что такое эффект зейгарник и как его остановить

Мысли о незавершенных делах способны повысить тревожность и помешать заниматься текущими задачами. Это одно из следствий так называемого эффекта Зейгарник — способности мозга сильнее фокусироваться на несделанном, чем на том, что мы довели до конца. Подробнее об эффекте и о том, как с его помощью развить продуктивность и улучшить ментальное здоровье, рассказывает сертифицированный коуч МСС ICF Ольга Рыбина

Феномен тревожности является актуальной проблемой на сегодняшний день и его изучение до сих пор продолжается. Независимо от различия взглядов на эту проблему, большинство исследователей различают тревожность как эмоциональное состояние и, как психологическое свойство или черту личности.

В психологии при определении понятия «тревожность» есть несколько, теоретических взглядов. Первым, кто ввел это понятие в психологическую науку, считается З. Фрейд. Он предполагал, что тревога сигнализирует о том, что «Эго» может потерпеть неудачу при выполнении своей задачи и это необходимо, чтобы сохранить целостность личности и адаптироваться к реальности. Фрейд различал три вида тревоги:

Тревога, по А. Адлеру: «выражение комплекса неполноценности, которое возникает, когда человек испытывает неспособность установить нормальные отношения с другими людьми». Он утверждал, что когда человека посещает чувство тревоги, выходя на улицу, он просит окружение его заметить и помочь ему, потому что он чувствует слабость и не хочет быть ответственным. Также Адлер утверждал, что чем сильнее чувство тревоги, тем более развиты фантазии у этой личности в представлении себя более самодостаточным и престижным, со склонностью к издевательствам над другими, агрессивности и страданий от несправедливости.

В. Райх был учеником Фрейда, продолжив его работу, он ввел новые аспекты психодинамической теории. Расширив пределы объяснения проблемы, не только основываясь на либидо, а также включил основные биологические и психологические процессы. Его понимание тревожности заключалось в том, что она проявляется через препятствие взаимодействию энергии с внешним миром, через подавление либидо, проявляющееся как «мышечные зажимы».

По мнению К. Хорни, «Базальная тревожность – всеобъемлющее, глубокое чувство одиночества и беспомощности». Понятие тревожности является ключевым в ее концепции и является фундаментом для развития неврозов, через вытесненное чувство враждебности. К. Хорни, утверждала, что ребенок рождается с чувством тревоги, которое вызвано, ощущением себя вне утробы матери.

Она выделяет две потребности для возникновения базальной тревожности:

Трансформация энергии происходит для превращения энергетического потенциала в конкретные действия, направленные на удовлетворение потребностей или ослабление тревоги.

Э. Фромм считает, что: «Тревога – это результат экзистенциального конфликта, противоречие между инстинктами и самосознанием, между природой и свободой. Человек, лишенный возможности успешно взаимодействовать с природой, вынужден, преодолевая тревогу и беспомощность, искать новые формы взаимодействия с миром, в котором он ищет безопасность и покой».

В то же время, Э. Фромм рассматривал проблему тревоги с точки зрения исторического развития общества. Он считал, что с эры средневековья происходили трансформации психологической атмосферы. Тогда человек был не свободен, но не изолирован и не одинок, он был един с природой и людьми. В процессе развития капитализма, человек начинает ощущать уединенность, изолированность и одиночество.

Приобретение свободы привело к потере уверенности в завтрашнем дне и принесло человеку неуверенность, бессилие, сомнение, одиночество и тревогу. Для того чтобы избавиться от нее, она видит только один выход – бегство от свободы, стремясь избавиться от своей сущности, и где-то раствориться, чтобы не чувствовать одиночество и всеобъемлющую тревогу.

К. Роджерс заметил, что тревога представляет собой ответную реакцию на то, что может произойти осознание не конгруэнтности, которое приведет к дезорганизации. Поэтому, для сохранение традиционных представлений о себе, личность искажает восприятие реальности. По этой причине, личность испытывает конфликт между «Я-реальным» и «Я-идеальным», так называемая «хронизированная» тревожность.

Р. Кеттел и Ч. Д. Спилбергер предложили дифференцировать понятие тревожности как ситуативную и личностную тревожность.

