повышенный уровень тревожности у женщины признак заболевания

ПОВЫШЕННЫЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ У ЖЕНЩИНЫ ПРИЗНАК ЗАБОЛЕВАНИЯ Тревога

Экспериментальная психология
2023. Том 16. № 1. С. 101–118
doi:10.17759/exppsy.2023160106

ISSN: 2072-7593 / 2311-7036 (online)

Аннотация

Исследование обращается к отдельным компонентам и характеристикам самосознания в целях расширения потенциала консультативной работы психолога с проблемой высокой личностной тревожности. Предполагается, что в группах лиц с разным уровнем тревожности существуют статистически значимые различия в выраженности параметров самосознания. В качестве участников исследования выступают 125 человек в возрасте от 20 до 30 лет. Целью исследования явилось изучение структурно-содержательных характеристик самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в период ранней взрослости. Выявлено, что когнитивно-эмоциональный компонент самосознания оказывается на среднем уровне выраженности при общей тенденции к развитию внутренней дезадаптации с возрастанием уровня тревожности. Поведенческий компонент самосознания с ростом тревожности обнаруживает тенденцию к снижению саморегуляции, общий низкий уровень волевой регуляции, настойчивости и самообладания, ухудшение функционирования процессов моделирования и программирования. Наиболее сформированными процессами являются планирование и самостоятельность, выступающие копинг-стратегиями для снижения уровня тревожности. Гипотеза в целом получила эмпирическое подтверждение.

Общая информация

Ключевые слова: личностная тревожность, самосознание, ранняя взрослость, самоотношение, самооценка, уровень притязаний, саморегуляция

Рубрика издания: Психология личности

Тип материала: научная статья

Благодарности. Работа выполнена на базе УО «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка» (БГПУ), г. Минск, Республика Беларусь. Автор благодарит руководство Института психологии БГПУ, сотрудников кафедры общей и организационной психологии, кандидата психологических наук В. Е. Морозова, а также участников исследования — студентов различных факультетов университета. Особая благодарность выражается научному руководителю проекта — кандидату психологических наук Д. Г. Дьякову.

Принята в печать: 01.03.2023

Для цитаты:
Слонова А. И. Особенности самосознания лиц с высоким уровнем тревожности // Экспериментальная психология. 2023. Том 16. № 1. С. 101–118. D OI: 10.17759/exppsy.2023160106

Полный текст

Таким образом, целью представленного исследования является изучение структурно-содержательных характеристик самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в период ранней взрослости. Основной гипотезой выступает предположение о существовании значимых различий низкой, средней и высокой тревожности с выраженностью когнитивно-эмоциональных и поведенческих особенностей самосознания.

Метод

Исследование выполнено в парадигме неклассического типа научной рациональности. Теоретико-методологическая база исследования включает следующие методы: теоретический анализ общей и специальной литературы по проблеме исследования, тестирование с использованием стандартизированных методик для изучения необходимых параметров, обработка и анализ полученных данных при помощи статистических методов.

Участники исследования. Исследовательская выборка включает 125 участников от 20 до 30 лет (Ме=25,67), осваивающих педагогические специальности. Выборка состоит из 58 юношей и 67 девушек. Участие в исследовании принимают добровольно, с информированного согласия. Дифференциация по экспериментальным группам осуществляется на основании результатов, полученных на первом этапе исследования при помощи психодиагностического инструментария, направленного на определение уровня тревожности.

Результаты

На первом этапе исследования выделены следующие экспериментальные группы по критерию выраженности личностной тревожности:

— группа с низким и средним с тенденцией к низкому уровнями тревожности (31 человек);

— группа со средним уровнем (54 человека);

— группа с высоким уровнем тревожности (40 человек).

Далее обратимся к результатам второго этапа исследования. Интересующую нас экспериментальную группу высокотревожных лиц составляют 40 человек в возрасте от 20 до 30 лет (Ме=24,75)— 13 юношей и 27 девушек. Охарактеризуем особенности их самосознания с опорой на выделенные ранее компоненты.

Когнитивно-эмоциональный компонент самосознания: самоотношение, самооценка и уровень притязаний

Анализ сформированности самоотношения. В результате анализа и интерпретации данных, полученных при исследовании данной группы, выделены следующие особенности параметров самоотношения у лиц с высоким уровнем тревожности. У большинства представителей группы (от 55% до 93%) все параметры, характеризующие самосознание, находятся на среднем уровне выраженности (табл. 1).

Параметры самоотношения у лиц с разным уровнем тревожности (%)

По шкале «Открытость (Внутренняя честность)» 92,5% участников группы демонстрируют среднюю выраженность параметра. Им свойственен нормативный уровень рефлексивности, осознанности своего Я. Высокий уровень данного параметра в группе не обнаружен. Низкие значения, характеризующиеся закрытостью, слабой способностью к самоанализу, выявлены у 7,5% участников.

72,5% участников с высокой тревожностью характеризуются средним уровнем «Самоуверенности», что свидетельствует об отсутствии чрезмерного самомнения при адекватной уверенности в собственных качествах. 7,5% демонстрируют высокий уровень уверенности в себе. Низкие значения, свидетельствующие о неуверенности, неудовлетворенности собой, своими возможностями, выявлены у 20% участников группы.

