть оценивает личностную, а вторая – ситуативную тревожность человека. Каждая часть опросника состоит из 20 утверждений. В опроснике личностной тревожности испытуемому нужно оценить, как часто он(а) испытывает данные чувства или находится в определенном состоянии, выбрав один вариант из четырех («Почти никогда»; «Иногда»; «Часто»; «Почти всегда»). В опроснике ситуативной тревожности испытуемый определяет степень выраженности своей тревоги в настоящее время, рассматривая ряд утверждений, оценивая их по принципу «Нет, это совсем не так»; «Пожалуй, так»; «Верно» или «Совершенно верно». При интерпретации показателей ситуативной и личностной тревожности использовали следующие ориентировочные оценки: уровень тревожности до 30 баллов указывает на низкую тревожность, показатель от 31 до 44 баллов – на среднюю, а уровень 45 и более баллов – на высокую. Показатели личностной тревожности даже у здоровых людей варьируют в широких пределах – от 25 до 60 баллов1.

Расчеты осуществляли с помощью программы Microsoft Office Excel и системы для статистического анализа данных Statistiса 10. Результаты описательной статистики представлялись в виде средней арифметической (М) и стандартной средней ошибки (± m). Для выявления статистически значимых различий (p < 0,05) применяли параметрический критерий t (Стьюдента).

Результаты исследования. Оценка тревожности по опроснику Спилбергера – Ханина1 показала, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем у студентов с высоким уровнем физической активности (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 1).

При рассмотрении личностной тревожности было обнаружено, что у студентов с высокой физической активностью уровень тревожности имел более низкие значения, чем у студентов с низким и средним уровнем физической активности (33,30 ± 3,50 по сравнению с 44,44 ± 3,08 балла (р < 0,05) и 47,69 ± 3,71 балла (р < 0,01)).

В женской подгруппе уровень личностной тревожности оказался достоверно выше у студенток с низкой физической активностью, чем с высокой (48,7 ± 3,81 и 36,03 ± 4,69 балла соответственно, р < 0,05) (табл. 2).

При сопоставлении результатов в зависимости от пола студентов установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05), что, возможно, связано с гендерными различиями характера юношей и девушек (табл. 2).

Таблица 1. Средние показатели уровня ситуативной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 1. Average indicators of the level of situational anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕН У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСА 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Таблица 2. Средние показатели уровня личностной тревожности у студентов с различным уровнем физической активности по шкале Спилбергера – Ханина в баллах

Table 2. Average indicators of the level of personal anxiety in students with different intensity of physical activity on the Spielberger-Hanin scale in points


ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕН У СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО И ВТОРОГО КУРСА 19 ВУЗОВ СТРАНЫ

Примечание: * – р < 0,05 (достоверность различий по полу).

Note: * p < 0.05 for sex-specific differences.

Обсуждение. Анализ современной научной литературы свидетельствует о возрастании актуальности исследования влияния физической активности на показатели ситуативной и личностной тревожности студентов.

Уровень тревожности у студентов медицинского вуза с физической активностью разной интенсивности

Bore M., Kelly B., Nair B. Potential predictors of psychological distress and well-being in medical students: a cross-sectional pilot study. Adv Med Educ Pract. 2016; 7: 125-135. doi: 10.2147/AMEP. S96802

Quek T. T., Tam W. W., Tran B. X., et al. The global prevalence of anxiety among medical students: A meta-analysis. Int J Environ Res Public Health. 2019; 16

: 2735. doi: 10.3390/ijerph16152735

Pascoe M. C., Hetrick S. E., Parker A. G. The impact of stress on students in secondary school and higher education. Int J Adolesc Youth. 2020; 25

: 104-112. doi: 10.1080/02673843.2019.1596823

Griggs S. Hope and mental health in young adult college students: An integrative review. J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 2017; 55

: 28-35. doi: 10.3928/02793695-20170210-04

January J., Madhombiro M., Chipamaunga S., Ray S., Chingono A., Abas M. Prevalence of depression and anxiety among undergraduate university students in low- and middle-income countries: A systematic review protocol. Syst Rev. 2018; 7

: 57. doi: 10.1186/s13643-018-0723-8

Александров А. Г. Изменение уровней тревожности студентов в условиях учебной деятельности / А. Г. Александров, П. И. Лукьяненок // Научное обозрение. Медицинские науки. – 2016. – № 6. – С. 5–14.

Qamar K., Khan N. S., Bashir Kiani M. R. Factors associated with stress among medical students. J Pak Med Assoc. 2015; 65

: 753-755.