Ситуативная или реактивная тревожность – характеризуется субъективными интенсивными эмоциями: динамическим напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию.

Личная тревожность или активная тревожность – это устойчивая индивидуальная характеристика степени склонности человека к действию разных стрессоров. Личность воспринимает большинство жизненных ситуаций как угрожающие и не всегда по объективным причинам.

Итак, мы можем сказать, что независимо от теоретического подхода, сущность тревоги рассматривается как механизм развития неврозов, личностных расстройств, когда у личности есть глубокий внутренний конфликт и чаще это вызвано недостаточностью внутренних ресурсов для достижения поставленных целей, несогласованностью потребностей и путей их удовлетворения, нестабильностью и социальной незрелостью.

Тревожность, в свою очередь, понимается как склонность к переживанию состояния тревоги. Тревожность разделяют на два вида: 1) эмоциональное состояние, вызванное определенной ситуацией, ответ на объективную причину и 2) тревожность как черта личности – неопределенный источник беспокойства, которое характеризуется как постоянное переживание страха, скованность, раздражительность и ожидание угрозы.

В современной науке психологии существует множество актуальных проблем, требующих особого подхода к их решению. Одна из них – тревожность. Тревожности отводится особая роль среди всех отрицательных переживаний. Опасны и последствия тревожности – проблемы в общении, снижение продуктивности деятельности и работоспособности. Страдает и самоорганизация.

Важно понимать, что определенный уровень тревожности присущ каждому человеку. Психологи говорят о так называемой полезной тревожности – она позволяет людям избегать необдуманных и опрометчивых поступков, служа своеобразным защитным механизмом. Одни люди тревожны в меньшей, а другие в большей степени. Проблема возникает тогда, когда тревожность становится настолько сильной, что мешает человеку учиться, работать, общаться и просто полноценно жить. Таким образом, задача стоит не столько в устранении тревожности, сколько в ее снижении до оптимального уровня, обеспечивающего самовоспитание и самоконтроль.

Как уже говорилось выше, современная психология относит тревожность к числу сложных и многозначных проблем.

Следует отметить, что на практике тревожность используется как интерпретационная, объяснительная и диагностическая категория. Путь к ее пониманию во многом лежит через познание и понимание персональных и индивидуальных типологических особенностей, так как выявить общие закономерности и осмыслить их можно только лишь при четком и ясном понимании индивидуальных различий.

Изучением понятия и особенностей тревожности занимались многие отечественные и иностранные авторы.

Зигмунд Фрейд считал, что проблематика тревожности уходит своими корнями в глубины психологии. Ученый ввел в научный оборот типологию тревожности, в соответствии с которой, выделяется три ее вида:

— моральная тревожность;

— невротическая тревожность;

В психологи одновременно используются два базовых термина, которые во многих ситуациях расцениваются, как синонимы, однако чаще интерпретируются, как автономные феномены: тревога и тревожность. Дифференцируется тревожность, как личностное качество, как относительно стабильная, константная на протяжении жизни характеристика (личностная тревожность) и тревога, как негативное эмоциональное состояние, относительно продолжительное, соотносящееся с преобразованием нервно-психической деятельности (ситуативная тревога). При этом понимание тревоги как состояния представляет собой основу для понимания тревожности как качества личности. Под тревожностью следует понимать склонность человека к переживанию чувства тревоги. Такая склонность отличается невысоким порогом возникновения реакции тревожности.

Согласно представлению многих исследователей, продолжительно существующее состояние тревоги может обретать статус качества личности, переходя в категорию тревожности.

Тревожность интерпретируется в роли одного из центральных критериев индивидуальных различий. Как правило, ее уровень увеличивается при нервно-психических и хронических соматических патологиях, а также у здоровых людей, которым необходимо преодолевать последствия психологической травмы, у субъектов с девиантным поведением.

Тревожность в структуре интегральной индивидуальности интерпретируется как качество личности и расценивается, как ожидание негативного результата при наличии в общем-то нейтральных, не несущих в себе реальной опасности условиях.