72,5% участников демонстрируют средний уровень выраженности «Саморуководства» — в целом они осознают себя основным источником собственной активности и результатов, касающихся их деятельности и личности. Они способны к организации своего Я, демонстрируют обоснованность своих внутренних побуждений и целей. Высокий балл выявлен у 20%. Низкие показатели саморуководства, показывающие зависимость «Я» от внешних обстоятельств, обнаружены у 7,5% представителей группы.

Параметр «Зеркальное Я (Отраженное самоотношение)» у 82,5% выражен на среднем уровне, свидетельствующем об адекватных положительных представлениях о себе в глазах окружающих людей. Всего у 5% представителей группы с высокой тревожностью обнаруживается высокий уровень выраженности данного параметра. Низкий уровень выявлен у 12,5% — эти участники не ожидают от других людей симпатии и уважения к себе, сомневаются в том, что по отношению к ним может выражаться одобрение и понимание.

По шкале «Самоценность» у 80% участников обнаружены средние показатели, что соответствует в целом о положительной эмоциональной оценке себя, своего Я. У 20% выявлен высокий уровень, отражающий заинтересованность в собственном Я, любовь к себе, ощущение ценности собственной личности и одновременно предполагаемую ценность своего Я для других. Низкая самоценность в группе не обнаружена.

Параметр «Самопринятие» оказывается у 55% представителей группы на среднем уровне. 27,5% участников демонстрируют высокий уровень самопринятия, соответствующий дружескому отношению к себе, согласию с самим собой. Отсутствие перечисленных качеств, т.е. недостаток самопринятия, являющийся проявлением внутренней дезадаптации, выявлен у 17,5% участников.

60% участников обнаруживают средний уровень «Самопривязанности». Их отличает адекватная привязанность к своему Я, общая лабильность Я-концепции, способность меняться при необходимости, положительное отношение к себе. Высокие значения шкалы, говорящие о ригидности Я-концепции, не обнаружены. Низкие значения, свидетельствующие о желании что-то в себе изменить, соответствовать идеальному представлению о себе, неудовлетворенности собой, показывают 40% участников.

Параметр «Конфликтность» в группе лиц с высокой тревожностью в большинстве своем (75%) характеризуется средним уровнем выраженности, что свидетельствует о рефлексии, осознании своих трудностей, адекватном образе Я. Высокий уровень, характеризующийся наличием внутренних конфликтов, сомнений, несогласия с собой, тревожно-депрессивных состояний, сопровождаемых переживанием чувства вины, в данной группе обнаружен у 25%. Высокая конфликтность связана с недостатком самоуважения, недооценкой своей компетентности и т.д. Низкие значения конфликтности не обнаружены.

«Самообвинение» отличается средним уровнем выраженности у большинства участников группы (67,5%), что свидетельствует об адекватном уровне критичности к себе, собственным неудачам, недостаткам. Высокий уровень самообвинения у 27,5% участников служит индикатором отсутствия симпатии и сопровождается негативными эмоциями в свой адрес. Низкий уровень выявлен у 5% участников данной группы.

Таким образом, лица с высоким уровнем личностной тревожности демонстрируют в целом положительное самоотношение. Все характеризующие самоотношение параметры у большинства представителей группы находятся на среднем уровне. Также отмечается определенная тенденция к развитию внутренней дезадаптации с возрастанием уровня тревожности: при сравнении с лицами с низкой и средней тревожностью некоторые участники данной группы обнаруживают низкую внутреннюю открытость и самопривязанность при полном отсутствии высоких значений, более низкие показатели самоуверенности, саморуководства, самопринятия, отраженного самоотношения. Помимо этого, процент участников, демонстрирующих высокую конфликтность и самообвинение, в группе возрастает. Низкие же значения по данным параметрам отсутствуют.

Для проверки гипотезы о статистической значимости различий между экспериментальными группами применен критерий Краскела—Уоллиса (Kruskal—Wallis H-test), являющийся непараметрическим аналогом однофакторного дисперсионного анализа для сравнения трех и более независимых групп. Данный критерий используется, поскольку распределение в группах не подчиняется закону нормального распределения, что является нередким фактом в психологических исследованиях с выборками небольшого объема. Определено, что между группами с низким, средним и высоким уровнями тревожности существуют значимые различия в самоотношении по следующим шкалам: «Открытость (Внутренняя честность)» (H=13,383; df=2; p=0,001), «Самоуверенность» (H=18,034; df=2; p=0,0001), «Саморуководство» (H=11,660; df=2; p=0,003), «Зеркальное Я (Отраженное самоотношение)» (H=15,836; df=2; p=0,0001), «Самоценность» (H=7,304; df=2; p=0,026), «Самопривязанность» (H=20,018; df=2; p=0,0001), «Конфликтность» (H=40,419; df=2; p=0,0001), «Самообвинение» (H=29,221; df=2; p=0,0001).

При этом, согласно статистическому анализу, параметр «Самопринятие» в группах не обнаруживает значимых различий (H=3,906; df=2; p=0,142).