Hill M. R., Goicochea S., Merlo L. J. In their own words: stressors facing medical students in the millennial generation. Med Educ Online. 2018; 23

: 1530558. doi: 10.1080/10872981.2018.1530558

Милашечкин В. С. Оценка уровня тревожности иностранных студентов первого года обучения / В. С. Милашечкин, А. В. Логачев, В. В. Милашечкина // Материалы Всероссийской научно-методической конференции, посвященной 90-летию введения физической культуры как обязательной дисциплины в высшем образовании «Актуальные проблемы физического воспитания и спорта в вузе». – Москва: Издательский центр РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина, 2019. – С. 174–176.

Бобрищева-Пушкина Н. Д. Экзаменационный стресс у студентов медицинских вузов: распространенность, причины и профилактика / Н. Д. Бобрищева-Пушкина, Л. Ю. Кузнецова, О. Л. Попова // Гигиена и санитария. – 2018. – Т. 97. – № 5. – С. 456–460. U RL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekzamenatsionnyy-stress-u-studentov-meditsinskih-vuzov-rasprostranyonnost-prichiny-i-profilaktika

Городецкая И. В. Исследование ситуативной и личностной тревожности студентов / И. В. Городецкая, Н. Ю. Коневалова, В. Г. Захаревич // Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2019. – Т. 18. – № 5. – С. 120–127. doi: https://doi.org/10.22263/2312-4156.2019.5.120

Сгонник Л. В. Анализ двигательной активности студентов педагогического вуза / Л. В. Сгонник, Н. Н. Иваненко // Таврический научный обозреватель. – 2016. – № 1-3
. – С. 17–20.

Милашечкина Е. А. Особенности проявления уровня тревожности у студенток специальной медицинской группы, имеющих дополнительный объем двигательной активности / Е. А. Милашечкина, Г. В. Бичева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2019. – № 3 (169). – С. 433–437.

Pascoe M., Bailey A. P., Craike M., et al. Physical activity and exercise in youth mental health promotion: a scoping review. B MJ Open Sport Exerc Med. 2020; 6

: e000677. doi: 10.1136/bmjsem-2019-000677

Мудриевская Е. В. Обоснование целесообразности и эффективности использования гимнастических упражнений йоги в физическом воспитании студентов / Е. В. Мудриевская // Здоровье человека, теория и методика физической культуры и спорта. – 2019. – № 2

. – С. 130–137.

Hagströmer M., Oja P., Sjöström M. The International Physical Activity Questionnaire (IPAQ): a study of concurrent and construct validity. Public Health Nutr. 2006; 9

: 755-762. doi: 10.1079/phn2005898

Пискун О. Е. Оценка психического состояния студентов младших курсов на основе постоянного мониторинга / О. Е. Пискун, Н. Н. Петрова, В. О. Пискун // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2018. – Т. 13. – № 3. – С. 1202–1213.

Синюшкина С. Д. Оценка влияния занятий спортом на устойчивость к стресс-факторам и психологическое состояние / С. Д. Синюшкина, Е. О. Меркеева // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. – 2021. – № 4 (194). – С. 517–520. doi: 10.34835/issn.2308-1961.2021.4.p517-520

Лещева А. В. Спорт как средство борьбы с тревожностью и стрессом студентов / А. В. Лещева, О. С. Давыдова // Актуальные проблемы профессионально-прикладной физической культуры и спорта: Межвузовский сборник научно-методических работ / Под редакцией В. П. Сущенко. – Санкт-Петербург: Политех-Пресс, 2020. – С. 118–123.

Об авторах

А. Э. Хусаинов

Минздрав России
Россия

ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет»

ул. Ленина, д. 3

Т. Р. Зулькарнаев

А. И. Агафонов

Е. А. Поварго

П. А. Мочалкин

Минздрав России; ГБУЗ «Республиканский центр дезинфекции»
Россия

ул. Мингажева, д. 127/1

А. Ф. Шамсутдинова

Дополнительные файлы

1. Установлено, что уровень ситуативной тревожности у студентов с низкой физической активностью имел более высокие значения, чем в группе с высокой физической активностью (42,18 ± 3,67 и 31,29 ± 3,45 балла соответственно), при этом гендерных различий не выявлено.

2. Личностная тревожность также была выше у студентов с низкой физической активностью (47,69 ± 3,71 по сравнению с 33,30 ± 3,50 балла у студентов с высокой физической активностью, р < 0,01), при этом анализ данных в зависимости от пола показал аналогичные различия только в женской подгруппе.

3. При сравнительном анализе полученных данных среди юношей и девушек установлено, что в группе с средним уровнем физической активности у девушек уровень личностной тревожности достоверно выше, чем у юношей этой же группы (48,14 ± 3,81 по сравнению с 36,06 ± 3,49 балла, р < 0,05).

1. Адаптация методики Ю. Л. Ханина. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к шкале реактивной и личностной тревож- ности Ч. Д. Спилбергера. Ленинград. 1976. 18 с.

Оцените статью
Избавиться от тревоги