Личностная тревожность – это относительно стабильное индивидуальное свойство субъекта, позволяющее оценить уровень его склонности:

— воспринимать довольно обширный спектр ситуаций как несущих опасность для его самооценки, самоуважения и престижа;

— переживать состояние тревоги в подобных условиях.

Ситуативная тревожность обусловлена конкретными внешними условиями, ее уровень может значительно варьироваться в зависимости от воздействия тех или иных факторов. Уровень личностной тревожности обусловлен наследственными факторами и позволяет составить представление об индивидуальной склонности субъекта к тревоге. Высокая степень личностной тревожности подразумевает высокий уровень склонности рассматривать достаточно большой спектр объективно безопасных условий, как опасных, угрожающих, при этом демонстрирую определенную реакцию в конкретных условиях. Постоянно фиксирующиеся патологические реакции способны провоцировать патологические расстройства пищевого поведения субъекта, стать причиной выработки вредных привычек и нарушений здоровья.

В концепции дифференцированных эмоций формулируется такое умозаключение, что конструкт тревожности обладает сложной организацией и включает в себя преобладающее переживание страха, взаимодействия страха с другими глубинными эмоциями, такими как стыд, вина, гнев, интерес. В структуре тревожности заключена совокупность биохимических факторов и определенные потребностные состояния. Также можно дифференцировать различные типы тревожности на основании составляющих ее аффектов.

Многие психологи и психотерапевты сопоставляют тревожность с психической напряженностью и стрессом. Отмечается, что тревожность определенным образом влияет на личность, меняя ее поведение и снижая способности к саморегуляции поведения. Для нейтрализации негативного влияния тревожности необходимо предпринять определенные шаги. Но в этом вопросе исследователи придерживаются разных взглядов.

Сложности в части применения существующих доктринальных позиций к анализу понятия «тревожность» обусловлены такими ключевыми факторами:

— искусственной границей между витальными и социальными угрозами;

— поздним разграничением определенных и неопределенных, внешних и внутренних угроз.

Итак, тревожность – это устойчивое личностное образование, сохраняемое в течение довольно долгого времени, обладающее определенными константными формами внешнего выражения и своей особой побудительной силой.

Анализ научной литературы позволяет говорить о наличии нескольких разновидностей тревожности. Так, тревожность бывает генерализованной, общей, личностной, парциальной, ситуативной, специфической и частной. Условно тревожность делится на устойчивую и неустойчивую. Последняя способна к изменению объектов исходя из их значения для личности.

Отдельно стоит упомянуть о том, что личностная тревожность может не иметь четко определенной сферы внешнего выражения. Она может ощущаться только как переживание человеком некой абстрактной угрозы, не имеющей конкретного объекта. В таком случае личностная и ситуативная виды тревожности совпадают. Рассматриваемый момент имеет определенную связь с проблемами диагностики тревожности и обусловливает необходимость соотнесения разных ее эмпирических показателей.

Для диагностирования тревожности современные психологи используют методики двух типов.

При применении методик первого типа тревожность определяется исходя из проективной или прямой когнитивной оценки ситуации либо сферы, предполагая наличие конкретного объекта, на который, собственно, и направлена тревожность. Суть диагностики сводится к оценке показателя ситуативных и личностных видов тревожности. Итоговая оценка выступает в качестве показателя обобщенного уровня тревожности личности.

При использовании диагностических методик второго типа суть диагностики сводится к подтверждению испытуемым наличия у него тех или иных симптомов и проявлений. Такая тревожность определяется в качестве личностной, т.е. внеобъектной (безобъектной).

Выполненный анализ научной литературы по проблеме исследования позволил определиться с содержанием используемых в исследовании понятий.

Так, под «тревогой» в работе понимается негативная эмоция, которая отражает трудноопределимое предчувствие, ожидание плохих событий, ощущение неопределенности.

«Тревожность» – это устойчивое личностное образование, сохраняемое в течение довольно долгого времени, обладающее определенными константными формами внешнего выражения и своей особой побудительной силой. Личностная тревожность – сравнительно постоянная склонность человека к восприятию угрозы в широком смысле. Ситуативная тревожность, в свою очередь, представляет собой беспокойство, обусловленное потенциальными или реальными угрозами.