Анализ сформированности самооценки. Результаты диагностики самооценки представлены в виде гистограммы (рис. 1).


ПОВЫШЕННЫЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ У ЖЕНЩИНЫ ПРИЗНАК ЗАБОЛЕВАНИЯ

Рис. 1. Уровень самооценки у лиц с разным уровнем тревожности

Для большинства лиц с высоким уровнем тревожности (35%) характерна завышенная по невротическому типу самооценка. Завышенную самооценку без признаков невротизации в группе обнаруживают всего 2,5% участников.

Адекватной самооценкой, считающейся наиболее функциональной, обладают 22,5% участников группы. Заниженный уровень характерен для 22,5%. У 17,5% встречается заниженная самооценка с проявлением невроза. Таких участников характеризуют неприятие себя, наличие внутренних конфликтов.

Таким образом, большая часть лиц с высоким уровнем личностной тревожности демонстрирует завышенную по невротическому типу самооценку, как и участники из групп с низкой и средней тревожностью. Однако, в отличие от них, участники с высоким уровнем тревожности реже демонстрируют завышенный уровень самооценки, при этом обнаруживается значительное число лиц с заниженной и заниженной по невротическому типу самооценкой.

Посредством статистического анализа определено, что между группами с разным уровнем тревожности существуют значимые различия по уровню сформированности самооценки (H=15,283; df=2; p=0,0001).

Анализ сформированности уровня притязаний. Результаты диагностики уровня притязаний представлены в виде гистограммы (рис. 2).


ПОВЫШЕННЫЙ УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ У ЖЕНЩИНЫ ПРИЗНАК ЗАБОЛЕВАНИЯ

Рис. 2. Уровень притязаний у лиц с разным уровнем тревожности

У большинства представителей группы (57,5%) обнаруживается низкий уровень притязаний. Адекватно умеренный уровень притязаний демонстрируют 20%, высокий — 2,5%. Помимо этого, выявлены крайне высокий (2,5%) и крайне низкий (17,5%) уровни притязаний.

Таким образом, лица с высоким уровнем тревожности в большинстве своем обнаруживают низкий уровень притязаний. Умеренный и высокий уровни в данной группе, в сравнении с участниками с низкой и средней тревожностью, представлен у меньшего числа участников. Также стоит отметить не встречавшийся в других группах нереалистично завышенный уровень притязаний, характеризующийся переоцениванием своих способностей и возможностей. Такие люди берутся за непосильные для них задачи и часто терпят неудачи.

Однако анализ статистических данных демонстрирует отсутствие значимых различий по степени сформированности уровня притязаний в структуре самосознания (H=1,534; df=2; p=0,464).

Таким образом, предположение о наличии статистически значимых различий в когнитивно-эмоциональных особенностях самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности в целом подтверждена. В группах с низкой, средней и высокой тревожностью обнаруживаются различия в выраженности самооценки и отдельных характеристик самоотношения (открытость, самоуверенность, саморуководство, зеркальное Я, самоценность, самопривязанность, конфликтность, самообвинение). По уровню притязаний и самопринятию, однако, статистически значимых различий группы не обнаруживают.

Поведенческий компонент самосознания: саморегулирование

Анализ стиля саморегуляции поведения. У большинства представителей группы с высоким уровнем тревожности параметры, характеризующие стиль саморегуляции, преимущественно находятся на среднем уровне выраженности (табл. 2).

Параметры стиля саморегуляции у лиц с разным уровнем тревожности (%)

Показатели «Общего уровня саморегуляции» у большинства участников (47,5%) с высокой тревожностью имеют средние значения, что свидетельствует о достаточной самостоятельности, адекватном реагировании на изменение условий, сознательном формулировании и достижении целей. Высоким уровнем обладают 27,5%, низким — 25%. У последних потребность в регуляции своего поведения снижена, они более зависимы от ситуации и мнения окружающих людей.

«Планирование» характеризуется средним уровнем выраженности у большинства участников (45%), определяя, таким образом, в достаточной степени сформированное планирование деятельности, и высоким уровнем выраженности у 42,5% участников. У последних ярко выражена потребность в осознанном планировании своих действий, их планы реалистичны, детализированы, цели деятельности выдвигаются самостоятельно. Наконец, низкие показатели демонстрируют 12,5% участников, отличающихся недостаточной сформированностью навыков планирования.

Навык «Моделирования» развит у большинства представителей группы на среднем (45%) и низком (42,5%) уровнях. У участников с низкими показателями по шкале выявляется неадекватная оценка значимых внутренних условий и внешних обстоятельств, фантазирование, которое может сопровождаться резкими перепадами отношения к ситуации, последствиям своих действий. У таких индивидов часто возникают трудности в определении цели и алгоритма действий, отвечающих текущей ситуации. Всего 12,5% обнаруживают по данной шкале высокие баллы.

Навыки «Программирования» сформированы у большинства участников данной группы (67,5%) на среднем уровне. В целом у них развита потребность в продумывании способов своих действий для достижения намеченных целей. У 10% выявлен высокий уровень навыков программирования. У 22,5% участников обнаружен низкий уровень программирования, характеризующийся их неумением и нежеланием продумывать последовательность собственного поведения. Такие люди предпочитают действовать импульсивно, часто сталкиваются с несоответствием полученных результатов целям деятельности, действуют путем проб и ошибок.