Проблема понимания сущности тревоги как ресурсной характеристики адаптации и ее значения в онтогенезе для нормального и аномального развития личности в настоящее время является актуальной не только для возрастной, педагогической и медицинской психологии, но и для клиники детских болезней, детской и подростковой психиатрии, философии, естествознания и многих других наук.

Речь здесь идет именно о состоянии специфической напряженности как реакции на опасности, угрожающие ребенку со стороны собственных влечений, по сути — о психологическом проявлении инстинкта самосохранения.

Именно в системе отношений, задаваемых социальными ситуациями развития, тревога, по мере накопления опыта актуализаций и фиксации способов реагирования, формирует индивидуальные особенности личности — тревожность, но не как тип, а как вектор, «доминанту» развития, предопределяющую и уязвимость, и «слабое звено», которые определяют черты индивидуально-типологической реактивности личности. Таким образом, тревога как проявление инстинкта самосохранения по мере формирования личности (накопления опыта взаимодействия с окружающим) перерастает в тревожность как форму предуготованности к экзистенциальному страху утраты своей сущности.

Сам по себе ребенок, тревожный он или нет, рассматривается нами как развивающаяся структура, в которой тревожность является фактором, регулирующим эмоционально-поведенческую сферу личности, а тревога выступает признаком адаптационного напряжения. Многообразие форм эмоционального и поведенческого реагирования обусловливается множеством факторов, в том числе биологических, обнаруживая структурные отличия уровней реактивности-тревожности.

Помимо этого при изучении клинико-психологических особенностей формирующейся личности необходимо учитывать вариабельность нормативных возрастных особенностей состояний психики, сильную зависимость их от естественных фаз созревания, когда в периоды возрастных кризисов повышается вероятность неадекватной оценки индивидуальных проявлений тревоги как патологических. Другой крайностью становится недооценка формирующейся тревожности как способа реагирования в ситуациях социализации. О тревожности как характеристике личности, очевидно, следует говорить в тех случаях, когда выявляемые характеристики её отвечают следующим клинико-психологическим критериям:

закономерная смена видов деятельности:

возрастные психофизиологические изменения:

перестройка системы отношений:

результаты развития когнитивной сферы:

Поскольку любая из вышеперечисленных позиций, создавая новые условия существования, подразумевает адаптацию, у ребенка неизбежно возникает в той или иной степени выраженный стресс. И именно тревога является маркером этого стресса, высвечивающим наиболее значимые перемены. Опредмечиваясь в кризисные периоды, она не только отражает характерные переживания, свойственные данному конкретному возрасту, но и определяет индивидуально значимые сферы переживаний («слабые звенья»), характеризующие личностное своеобразие каждого ребенка. Таким образом, можно заключить, что именно школьный возраст является критическим для развития личности ребенка, поскольку момент поступления в школу является периодом, когда тревожность впервые оформляется как личностная характеристика, а кризисный период подросткового возраста является сензитивным периодом формирования личности, определяющим ее нормальное или аномальное (соматическое, невротическое, психотическое) развитие.

Таким образом, тревога, с нашей точки зрения, не может в полной мере быть обозначена ни как функция, ни как состояние, ни как свойство темперамента или личности. Тревога — это системный процесс регуляторного функционирования психики, который одновременно является маркером напряжения, а ситуации, в которых она манифестирует, — это условия, которые ввиду их неосвоенности (в результате семейной сенсибилизации или из-за избыточного реагирования) ребенком травмируют и разрушают еще только формирующиеся границы его личности.

Тревожность — черта сформированной личности, являющаяся средством ориентирования в мире и свидетельством адаптивности внутренней системы, находящейся в процессе поиска адекватной (месту, времени) активности. Исходя из этого, патологической следует считать только ту тревогу, которая блокирует активность (не давая ей развиваться) на уровне действия или видения путей преодоления / обхода. Блокированная активность может когнитивно оформляться в симптом («мне это не нужно»), а если когнитивных средств недостаточно, то ее отрабатывает вегетативная система на соматическом уровне — и, кстати, отрабатывает всё по той же схеме двойного побуждения. Ведь уже в панических состояниях мы можем наблюдать конкурентное возбуждение симпатической («бежать») и парасимпатической («стоять, не двигаться») систем. Таким образом, в развитии личности важнейшим фактором становится тревога, возникающая в ответ на противодействие окружения врожденному типу реактивности, при котором сила побуждения и сила конкурирующего запрета равны.

Публикация выполнена в рамках Государственного задания высшим учебным заведениям на 2013 год в части реализации НИР «Создание макета автоматизированной системы экспертизы компетенций специалистов — выпускников учреждений высшего профессионального образования» (проект ГЗП 31/13).

Эффект Зейгарник и личная продуктивность

Исследователи из Государственного университета Флориды Рой Баумейстер и Эй-Джи Масикампо доказали, что людям трудно начинать новые задачи, если в их памяти остается большое количество незавершенных проектов. При этом каждая новая задача продолжает усугублять ситуацию, ведь она подразумевает прерывание той, что выполняется в текущий момент. В результате увеличение количества дел приводит к когнитивной перегрузке, становится труднее выполнять работу качественно. Мысль даже о несрочном пятиминутном деле может неделями крутиться в голове и мешать сконцентрироваться на текущих проблемах.

Дело в том, что для мозга «завершить» значит «разобраться»: зафиксировать факт, определить составляющие и определить сроки выполнения. Оптимальной стратегией для повышения продуктивности будет составить список задач и разбить их на конкретные пункты, а около каждого пункта проставить дедлайн. При этом срок выполнения в дальнейшем можно корректировать, а часть задач — делегировать. Важно дать мозгу понять: об этих задачах уже позаботились, все под контролем.

Кроме этого, не следует брать на себя ответственность за то, что зависит от других. Руководитель может отложить запуск проекта, а клиент уехать в отпуск или заболеть. Поэтому все задачи необходимо формулировать с позиции своей ответственности — и если потребуется, фиксировать новые сроки.

Исследования показывают, что незавершенные задачи и мысли о работе, которую предстоит сделать, приводят к нарушению сна — особенно в выходные дни. Все это истощает эмоциональные ресурсы. Психологи утверждают, что правильное использование эффекта Зейгарник поможет меньше переживать о неоконченных рабочих делах и сохранить психическое здоровье. Чтобы тревожные мысли возникали реже, рекомендуется регулярно наводить порядок на рабочем месте, особенно перед выходными. А в конце рабочего дня резюмировать, что удалось сделать сегодня, а что получится решить в следующие дни. Главное, ничего не оставлять в подвешенном состоянии.

Как повысить эффективность обучения

Знание принципов феномена Зейгарник поможет сделать обучение более эффективным. Как правило, педагоги считают: если учебная задача прерывается и возобновляется позже, то информация, усвоенная во время выполнения этой задачи, с большей вероятностью запоминается. Поэтому преподаватели рекомендуют не зубрить, а несколько раз просматривать информацию, затем прерывать изучение и отвлекаться на другие дела. Кратковременные тактические перерывы позволят сохранить эффект незавершенности, благодаря которому вы будете мысленно возвращаться к изученному материалу. Информация с большей вероятностью останется в памяти до предстоящего экзамена или тестирования.

Кроме того, не следует ставить мысленную галочку и вешать на изученное ярлык «пройденный материал». Мозгу необходимо дать понять, что это только часть пройденного и вы продолжите дополнительно изучать тему в будущем. Так получится минимизировать побочное действие эффекта и не забыть всю информацию сразу после экзамена.

Эффективность применения феномена в обучении доказывают проведенные исследования. К примеру, японцы нашли способ использовать эффект Зейгарник, чтобы заинтересовать детей на школьных экскурсиях по истории. Для этого перед поездкой преподаватели читают неполную лекцию, а затем говорят детям, что во время экскурсии им предстоит выполнить задание: ответить на вопросы викторины по темам, которые уже были пройдены. Но на какие именно темы будет викторина, заранее не сообщают. По результатам исследования все, кто отвечал во время экскурсии на вопросы викторины, проявили большую вовлеченность: они с воодушевлением искали знакомые места и лучше запоминали новый материал, полученный на экскурсии. Кроме того, те, кому была прочитана неполная подготовительная лекция, лучше ответили на вопросы викторины.