Такой навык, как «Оценивание результатов», сформирован у большинства участников данной группы (60%) на среднем уровне и определяет достаточную развитость и адекватность оценки самого себя и результатов своей деятельности и поведения. 30% обнаруживают высокий уровень. У них сформированы устойчивые субъективные критерии оценки результатов, они адекватно оценивают факт рассогласования полученных результатов с целью деятельности, приведшие к нему причины. Низкий уровень по данному параметру обнаружен у 10% участников, которые не замечают своих ошибок, некритичны к своим действиям.

По шкале «Гибкость» большинство участников группы (50%) имеют средние баллы. У них в целом сформирована способность перестраиваться, вносить коррекции в систему саморегуляции при изменении внешних и внутренних условий. У 25% выявлен высокий уровень гибкости. Они демонстрируют пластичность всех регуляторных процессов. У 25% обнаружен низкий уровень. В динамичной обстановке они чувствуют себя неуверенно, с трудом привыкают к переменам в жизни, не способны быстро и своевременно планировать деятельность.

Результаты анализа свидетельствуют также о высоком уровне «Самостоятельности» у 50% представителей группы лиц с высокой тревожностью, что указывает на автономность в организации активности, способность самостоятельно планировать деятельность и поведение, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения. 37,5% обнаруживают средний уровень. У 12,5% обнаруживается низкий уровень самостоятельности, они зависимы от мнений и оценок окружающих, нуждаются в помощи окружающих при построении плана и программы действий.

Обобщая полученные данные, можно отметить незначительную тенденцию к снижению сформированности уровня саморегуляции с ростом тревожности. В целом, лица с высоким уровнем тревожности в большинстве своем обнаруживают средний уровень выраженности способности к саморегуляции. Однако при сравнении с менее тревожными участниками можно обнаружить тенденцию к возрастанию данных показателей, в частности моделирования и программирования. Наиболее сформированными процессами являются планирование и самостоятельность — в данной группе они более выражены, чем в группах с низкой и средней тревожностью.

Определено, что между группами с разным уровнем тревожности отсутствуют значимые различия по шкале «Общий уровень саморегуляции» (H=4,661; df=2; p=0,097). Из всех шкал, направленных на оценку стиля саморегуляции поведения, значимые различия обнаруживаются только по факторам «Моделирование» (H=27,933; df=2; p=0,0001) и «Программирование» (H=15,354; df=2; p=0,0001). « Планирование» (H=1,323; df=2; p=0,516), «Оценивание результатов» (H=1,270; df=2; p=0,530), «Гибкость» (H=6,334; df=2; p=0,042), «Самостоятельность» (H=4,933; df=2; p=0,085) характеризуются равной степенью сформированности — различия здесь не достигают статистической значимости.

Анализ сформированности волевой саморегуляции. Выделены следующие особенности саморегуляции у лиц с высоким уровнем тревожности (табл. 3).

Параметры волевой саморегуляции у лиц с разным уровнем тревожности (%)

Волевая саморегуляция у большинства участников данной группы (65%) находится на низком уровне сформированности, что свидетельствует об их высокой чувствительности, эмоциональной неустойчивости, неуверенности в себе. Высокий уровень демонстрируют лишь 10%, средний — 25%. Такие индивиды в целом способны сознательно управлять своими действиями, овладевать собственными эмоциональными состояниями в различных ситуациях, обладают достаточной рефлексией.

У 60% участников по субшкале «Настойчивость» выявлен низкий уровень выраженности, свидетельствующий о сниженном фоне активности, повышенной лабильности, импульсивности, которые могут приводить к непоследовательности поведения и снижению работоспособности. У 7,5% обнаружен высокий уровень настойчивости, у 32,5% — средний. Они обычно деятельны, работоспособны и целеустремленны.

По субшкале «Самообладание» у большинства участников (57,5%) обнаруживается низкий уровень выраженности. Таким индивидам свойственна спонтанность в сочетании с обидчивостью и предпочтением традиционных взглядов, которые являются защитой от интенсивных переживаний и внутренних конфликтов. У 15% участников выявлен высокий уровень, у 27,5% — средний.

Таким образом, лица с высоким уровнем тревожности демонстрируют общий низкий уровень волевой саморегуляции, проявляя тенденцию к снижению настойчивости и самообладания с ростом тревожности.

Согласно статистическому анализу, между группами с разным уровнем тревожности существуют значимые различия по общему уровню волевой саморегуляции (H=38,790; df=2; p=0,0001). Демонстрируется также наличие значимых различий по степени сформированности способности к проявлению «Самообладания» (H=22,290; df=2; p=0,0001), «Настойчивости» (H=37,364; df=2; p=0,0001).

Таким образом, гипотеза о наличии статистически значимых различий в развитии поведенческого компонента самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности частично подтверждена. В группах с низкой, средней и высокой тревожностью обнаруживаются различия в выраженности отдельных характеристик стиля саморегуляции (моделирование, программирование) и волевой регуляции, настойчивости, самообладания. Однако по общему уровню стиля саморегуляции поведения, навыков планирования, оценки результатов, гибкости, самостоятельности статистически значимых различий группы не обнаруживают.