Эффект Зейгарник также применяют в области преподавания русского языка как иностранного. Для этого используют упражнения с незавершенными текстами.

Бизнес-тренеры используют этот эффект при проведении вебинаров. Для этого они, к примеру, ставят группе задачу и не раскрывают правильный ответ. В результате участники постоянно мысленно возвращаются к задаче, фокус и концентрация внимания повышаются, они с нетерпением ждут разгадки. Более того, некоторые особенно активные участники в ходе тренинга предлагают свои варианты решения — в результате они включаются в процесс обучения еще сильнее.

Официант с избирательной памятью

Один из преподавателей Берлинского университета часто проводил семинары не в аудиториях, а в кафе — со своими студентами он обедал и дискутировал. Этим преподавателем был известный психолог Курт Левин.

В один из учебных дней Курт Левин и его студентка Блюма Зейгарник обратили внимание на то, что официант не записывает заказы, даже если они достаточно большие и сопровождаются дополнительными пожеланиями посетителей. Это вызвало у психологов интерес. Они подозвали официанта и попросили его повторить, что заказали за каждым столиком. Молодой человек выполнил их просьбу. Он отлично помнил детали неоплаченных заказов, но, как оказалось, не помнил тех, по которым счет был закрыт.

Избирательная память официанта натолкнула преподавателя и ученицу на интересную мысль: человек придает разное значение завершенным и неоконченным действиям. Позже Блюма провела серию исследований, посвятив этому феномену свою дипломную работу. Открытие, которое сделала студентка, впоследствии назвали в ее честь.

Феномен незавершенных действий

В ходе своих исследований Зейгарник сконцентрировалась на обосновании теории поля Курта Левина, согласно которой каждое взаимодействие между людьми или предметами устанавливает так называемую напряженность.

Во время одного из исследований участников разделили на две группы. Каждая группа получила несложные задания: собрать пазл, решить головоломку или математическую задачу. Разница была в том, что участникам одной группы позволили довести начатое до конца, а участникам другой — нет. Потом всех отпустили на перерыв, после которого исследователь спросила, помнят ли участники задания и попросила их перечислить. Выяснилось, что незавершенные задания запомнились практически в два раза лучше, чем те, что удалось доделать.

Таким образом, исследователи пришли к выводу: если человеку не дать возможность закончить начатое дело, он не только будет эмоционально напряжен, но и запомнит детали задания, сохранив доступ к следам памяти.

Блюма Зейгарник отмечает, что если действие не завершить, то намерение останется неосуществленным. Это, в свою очередь, приведет к созданию аффективной активности, которая впоследствии проявит себя в другой деятельности. В случае незавершенности — в постоянном воспроизведении действия в сознании.

Позже психолог Мария Овсянкина дополнила открытие Зейгарник своими экспериментами. Она выяснила: незаконченная задача, даже без каких либо напоминаний, воспринимается «квазипотребностью». Поэтому навязчивые мысли систематически возвращают нас к задаче, и мы испытываем потребность закончить прерванное действие — и тем самым прийти к разрядке.

Позже эксперименты, начатые Блюмой Зейгарник, продолжил исследователь памяти Джон Баддели. Он давал участникам анаграммы, которые они должны были решить за определенный отрезок времени. Если они не успевали решить их в заданный промежуток — получали ответ. Спустя некоторое время испытуемых спросили, помнят ли они ответы в анаграммах, и выяснилось, что участники лучше запомнили слова, которые не смогли разгадать.

Как побороть прокрастинацию

Эффект Зейгарник — не просто очередная «причуда» человеческого мозга. Это еще и инструмент, который позволяет удерживать в фокусе приоритеты. Если научиться им пользоваться, он может помочь справиться с прокрастинацией, повысить эффективность обучения, увеличить личную продуктивность и ментальное здоровье.

Тем, кто склонен откладывать дела в долгий ящик, необходимо заставить себя приступить к задаче, чтобы возникшее когнитивное напряжение подтолкнуло в дальнейшем завершить начатое.