Обсуждение

В исследовании описаны структурно-содержательные характеристики самосознания в период ранней взрослости у лиц с высоким уровнем личностной тревожности. Проведен сравнительный анализ выраженности различных характеристик самосознания при нормативной тревожности и высоком ее уровне. Согласно полученным данным, между группами лиц с низкой, средней и высокой тревожностью существуют значимые различия в выраженности некоторых характеристик самосознания. Обнаруживается более низкий уровень самоотношения (открытости, самоуверенности, саморуководства, самоценности, самопривязанности, конфликтности, самообвинения), самооценки, волевой саморегуляции, ее стиля (параметров моделирования, программирования), настойчивости, самообладания. При этом характеристики самопринятия, уровня притязаний, общего уровня саморегуляции и отдельных ее параметров (планирование, оценивание результатов, гибкость, самостоятельность) у лиц с высокой тревожностью выражены примерно так же, как и у индивидов с нормативным ее уровнем.

Таким образом, гипотеза, согласно которой у лиц с разным уровнем тревожности существуют статистически значимые различия в выраженности когнитивно-эмоциональных характеристик самосознания и поведения, в целом получает эмпирическое подтверждение.

Результаты исследования служат углублению и уточнению ранее описанных взаимосвязей эмоциональных характеристик личности с различными компонентами самосознания. Материалы могут быть использованы исследователями в области психологических наук при изучении самосознания личности, практическими психологами и психотерапевтами в целях разработки программ профилактики развития тревожных расстройств, психокоррекционных программ по работе с аспектами самосознания у лиц с высоким уровнем тревожности.

Литература

Всего: 1923
В прошлом месяце: 207
В текущем месяце: 11

Скачиваний

Всего: 374
В прошлом месяце: 47
В текущем месяце: 1

У женщин тревожные расстройства встречаются значительно чаще, чем у мужчин, включая генерализованное тревожное расстройство (ГТР), паническое расстройство и специфические фобии.

Симптомы тревоги могут проявляться по-разному у женщин и мужчин, а также в разные периоды продолжительности жизни женщин. Продолжительность жизни женщин включает в себя различные периоды гормональной функции, включая половое созревание, предменструальный период, беременность или послеродовой период (у некоторых женщин) и переход к менопаузе. Эти стадии приводят к важным соображениям лечения при лечении тревоги у женщин. При проведении оценки врач должен учитывать репродуктивные события и гормональный статус, а также половые различия в проявлении тревоги.

В исследовании, в котором приняли участие более 20 000 человек в Соединенных Штатах, совместные психиатрические эпидемиологические исследования выявили более высокие показатели прижизненной диагностики почти всех тревожных расстройств среди женщин. Основные характеристики тревожных расстройств включают субъективное переживание тревоги или страха, физиологическую реактивность и, часто, поведение избегания. Тревожные расстройства характеризуются тревожным предчувствием или страхом в ответ на предполагаемую угрозу. Тревога или тревожное предчувствие — это состояние, ориентированное на будущее, при котором человек обеспокоен потенциальными угрозами, тогда как страх возникает в ответ на непосредственную угрозу. Тревожные расстройства у женщин часто ускоряются или усугубляются в периоды гормональных колебаний, включая половое созревание, предменструальный период, беременность или послеродовой период и переход к менопаузе. В этом обзоре мы рассмотрим каждый из этих ключевых моментов в продолжительности жизни женщин и то, как проявляются тревожные расстройства и как их можно лечить в каждый момент времени.

Продолжительность жизни женщин

Половое созревание представляет собой уязвимое окно развития для возникновения тревожных расстройств. Именно в период полового созревания начинают проявляться половые различия в тревожности, причем их частота возрастает среди девочек, когда они вступают в подростковый возраст, независимо от возраста. Недавнее когортное исследование, в котором приняли участие почти миллион датских молодых людей, показало, что до наступления половой зрелости у мальчиков были более высокие показатели тревожных расстройств; однако с наступлением половой зрелости эта тенденция изменилась, показав девочек-подростков с более высокими показателями тревожных расстройств. В Соединенных Штатах в ходе лонгитюдного исследования сообщества ежегодно оценивались 1420 молодых людей в возрасте от девяти до 16 лет и была выявлена более высокая процентная распространенность большинства тревожных расстройств за три месяца среди молодых женщин. Среди немецкой молодежи в возрасте 14-24 лет паническое расстройство было более распространено среди девочек-подростков, чем среди мальчиков, с более ранним возрастом начала (11 лет).

Женское половое созревание характеризуется началом менструации и сопровождающими его ежемесячными колебаниями уровня стероидных гормонов яичников, описанными ниже. Стероиды яичников (например, эстрадиол, прогестерон) и их метаболиты нейроактивны, влияя на нейротрансмиссию на нескольких рецепторах в центральной нервной системе. Гормональные колебания, начинающиеся с полового созревания, могут играть определенную роль в этиологии тревожных расстройств; однако необходимы дальнейшие исследования в этой области. Половое созревание также может быть временем повышенного психосоциального стресса, также описанного ниже, который может способствовать возникновению симптомов тревоги.