Пример писателя Эрнеста Хемингуэя отлично демонстрирует, как можно браться за любое дело и доводить его до конца. Хемингуэй не пытался за один раз израсходовать все идеи и всю энергию. Он был уверен, что нужно просто приступить к работе, а затем заставить себя остановиться, отложить карандаш, оставить работу незавершенной и отойти.

Он считал: «Когда работается хорошо, переставай писать». Таким образом, его подсознание работало все время. И писатель не просто с воодушевлением возвращался к неоконченному делу — он возвращался с новыми идеями.

Поэтому алгоритм борьбы с прокрастинацией с применением эффекта Зейгарник будет таким:

При этом следует помнить: часто мы боимся начать, потому что задача слишком сложная или недостаточно структурированная. В этом случае следует сразу разбивать большие задачи на маленькие и сначала приступать к выполнению простых, а позже переходить к более сложным. К примеру, если необходимо сделать объемную презентацию, стоит разделить задачу на этапы: работа с текстом, поиск иллюстраций, редактирование — и так далее. И начать с самых легких.

Эффект Зейгарник в повседневной жизни

Пожалуй, один из самых ярких примеров, иллюстрирующих эффект Зейгарник,  — сказка «Тысяча и одна ночь». Шехерезада рассказывала часть истории и неожиданно обрывала ее. Шах не получал завершенной картинки, и ему было важно понять, что героев ждет дальше и чем закончится история.

Похожий прием используют в рекламных роликах и сериалах. К прерванной на самом интересном месте серии зрители вернутся с большей вероятностью, чем в случае если сюжет будет понятным и завершенным.

Еще 50 лет назад двое ученых, Дж. Хаймбэк и Дж. Джейкоби, провели исследования о применении эффекта в рекламе. И пришли к выводу: необходимо, чтобы ролик интриговал моментально. Тогда в случае прекращения просмотра человек почувствует некую незавершенность. Также будет лучше, если в самом сюжете будет недосказанность, — в этом случае вероятность запомнить бренд увеличивается.

Еще один пример работы эффекта Зейгарник — важные разговоры или встречи, которые неожиданно прерывают. Отсутствие элемента завершенности приводит к напряжению. В результате люди, не достигшие договоренности, не способны полноценно переключить внимание на другие задачи.

Когда действие феномена ослабевает

Работа эффекта зависит от разных факторов, в том числе от мотивации. Чем больше процесс эмоционально увлекает, тем больше будет беспокоить его незавершенность.

Одним из примеров влияния мотивации на эффект Зейгарник является исследование психолога Джона Аткинсона. Он, сосредоточившись на мотивационных аспектах завершения задачи, подтвердил действие феномена, при этом уточнив: на то, как мы запоминаем неоконченные дела, оказывают влияние индивидуальные различия. Все, кто подошел к заданиям с более высокой мотивацией, стараются решить как можно больше задач. Поэтому количество незавершенных заданий при ограничении времени увеличивается. Если же у участника уровень мотивации ниже, то невыполненные задания он запоминает хуже.

Кроме того, проявление эффекта зависит от вознаграждения. Феномен проявляется слабее, когда человек ждет награду за определенную часть работы. При этом перерыв в работе может уменьшить продуктивность и желание продолжать. Это подтвердили соответствующие исследования, в которых двум группам людей дали задание. Первой группе пообещали вознаграждение, а второй — нет. После оплаты к работе вернулись только 58% участников из первой группы и 86% — из второй. Также участники из первой группы тратили меньшее количество времени на каждую задачу. В результате исследователи сделали вывод, что награда, полученная за потраченное время, а не за количество выполненных заданий, уменьшает запас мотивации и, соответственно, интерес к выполнению задачи.

В свою очередь, китайские исследователи считают, что важно учитывать физиологические особенности каждого отдельного человека. Ученые обнаружили корреляцию между проявлением эффекта и объемом серого вещества в двустороннем гиппокампе и парагиппокампе. Больший объем вещества способствует более яркому проявлению феномена. По мнению исследователей, разгадка в том, что людям с такой анатомией проще концентрировать внимание на цели.

Оцените статью
Избавиться от тревоги