Менструальный цикл

Простейшей характеристикой менструального цикла является то, что он включает в себя две стадии: фолликулярную и лютеиновую фазы. Однако уровни гормонов яичников довольно изменчивы как внутри, так и между фазами. В начале менструации, обычно считающейся 1-м днем цикла, уровень гормонов яичников эстрадиола и прогестерона низок. Однако в условиях повышения уровня фолликулостимулирующего гормона, секретируемого гипофизом, уровни эстрадиола в яичниках повышаются и достигают максимума при овуляции, примерно на 14-й день. При овуляции уровень прогестерона начинает повышаться, увеличиваясь более чем в 20 раз в течение лютеиновой фазы. Уровни эстрадиола снижаются сразу после овуляции, но затем снова повышаются совместно с прогестероном в срединной фазе. Наконец, во время поздней лютеиновой фазы уровни прогестерона и эстрадиола резко падают, если беременность не наступила, за чем следуют менструации и следующий цикл.

До 80% женщин репродуктивного возраста испытывают по крайней мере один физический симптом, симптом настроения или тревоги в лютеиновой фазе. Примерно у 20% наблюдаются значительные предменструальные симптомы. Меньшая подгруппа женщин, 5-8%, испытывают предменструальное дисфорическое расстройство (ПМДР), расстройство настроения, которое часто сопровождается сильным симптомом тревоги. Фактически, Ниллни и коллеги предположили общие биопсихосоциальные пути между тревожными расстройствами и ПМДР. Потенциальными причинами являются повышенная чувствительность к тревоге и предполагаемый контроль над событиями, связанными с тревогой. Женщины с тревожными расстройствами также могут испытывать предменструальное обострение симптомов, описанных ниже.

Беременность и послеродовой период

Во время беременности уровни эстрогена и прогестерона экспоненциально возрастают, а затем быстро падают в течение нескольких часов после родов. Стресс или депрессия во время беременности могут оказывать глубокое воздействие как на женщину, так и на плод, оказывая влияние на развитие в детстве и во взрослой жизни. Литература о влиянии пренатальной тревоги на потомство относительно невелика. В крупном продольном исследовании антенатальная тревога влияла на поведенческие и эмоциональные проблемы потомства независимо от депрессии. У женщин с наиболее выраженной тревогой во время беременности родились дети с двукратно повышенным риском поведенческих или психических расстройств после анализов, контролируемых на наличие сопутствующих факторов, включая послеродовое настроение матери и настроение отца до и после родов, что в большей степени соответствовало бы генетическим эффектам. Учитывая этот потенциал передачи стресса от поколения к поколению, клиницисты должны быть осведомлены о влиянии нелеченой тревоги как на мать, так и на потомство, и клиницисты также должны быть внимательны к появлению симптомов тревоги во время беременности. Систематический обзор 2014 года выявил высокую распространенность тревожных расстройств во время беременности, при этом ГТР, фобии и паническое расстройство являются одними из наиболее распространенных. Метаанализ показал, что может существовать связь между тревожными расстройствами и преждевременными родами или низким весом при рождении; однако оценки тревожности были разнородными.

Переход к менопаузе

По мере приближения менопаузы гормональный фон яичников неустойчиво колеблется, а месячные становятся нерегулярными. Система стадирования PENN-5 делит переход к менопаузе на пять стадий: пременопауза (регулярные менструальные циклы продолжительностью 21-35 дней), поздняя пременопауза (одно наблюдаемое изменение продолжительности цикла продолжительностью не менее семи дней), ранний переход (по крайней мере, два цикла с изменениями продолжительности цикла продолжительностью не менее семи дней), поздний переход (больше или равный трем месяцам аменореи) и постменопауза (больше или равный 12 месяцам аменореи). Тревога может усиливаться с переходом к менопаузе, а затем уменьшаться. Действительно, исследование здоровья женщин по всей стране, многосайтовое лонгитюдное эпидемиологическое исследование, показало, что даже женщины с низким уровнем тревожности, вероятно, испытывали усиление симптомов тревоги в период менопаузы. Переходный период менопаузы может быть временем повышенного стресса, потому что женщины переживают жизненный переход, сопровождающийся физическими симптомами, такими как приливы и бессонница. Фактически, исследования убедительно показали связь между приливами жара в перименопаузе и симптомами тревоги. У женщин, участвовавших в исследовании женского здоровья по всей стране, у которых не было высокого уровня базовой тревожности, вазомоторные симптомы, такие как приливы, увеличивали вероятность наличия высокой тревожности на этапах перехода к менопаузе.

Распространенность тревожных расстройств на протяжении всей продолжительности жизни женщин

В этом разделе мы описываем каждое из основных тревожных расстройств, уделяя особое внимание половым различиям и проявлению симптомов на протяжении всей жизни женщины.

Генерализованное тревожное расстройство

ГТР характеризуется постоянным, неспецифическим, трудно контролируемым беспокойством. Распространенность ГТР в течение жизни выше среди женщин (около 6%), чем среди мужчин (около 3%). В перинатальном периоде распространенность ГТР варьировалась от 0% до 10% в систематическом обзоре. По сравнению с мужчинами, женщины с ГТР часто предъявляют соматические жалобы, такие как усталость, мышечное напряжение или желудочно-кишечные симптомы. У женщин часто наблюдаются сопутствующие расстройства настроения, в то время как у мужчин часто наблюдаются сопутствующие расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

В ходе лонгитюдного исследования родителей и детей Avon была обследована популяционная группа в Соединенном Королевстве в возрасте от семи до 13 лет. Пик частоты “тревожных когнитивных реакций” у мальчиков и девочек пришелся на 10-летний возраст. Среди девочек самый высокий уровень вмешательства в повседневную жизнь наблюдался в возрасте 13 лет, тогда как среди мальчиков он снизился. Хотя в этом исследовании не оценивалась ГТР конкретно, когнитивные переживания являются ключевым аспектом ГТР. Литература о предменструальном обострении ГТР ограничена. Одно исследование женщин с ГТР показало, что более половины испытывали ухудшение симптомов тревоги перед менструацией на основании клинического интервью. Литература по ГТР во время беременности и после родов намного богаче. Гудман (27 лет) и Мисри (39 лет) опубликовали недавние обзоры перинатального ГТР. Вкратце, ГТР довольно распространен в перинатальном периоде, но симптомы может быть трудно отличить от обычных аспектов беременности и послеродового периода (например, бессонница, усталость, трудности с концентрацией внимания). Женщины с ГТР в анамнезе с большей вероятностью имеют рецидив в перинатальном периоде; в одном исследовании женщины с четырьмя или более предыдущими эпизодами ГТР значительно чаще испытывали ГТР во время беременности. Женщины с послеродовым ГТР были подвержены более высокому риску позднего серьезного депрессивного расстройства. Исследование из журнала «Стратегии менопаузы: поиск долгосрочных ответов на симптомы и испытания здоровья» показало, что у 16,6% женщин, переживающих перименопаузу, были легкие симптомы тревоги, а у 4,4% — умеренные или тяжелые симптомы, на основе шкалы ГТР-7.

Паническое расстройство

Основной особенностью панического расстройства является неожиданная, но кратковременная вспышка страха, сопровождающаяся физическими симптомами “дерись или беги” (например, тахикардией, болью в груди, тошнотой) и сопровождающаяся чрезмерным беспокойством о дополнительных приступах или их последствиях. Паническое расстройство встречается у женщин как минимум в два раза чаще, чем у мужчин. Женщины часто испытывают страх, связанный с физическими симптомами паники, в то время как мужчины могут уделять больше внимания социальным последствиям панической атаки.

По мере того, как девочки достигают половой зрелости, вероятность панических атак возрастает. При каждом увеличении стадии Таннера наблюдалось двукратное увеличение частоты панических атак в выборке из почти 1000 девочек в перипубертатном периоде. Люди с высоким уровнем чувствительности к тревоге могут быть особенно уязвимы к приступам паники. Подростки сами сообщали о более высокой чувствительности к тревоге на ранних стадиях полового созревания, чем на более поздних стадиях, но они не сообщали о половых различиях. В исследовании здоровых подростков в возрасте 12-17 лет, те, у кого более поздний пубертатный период и повышенная эмоциональная реактивность, наиболее вероятно, испытывали симптомы паники при гипервентиляции, после анализов, контролируемых по возрасту и полу.

В предменструальный период женщины с паническим расстройством в одном исследовании сообщили о повышенной тревожности состояния, чувствительности к тревоге и беспокойстве по поводу телесных ощущений или болезни по сравнению с контрольной группой. Женщины также физиологически более реактивны на беспокойство, демонстрируя большее увеличение проводимости кожи в лютеиновой фазе по сравнению с фолликулярной фазой. В небольшой выборке женщин с паническим расстройством пациентки ретроспективно сообщали об усилении симптомов паники в предменструальный период, но этот вывод не был подтвержден проспективными оценками симптомов. Фактически, результаты показывают, что симптомы паники обычно не обостряются в предменструальный период у женщин с диагнозом панического расстройства. Тем не менее, некоторые исследователи предположили сходство между паническим расстройством и ПМДР, поскольку пациенты с любым диагнозом более склонны к паническим атакам в лабораторных исследованиях.

Первое проявление панического расстройства возникает внутриутробно у 3-11% женщин с этим расстройством. Впервые возникшее паническое расстройство во время беременности связано с более высоким риском рецидива при последующих беременностях. Женщины с предыдущим диагнозом панического расстройства или другого тревожного расстройства подвергаются повышенному риску развития панического расстройства в перинатальном периоде. У женщин, которые испытывали приступы паники во время беременности, в 2,29 раза повышался риск рождения ребенка маленького для гестационного возраста и в 2,54 раза (скорректированное отношение шансов) повышался риск преждевременных родов по сравнению с контрольной группой здоровых женщин. Женщины с паническим расстройством, у которых не было приступов паники во время беременности, подвергались аналогичному риску преждевременных родов по сравнению с женщинами без панического расстройства. Интересно, что у некоторых женщин с паническим расстройством симптомы улучшились во время беременности. В лонгитюдном исследовании более 2500 беременных женщин паническое расстройство не было связано с повышенным риском преждевременных родов в анализах, скорректированных с учетом таких факторов, как другие психические расстройства, употребление никотина или алкоголя, расовая и этническая принадлежность, а также история предыдущей беременности, и это лишь некоторые из них.

Во время перименопаузы паническое расстройство может возникнуть или усугубиться. Интересно, что может существовать связь между приливами жара и приступами паники. Приливы ощущаются как ощущение прилива крови или жара, часто с выделением пота; начало внезапное и быстро достигает максимума, как при приступах паники. Оба могут включать потоотделение, учащенное сердцебиение, одышку и тошноту; оба могут быть вызваны экспериментально йохимбино; и оба реагируют на лечение клонидином, габапентином, селективными ингибиторами обратного захвата серотонина (СИОЗС) и селективными ингибиторами обратного захвата норэпинефрина (СИОЗСН).

Специфическая фобия

Социальное тревожное расстройство характеризуется чрезмерным страхом перед социальными ситуациями или производительностью, в которых вас могут осудить другие. Распространенность в течение жизни несколько выше у женщин (примерно 5-15%), чем у мужчин (примерно 4-11%). Национальное эпидемиологическое обследование по алкоголю и связанным с ним состояниям обследовало более 43 000 взрослых в Соединенных Штатах с использованием критериев DSM-IV и выявило распространенность 5,67% среди женщин и 4,20% среди мужчин. Беспокойство женщин часто сосредоточено на результатах деятельности (например, пристальном внимании авторитетных лиц, еде и питье в присутствии других), и у женщин часто наблюдаются сопутствующие расстройства настроения.

Социальное тревожное расстройство обычно начинается в возрасте до 18 лет; одно исследование показало, что почти у 80% людей с диагнозом расстройства начало наблюдаться в возрасте до 18 лет. Однако обсуждается вопрос о том, возникает ли социальное тревожное расстройство чаще в период полового созревания или на более ранних стадиях развития. Продольное исследование с участием более 1000 девочек в перипубертатном периоде и изменяющейся во времени моделью пубертатного периода показало, что менее выраженный пубертатный статус был связан с большим количеством симптомов социальной тревоги, о которых сами сообщали. Хотя это подтверждается другими исследованиями, более раннее половое созревание также было связано с усилением симптоматики социальной тревоги. В лонгитюдном исследовании, в котором участвовали мальчики и девочки в возрасте от девяти до 16 лет, переход к подростковому возрасту привел к увеличению показателей социальной тревожности у девочек, но не у мальчиков. Среди женщин репродуктивного возраста с социальным тревожным расстройством 45% испытывали более серьезные симптомы тревоги в предменструальной фазе в небольшой выборке. В одной выборке симптомы уменьшились во время беременности, вернувшись к уровню до беременности после родов. Мало что известно о течении социальной тревожности в перименопаузе.

Тревога в контексте нарушений менструального цикла

Женщины испытывают нормальные ежемесячные колебания уровня нейроактивных стероидов во время менструальных циклов. Подгруппа женщин, примерно 5-8%, по-видимому, более чувствительна к этим колебаниям, чем другие, и у них наблюдается предменструальный дисфорический синдром. П МДР само по себе имеет сильный тревожный компонент, и женщины с ПМДР часто имеют сопутствующее тревожное расстройство. Согласно обзору литературы, у женщин с ПМДР были сопутствующие ГТР (до 40%), паническое расстройство (25%) и социальное тревожное расстройство (примерно 20%). Таким образом, при оценке женщин, у которых наблюдается предменструальный синдром или другие симптомы предменструального настроения (например, ПМДР), клиницисты должны учитывать, присутствует ли сопутствующий компонент тревоги.

Женщины с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ), который характеризуется повышенным уровнем андрогенов и нерегулярными менструальными циклами, подвержены риску расстройств настроения и тревоги. У женщин с СПКЯ и нерегулярными менструальными циклами, страдающих гирсутизмом, симптомы тревоги были выше, но не депрессивные симптомы, чем у женщин в контрольной группе. Среди женщин с СПКЯ, которые сбросили вес во время 16-недельного курса приема оральных контрацептивов или программы изменения образа жизни, симптомы тревоги значительно уменьшились. При лечении заболеваний, связанных с гормонами яичников, таких как СПКЯ, клиницисты должны знать, что также могут возникать тревожные или аффективные симптомы.

Беспокоитесь о своем психическом здоровье? Предлагаем пройти диагностику у наших высококвалифицированных психиатров в Москве. Мы работаем строго в соответствии с принципами доказательной медицины, соблюдаем профессиональную этику и поддерживаем высокое качество обслуживания пациентов. При обращении к нам гарантируем полную конфиденциальность без постановки на учет.

Помочь Вам готовы более 50 опытных специалистов центра «Эмпатия». Получить эффективную помощь наших психиатров, психотерапевтов, психологов и эндокринолога можно на очном приёме в Москве и Реутове, а также в формате онлайн-консультации в любой точке мира. Отметим, что выписка рецептов по итогам онлайн-приёма возможна!

Оцените статью
Избавиться от тревоги